Фанфики KatherineRU

Страница 1 из 2 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Фанфики KatherineRU

Сообщение автор Француз в Пт 13 Янв 2012, 10:02

Катерина скопируй сюда начало а потом сюда выкладывай продолжения удачи

Француз
Истинный любитель трилогии

Сообщения : 47355
Дата регистрации : 2010-06-03
Возраст : 47
Откуда : курган

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 13 Янв 2012, 10:12

Всем привет)) Читала на досуге ваши произведения (я всех авторов имею в виду) и млела))) Честное слово - богата, все-таки, наша земля)) И так я впечатлилась всем прочитанным, что меня аж саму на писанину потянуло Smile Сижу вот на работе, мне бизнес план писать надо, а я фанфик пишу...ужас..
Выкладываю на пробу... не судите строго, если что... Я не такой уж большой знаток ЭиР, в смысле, до мелочей не помню. Я больше по Беверли Хиллз 90210 специалист)))

Авторская ремарка: Время действия - где-то 2002-2004 гг... ну, по крайней мере, я исхожу из того, что героям где-то в районе 30... Как-то так. Названия пока нет. А может, и не будет. А может, название будет "Без названия"...

Поехали!

ОН
Он был пьян. Нет, не так. Он был мертвецки, адски пьян. Все, что окружало его в данный момент, потеряло всякое значение. В ушах шумело, комната кружилась, лица окружавших его людей расплывались в причудливые, страшные маски. Он откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. Нет, так еще хуже. Почувствовал, как тошнота подступает к горлу и подался чуть вперед. Кажется, мы на грани еще одного публичного скандала, старик. Какой-то неизвестный человек с неприятным одутловатым лицом подсел к нему, пыхтя и растегивая пуговицы пиджака, услужливо поставил перед ним стакан и наполнил его виски.
- Давно мечтал с Вами познакомиться, мсье Рокье - произнес неприятный тип и протянул ему стакан. - Я, знаете ли, Ваш поклонник.
Слова доходили до сознания плохо и какими-то обрывками. О, виски? Ну что же, давай выпьем, толстяк…
- За ЛЮБОВЬ! – пытаясь встать, крикнул он. Ноги подвели, встать не получилось, а вот с громкостью, похоже, нормально вышло. Из толпы танцующих быстро вынырнула невысокая молоденькая брюнетка в джинсах и маечке, щедро украшенной паетками, и рванула прямиком к нему.
- Кристиан, ты с ума сошел? – зашептала она ему в ухо, забирая из его рук стакан. – Полный клуб народа! Что ты творишь? Когда ты успел? Кто это? Где Жак?
- Милая Ани, много вор..мноро..мно-го воп-ро-сов – с тудом произнес он. – Жак ушел домой. Дааа, я ему сказал «ии-диии в жопу, Жак» и он ушел. Хороший парень, этот Жак…послушный…
Щелк! Вспышка. Щелк! Щелк! Щелк! Незнакомый толстый господин, еще недавно угощавший его виски, с невиданной для своей комплекции прытью прыгал вокруг них с Ани, беспрерывно щелкая затвором фотоаппарата.
- Жак! – закричала Ани, закрывая собой ничком лежащего на диване Кристиана. Щелк! Щелк! Она паниковала. Кристиан Рокье был одним из самых важных клиентов их агенства. Ее первым настоящим клиентом. Боже, что скажет Полин, когда вернется… Да где же этот чертов Жак??!!
Жак появился неожиданно. С высоты своих 2х метров медленно опустил руку на плечо увлеченному работой толстяку. Так же медленно разжал его руку и забрал фотоаппарат. Медленно и скурпулезно удалил все фотографии. Вернул аппарат владельцу и тихо произнес:
- В следующий раз это будет ТВОЯ память.
- Господи, Жак, спасибо! Я же думала, ты и правда домой ушел. Кристиан сказал, он тебя отпустил, и я…
- Ани. Он меня в жопу послал, а не домой отпустил, - пробасил сверху Жак. – Давай выводить его отсюда. Сейчас слетится воронье. Че он у тебя так нажрался-то? Две ж недели держался нормально…
Ани села рядом с Кристианом, потрепала его за плечо.
- Эй! Кристиан! Слышишь? Поднимайся, поедем домой. Хватит гулять, завтра тяжелый день.
- …зав-тра тя-же-лый день… - повторил за ней Кристиан и закрыл глаза. Да у меня каждый день - ад, дура…
- Кристиан, ну давай. Ты же не хочешь, что бы я позвала Жака и он вынес тебя отсюда на руках? Эй! – Ани заметила, как из-под опущенных ресниц Кристиана скатилась слеза. Девушка опустилась рядом с ним на колени и аккуратно провела рукой по его волосам. – Поедем домой, а?
Он немедленно уловил нотку жалости в ее голосе. Даже будучи в бессознательном состоянии - он ненавидел, когда его жалели. Каким-то невероятным усилием воли поднял себя с дивана. Сел.
- Я приведу себя в порядок. И едем, - четко выговорил он и рывком поднялся. Голова предательски закружилась, и он почти уже рухнул на столик, заставленный бокалами и бутылками. К счастью, Жак успел подхватить его.
- Проводить тебя?
- Ты мне еще, может, подержишь? – Кристиан поднял на Жака затуманенный взгляд. И уже еле слышным за музыкой шепотом добавил – Умоляю, отойди…
Жак сделал шаг в сторону и Кристиан неуверенно прошел мимо них с Ани.
Ани смотрела на удаляющуюся по странной траектории фигуру и пыталась убедить себя, что худшее уже позади.
- Мой тебе совет: звони Полин, - задумчиво изрек Жак, когда Кристиан окончательно потерялся среди танцующих. – давненько так плохо не было…
Глаза Ани наполнились слезами. Первый раз…первый раз ей доверили важного клиента и она так облажалась… А ведь день начинался так хорошо…И Кристиан был вежлив и приветлив… Господи, ну ведь она и отошла-то на каких-то 15 минут…Какой черт дернул ее вообще тащиться в этот клуб? И почему, черт возьми, никто ее не предупредил, что Кристиан – законченный алкоголик???
***
На нетвердых ногах он зашел в туалет, кое-как, с большим трудом, цепляясь за стены, дотащил себя до раковины. Обрел более-менее устойчивое положение, включил воду. Холодную, конечно. Плеснул себе в лицо живительной влагой. Немного подумав, сунул под кран голову. Да. Так хорошо. Так и стоял бы… всю жизнь… Сознание понемногу прояснилось, штормить перестало, мир вновь обрел звуки и цвет. Звуки и цвет… Ха!… Выключил воду, поднял голову, нашел в себе силы открыть глаза…и уперся взглядом в свое собственное отражение. Черт, старик, выглядишь как дерьмо…впрочем, почему бы дерьму не выглядеть как дерьмо?...нормально выглядишь, старик…как положено выглядишь…. Долго и пристально рассматривал свое отражение. Поморщился, с презрением вспомнив, как мог часами смотреть на себя, как любил себя, как ему нравилось нравиться…. Долбаный павлин… Знакомое чувство ненависти поднялось откуда-то из глубин разбуженного алкоголем подсознания. Черная, липкая, отвратительная масса…и рядом – вечный ее спутник, не менее липкий и не менее отвратительный. Страх. Боже, как же это все ему надоело! Как надоело смотреть на себя, слышать себя, чувствовать…и понимать, что нет и не будет больше в его жизни ничего светлого, ничего хорошего. И бояться, что не будет. И просыпаться в холодном поту от того, что сташно. Страшно никогда больше не увидеть ее. Не вдохнуть ее. Не обнять…ее. И ненавидеть себя за это. Люто ненавидеть…
Мгновение – и кулак летит в его же собственное отражение в зеркале. Звона осколков он уже не слышит – звуки и краски вновь померкли…
Дальше была выбитая дверь, охрана клуба, испуганные глаза Ани, и ничего не значащие, бессмысленные обрывки фраз:
- Кристиан!!!
- Мсье Рокье! Эй!
- Оставь, Леон. Это его нормальное состояние.
- Кристиан! Пожалуйста!
- Мадемуазель, забирайте его. Стоимость зеркала спишем с его счета.
- Кристиан! Ты слышишь меня?
- Господи, да не слышит он. Леон, помоги мадемуазель отнести его до такси.
- Да нормально все. Он всегда это проделывает.
- Кристиан! Кристиан! Слышишь меня?

Он не слышал.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 13 Янв 2012, 10:13

ОНА
Она проснулась от того, что луч солнца, пробившийся сквозь опущенные жалюзи, щекотал ей нос. На губах застыла улыбка – солнечная, открытая – сон был чертовски приятным. Сладко потянулась и, все еще улыбаясь, протянула руку за будильником. Нащупав его, поднесла к глазам, которые категорически отказывались открываться. С трудом открыв-таки один глаз, сфокусировалась на стрелках.
- Черт, черт, черт!!!! Черт!!! – сон как рукой сняло, резким движением вынырнула она из-под одеяла и заметалась по комнате.- Стив! Стив, вставай! Мы проспали! – два раза бухнула рукой в стенку, параллельно пытаясь надеть халат, найти заколку и телефон. «Ага, вот ты где, - телефон нашелся почему-то под подушкой, - ну-ка, иди к мамочке, изобретение века! Блин, какой же у них номер? Черт! – и она рванула на кухню, вспомнив, что записывала вчера этот самый нужный номер на первой странице какого-то журнала, который приволок Стив. Нажимая не проснувшимися еще пальцами кнопки телефона, она отчаянно ругалась на телефон («кто делает такие мелкие кнопки, по ним же совершенно невозможно попасть!»), на номер («не могли, что ли, номер нормальный завести? Разбросало цифры по всей клавиатуре!») и на Стива («совершенно невозможно на него положиться, ну что за человек!»). Наконец, номер был набран, она присела за стол и пару раз глубоко вдохнула.
- Алло? Доброе…эээ… добрый день. Я бы хотела поговорить с миссис Тайлер. Мисс МакКормик. Да, я подожду. Спасибо.
Стив, выползший, наконец, из своей берлоги на белый свет, теперь стоял в дверях и наблюдал за Джоанной, в его голубых глазах прыгали чертики смеха.
- Боже, сис, ну что за лицо? И что за голос? Такое ощущение, что ты позвонила в белый дом, а не нашей тетке!
- Заткнись, Стив! – прошипела девушка. Телефонная трубка теперь была теперь зажата между плечом и ухом, а сама она пыталась совладать с копной золотисто-рыжих волос, - А то я сейчас не сдержусь и отправлю тебе в голову вот эту самую пепельницу, которую ты вчера так и не соизволил убрать со стола!
- Джо! – притворно обиженно запричитал парень, - как ты можешь, Джо! Разве не ты обещала маме и папе, что будешь любить меня и заботиться обо мне??? – Стив с трудом сдерживал смех. Нет на свете ничего смешнее, чем его младшая сестренка, пытающаяся управлять своими эмоциями. Губы плотно сжаты, ноздри раздуваются, взгляд исподлобья, огромные синие глаза того и гляди начнут метать молнии…она уже и думать забыла про попытку собрать волосы, и теперь они рассыпались крупными волнами по плечам. Медуза Горгона во плоти!
- Стив, уйди… - угрожающе произнесла Джоанна, - а не то, клянусь всеми… - Да, тетя Синди! – куда подевалась секунду назад бушевавшая фурия? - Я тоже очень рада слышать Вас! Да, да, мы уже практически выехали! Я просто не хотела звонить раньше, не хотелось Вас отвлекать….
Стив, уже не сдерживая хохота и передразнивая Джоанну, двинулся в направлении ванной. Надо пользоваться тем, что она пока свободна. Если первой туда попадет Джо, то пиши пропало…
Через 15 минут оба они – брат и сестра – оба высокие, златовласые и голубоглазые, в деловых костюмах, при полном параде в торопях допивали кофе на их маленькой кухне в Хьюстонской квартире. Что касается Джоанны, то она уже давно мчалась бы в офис к тетке, но Стив категорически отказался куда бы то ни было ехать, пока не выпьет свой кофе. Да, и с бутербродом, пожалуйста. Теперь Джоанна нетерпеливо барабанила пальцами по столу и качала ногой.
- Джо, ты мне мешаешь. Ты так дрыгаешь ногой, что стол ходуном ходит. Посмотри, весь кофе расплескался. Придется заново делать.
- Стив! – девушка посмотрела на часы – мы и так опоздали! Нас же ждут!
- Ну и что? Это же она хотела нас видеть, а не мы ее. Так что подождет. Я вообще не понимаю – на черта мы сюда приперлись? Ну скажи, разве нам плохо было на нашем ранчо? А? И какого хрена ты нацепила на меня этот идиотский костюм? И галстук? Знаешь же, я терпеть этого не могу!
- Господи, Стив, ну что ты разворчался? – произнесла Джоанна и удивленно замолчала. Что-то кольнуло под лопаткой… «мой милый ворчун…»…она быстро продолжила - Тетя Синди единственная наша родственница. И я правда очень-очень-очень хочу наладить с ней отношения. У нее же, кроме нас, тоже больше никого нет…понимаешь…
- Я понимаю, сис, понимаю – Стив приобнял девушку за плечи, - но галстук мне все равно не нравится. И бутерброд свой я-таки доем. Все равно опоздали уже.
- Ты неисправим, - вздохнула Джоанна и принялась изучать купленный вчера Стивом журнал. Опять что-то про музыку. С тех пор, как брат увлекся гитарой, этой макулатурой был завален весь их дом на ранчо, а теперь вот и хьюстонская квартира. Было время, когда она и сама с увлечением рассматривала подобные издания…ах, что это было за время…. «Стоп! Это – запретная зона!» - мысленно одернула она сама себя. Глубоко вдохнула и заставила себя переключиться на «потрясающе интересную» статью о гитарах, которую вчера ей тыкал в нос Стив. Стащив с его бутерброда кусок сыра (что, естественно, заново включило бухтельный аппарат брата), Джоанна погрузилась в рассеянное чтение. «Мда…это какой-то гитарный маньяк писал, похоже, - подумала она, переворачивая страницу, - не то, что бы я считала себя идиоткой, но я реально поняла только два слова – «струна» и, собственно, «гитара»». От этой мысли ей стало так смешно, что она бесшумно захихикала…
И замерла, как-будто подчинившись чьему-то неслышимому приказу. И дурацкая улыбка так и застыла на лице.
С разворота следующей страницы на нее смотрел Кристиан.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вс 15 Янв 2012, 21:28

Авторская ремарка: это ужас, сколько ошибок я у себя обнаружила((( Прошу за это прощения! Критика приветствуется)) причем критиковать можно (и нужно) все: стиль, сюжет, язык...

ОН

Девушка в легком кремовом платье задумчиво всматривалась в горизонт. Ветер играл ее волосами, и она то и дело отводила непослушные пряди от лица. Он смотрел на нее и не верил своему счастью. Сидя на белом песке, он любовался той, которую любил больше жизни, той, которая вдохновляла его, наполняла его жизнь смыслом… той, которая только что согласилась стать его женой. Он улыбнулся и тряхнул головой, все еще боясь, что это неправда. Она уловила это его движение и повернулась к нему.
- Чему ты улыбаешься, мой любимый Кри-Кри? – спросила она и опустилась на песок рядом с ним. У него перехватило дыхание – то ли от ее слов, то ли от того, что она была так близко.
- Я счастлив, - просто ответил он.- Я счастлив, потому что у меня есть ты.
Она протянула к нему руки и обняла за шею. Придвинулась чуть ближе так, что теперь они касались друг друга лбами. Вот оно. Нигде и ни с кем больше не чувствовал он себя так спокойно и так защищенно, как рядом с ней. Она чуть отстранилась, посмотрела на него так, как только она одна умела, и нежно коснулась губами его лба.
- Я пойду пройдусь по пляжу, - улыбаясь сказала она и встала. Он поймал ее руку:
- Ну уж нет. Я тебя больше никуда не отпущу…


***
Ани нервно мерила шагами огромную гостиную в квартире Кристиана. С момента их возвращения из клуба прошло уже 8 часов, а Кристиан все еще не подавал никаких признаков жизни. Она снова посмотрела на часы – уже, наверное, двадцатый раз за последние 15 минут. Десять. Ани снова подошла к двери его спальни, куда Жак ночью заботливо отнес бесчувственное тело, и постучала:
- Кристиан! Кристиан, ты слышишь? Вставай! Эй! Подъем! Аспирин на тумбочке. – Никакой реакции. Она постояла рядом с дверью еще минуту, прислушиваясь к звукам с той стороны. Тишина. Помедлив еще немного, приоткрыла дверь. Картина ничем не отличалась от той, что она наблюдала полчаса назад, когда проделала тот же самый ритуал: Кристиан лежал на кровати, подтянув коленки к груди и обняв подушку. Голова чуть откинута назад, черные волосы беспорядочными прядями упали на лицо.
- Кристиан, - негромко произнесла девушка. На этот раз она решилась войти в комнату.- Кристиан, ну пожалуйста! Надо вставать, понимаешь? У нас много дел сегодня. – Она легонько тронула его за плечо. Ничего. Тогда она, приложив гораздо больше усилий, попробовала еще раз:
- Кристиан, немедленно вставай! Ну что за детский сад ты мне устраиваешь? - И опять ничего. Ани присела на кровать рядом с Кристианом. Господи, ну за что ей это? На два назначена пресс-конференция, посвященная выходу нового диска и приуроченного к этому событию мировому турне. Все агентство работало на износ в течение последних шести месяцев, что бы все прошло без сучка, без задоринки – и вот теперь все это под угрозой срыва, потому что этот засранец никак не может прийти в себя после… неважно после скольких стаканов виски… Девушка паниковала. Из головы никак не шли вчерашние слова Жака: «…звони Полин…давненько так плохо не было…»… Ну уж нет! Полин она звонить не будет. У той и так проблем хватает, без этого идиота. Ани решительно схватила Кристиана за плечи и как следует встряхнула его. Реакции не последовало, только волосы от резкого движения откинулись назад, открыв его лицо. Ани вздохнула и пристально посмотрела на Кристиана, размышляя о том, что еще можно предпринять, что бы этот кретин хоть как-то начал приходить в себя. И тут девушка с удивлением заметила, что Кристиан…плакал…
- Да что же с тобой происходит? – пробормотала девушка и, повинуясь какому-то неведомому инстинкту, аккуратно провела рукой по его лицу. Она не очень-то много знала о нем. Он был клиентом их PR- агентства достаточно давно, но всегда был под личной опекой Полин. Еще бы, она всеми силами оберегала курочку, несущую золотые яйца. Все в агентстве знали, что он талантливый музыкант, автор нескольких потрясающе красивых баллад и трех разошедшихся миллионными тиражами дисков. Но так же он был известен как одиночка, мрачный тип, который никогда не улыбается, и обладатель отвратительного характера. Ее всегда удивляло, как этот человек умудрялся писать песни, которые вынимали из тебя душу, заставляли сердце замирать и таять, скатываясь слезами по щекам. И вот сейчас она видела перед собой какого-то другого Кристиана. Не того, который при первом знакомстве с ней мрачно окинул ее равнодушным взглядом и сухо пожал руку. Не того, который на вчерашнем интервью послал журналиста, потому что тот спросил, правда ли, что он черпает свое вдохновение в алкоголе и наркотиках (она потом, кстати, убила три часа на то, что бы уладить этот инцидент). Не того, который за все время их совместной работы ( ну хорошо, не так уж долго они и работают, но все-таки) едва удостоил ее пяти-шести слов, два из которых были «дура» и «идиотка». И не того, который разбил вчера зеркало в клубе. Сейчас перед ней был другой человек. Ани вгляделась в его лицо. Трагическая морщинка, пересекающая обычно его лоб, сейчас исчезла. Заостренные черты лица, чувственные губы, растянуты в странной полуулыбке, на впалых, покрытых щетиной щеках мокрые дорожки от слез. Он был похож на маленького ребенка, образ известного рокера совсем не вязался сейчас с эти человеком…
Ани вздохнула и вышла из комнаты. Нужно было что-то делать.
- Ладно, герой. Даю тебе еще 15 минут…- с этими словами девушка отправилась на кухню. – Сварю пока кофе, может, запах тебя поднимет с кровати…да и мне это не помешает…
В кармане завибрировал телефон. Ани поставила на стол банку с кофе и сняла турку с плиты. Посмотрела на номер звонившего и поморщилась – звонил Жак. Сейчас опять будет нагонять на нее ужас и убеждать позвонить Полин.
- Привет, Жак, - вложив в свой голос максимум оптимизма, прощебетала Ани. – Как дела?
- Это я у тебя хотел спросить, - Жак звучал растерянно, Ани мысленно ликовала. – Как Кристиан? Ты его подняла?
- У нас все в порядке. Мы как раз собирались кофе пить. Кристиан в ванной. Слушай, я не могу говорить, у меня кофе на плите…
- Я понял, - в голосе Жака послышались нотки недоверия, но Ани знала, что свои сомнения он сейчас озвучивать не будет. – Я заеду за вами в час. Будьте готовы. Полин просила повторить с ним основные пункты.
- ОК, - как ни в чем не бывало ответила девушка. – Без проблем.
Жак отключился, Ани в сердцах швырнула телефон на стол. Полин просила… Значит, Жак уже успел рассказать ей о том, что случилось ночью. Наверное, правильно будет ей, все-таки, позвонить… Ани поискала взглядом телефон, который, почему-то, обнаружился на полу, рядом с холодильником. Девушка поставила турку обратно на огонь – кофе, все-таки, хотелось – и наклонилась за телефоном. На полу, между холодильником и кухонным шкафом, она заметила листок бумаги, вырванный из какого-то блокнота. Ани положила телефон на стол и аккуратно достала листок. На нем красивым ровным почерком было выведено: «Звони в любое время. Этьен». Далее следовал номер. Кто такой Этьен, кем он приходится Кристиану, и кому вообще была адресована эта записка – Ани не знала. Но девушка справедливо рассудила, что раз записка находилась в квартире Кристиана, значит как-то они да связаны. И прежде чем признавать свое поражение и сдаваться Полин, Ани решила попробовать позвонить этому Этьену. А чем черт не шутит?
К телефону долго не подходили, и она уже готова была нажать «отбой», как вдруг:
- Слушаю, - ответил чуть запыхавшийся, с хрипотцой, приятный баритон.
- Алло… - Ани уже не была так уверена в себе, как пять минут назад. Что говорить? А вдруг этот человек знать не знает никакого Кристиана? А вдруг он его ненавидит?
- Да, я вас слушаю. Говорите. – Голос на том конце провода звучал уверенно и как-то успокаивающе.
- Здравствуйте, - Ани взяла себя в руки. – Скажите, пожалуйста, Вы знаете Кристиана Рокье?
- Девушка, все во Франции знают Кристиана Рокье. Почему Вы решили осведомиться об этом у меня? И откуда у Вас мой номер телефона? – теперь в голосе Этьена слышались нотки раздражения. Надо было срочно исправлять ситуацию, и Ани, набрав полную грудь воздуха, быстро затараторила:
- Нет-нет, Вы меня неправильно поняли, мсье…простите, не знаю Вашей фамилии… Понимаете, я нашла Ваш номер у него на кухне, а он спит, и я никак не могу его поднять. Мы вчера были в клубе, и он пил виски, я не знала, что ему нельзя, Полин мне не сказала, ее нет, а у нас конференция в два, а в час приедет машина, а ему еще надо привести себя в порядок и…
- Эй! Остановитесь, - прервал ее Этьен. – Я, если честно, ни черта не понял. Давайте как-нибудь по порядку. Вы кто?
Ани вздохнула – ну что за тугодум?- и принялась заново излагать информацию:
- Меня зовут Ани, я агент мсье Рокье… Кристиана….
- А где Полин? – Ани мысленно поздравила себя с победой – все-таки это не случайный телефон.
- Полин уехала, у нее проблемы дома. Вот. Понимаете…
- Понимаю. Что с Кристианом? – нет, ей не послышалось, в голосе Этьена явно читалось беспокойство.
- Мы… мы были вчера в клубе… он пил…немного, но…
- Вы у него? Я буду через 15 минут. Приготовьте ванну.
В трубке послышались короткие гудки. Ани с удивлением смотрела на телефон. Дурдом какой-то. Он что, мыться сюда приедет???
Из раздумий девушку вывел запах жженого кофе. Прекрасно. Теперь еще плиту мыть. Господи, что ж за день-то? Девушка задумчиво сняла турку с плиты, выключила огонь. Все еще размышляя о том, как ей не везет, отправилась в ванную комнату – выполнять указания этого странного Этьена. Судя по голосу, он не шутил…

Через 15 минут в дверь действительно позвонили. Ани открыла дверь и замерла в восхищении – Этьен оказался чертовски привлекательным. Высокий, темноволосый, голубоглазый. Широкие плечи, мощные руки…а если добавить к этому еще его голос, то он просто был герой ее романа. Он же взглянул на нее мельком, быстро зашел в квартиру и, уже проходя по коридору, произнес:
- Ты, видимо, Ани. Я – Этьен. Предлагаю сразу на «ты», не люблю реверансы. Кристиан там? – он указал на дверь в спальню Кристиана. – Ты ванну приготовила?
- Да, - Ани кивнула головой для пущей убедительности. Хотя Этьену, в принципе, это было уже не нужно, он уже скрылся в спальне. Девушка поспешила за ним.
- Сколько он уже спит? – Этьен сел на кровать рядом с Кристианом. Ани остановилась на пороге.
- Около 9 часов.
На озабоченном лице Этьена появилась легкая улыбка:
- Кри-Кри всегда был не дурак поспать, - пробормотал он, склонившись над Кристианом.
- Я его уже часа 3 разбудить пытаюсь. У нас конференция сегодня, очень важная, он должен быть в форме, я…
- Милая, - Этьен поднял глаза на Ани, в них явственно читалась тревога. От недавней улыбки не сталось и следа. – Помолчи, ок? Мне нет никакого дела до твоей конференции, понимаешь? Мне друга нужно в себя привести.
- Хорошо, - Ани была обижена, но решила, что сейчас не время воспитывать этого грубияна. – Мне тоже нужно, что бы Ваш…твой друг, мой клиент пришел в себя. Что делать? Я помогу.
- Для начала – отойди. – С этими словами Этьен встал, и поднял Кристиана на руки. Он сделал это так легко, как будто Кристиан совсем ничего не весил. – И открой дверь в ванную.
Ани удивленно подняла брови. Что этот псих собрался делать?
- Ты, кажется, помогать хотела? – окликнул ее Этьен.- Делай, что говорят!
Ани послушно поспешила к ванной комнате – этот наглый красавец сильно ее раздражал, но если он мог помочь – она готова была потерпеть. Пока.
Этьен с Кристианом на руках подошел к двери, аккуратно перешагнул через порог и оглянулся на девушку:
- Прости, милая, девочки не приглашены, - произнес он и ногой закрыл дверь. – Приготовь кофе. Крепкий. И постарайся в этот раз за ним уследить.
Ани покраснела. Может, звонить этому Этьену было не такой уж и хорошей идеей…
Уже развернувшись в сторону кухни, она услышала всплеск воды и… много интересных выражений…
Прекрасно. Просто прекрасно. Теперь Кристиан ее точно убьет…





KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 17 Янв 2012, 13:25

От автора: мне кажется, я закопалась в деталях...а действия мало...

ОНА

Стив остановил машину и внимательно посмотрел на сестру:
- В чем дело, Джо? За последние полчаса ты не проронила ни слова. Меня это нервирует.
- Все в порядке, - Джоанна успокаивающе улыбнулась брату, - я просто пытаюсь придумать, что сказать тете Синди при встрече. Я что-то нервничаю…Ну давай же, поехали… мы уже совсем неприлично опаздываем…
- Кого ты пытаешься обмануть, сестренка? Я же знаю тебя, как облупленную. И дело тут вовсе не в тетке. У тебя вон кулаки так сжаты, что аж костяшки пальцев побелели. Ты мне будешь рассказывать, что это ты так боишься встречи со старушкой???
- Стив! – Джоанна рассмеялась, - не смей называть ее старушкой! Она – женщина в самом соку! – девушка немного расслабилась и с благодарностью посмотрела на брата. Ему всегда удавалось рассмешить ее.
- Не знаю насчет сока, - пробурчал молодой человек и повернул ключ зажигания, - но выглядит она, конечно, неплохо… для своих лет…
- Стив, прекрати. – Джоанна ударила брата локтем в бок.
- Эй, я же за рулем!
- Да, и поэтому мы до сих пор не доехали.
- Конечно, тебе дай волю, ты бы выжала из этой малютки скорость гоночного болида. Шумахер в юбке. Я только не понимаю, куда ты так торопишься…
- Стивен, не начинай все с начала. И давай, пожалуйста, договоримся, что ты будешь вести себя прилично. Не ерничать, не огрызаться, не хамить. Хорошо?
- Холосо, мамочка, - тоненьким голосочком прокартавил Стив. И так это не вязалось с его сосредоточенным лицом, его огромными руками, уверенно лежащими на руле, с его костюмом и галстуком, что Джоанна снова не смогла сдержать смех:
- Господи, Стив, ты невыносим!
Молодой человек на секунду отвлекся от дороги и посмотрел на сестру. Она выглядела чуть более расслабленной, чем 15 минут назад. Руки спокойно лежат на коленях, сама она откинулась на спинку сиденья. Только губы все еще сжаты в тонкую линию и от переносицы потянулась наверх тоненькая складочка. Ох, не нравилось Стиву это выражение лица… Он хорошо знал свою Джо, и это лицо явно не предвещало ничего хорошего.
- Послушай, сис, - мягко начал он, - я знаю, что-то происходит в твоей хорошенькой головке. И не думай, что я буду спокойно смотреть на то, как ты опять загоняешь себя в угол. Я пока не очень понимаю, в чем дело, и если до вечера не разберусь, то тебе придется мне все рассказать.
Джоанна вздохнула. Ну как, скажите на милость, она должна объяснить брату, что случилось, если она и сама толком не понимает? Не говоря уже о том, что упоминать имя Кристиана в присутствии Стива было просто опасно для здоровья… «Этот ничтожный французишка», как называл его Стив, был его персональным врагом номер один, несмотря на то, что они и не виделись-то ни разу…. Девушка снова потихоньку вздохнула.

***
Ей не спалось. Уже два часа она ворочалась в своей кровати – считала овец, вспоминала алфавит, таблицу умножения – сон не шел. Звуки, к которым она привыкла с детства, мешали. Комната, в которой она выросла, раздражала. Все здесь было не так. Потому что она отчаянно скучала… по своей кровати в общежитии, по своим дорогим французикам, по круассанам, по лекциям, по музыке, по Парижу, по себе прежней…по нему…
Прошло уже 3 месяца с тех пор, как она вернулась домой. Девяносто бессонных ночей. Время, кажется, отказывалось играть с ней в доктора. Все так же болело внутри, все так же сами собой наворачивались на глаза слезы. Она сожгла мосты, уехав домой, попросив друзей не звонить и не писать ей. Ей казалось, это поможет. Не помогало. «Я сама позвоню, когда буду готова», - обещала она друзьям в аэропорту. Была ли она готова теперь? Вряд ли… но она так безумно соскучилась… Девушка посмотрела на часы – четыре часа утра. Значит, в Париже сейчас 11. Может, удастся застать девочек… Она выскользнула из-под одеяла и прошлепала босыми ногами в гостиную за телефоном. Дом спал. Она аккуратно взяла аппарат и вышла не террасу – хвала техасской осени – ночи все еще были теплыми. Набрала номер и застыла в ожидании.
- Але, - раздался в трубке голос Элен, - секундочку подождите. Лали! Давай быстрее, ты опоздаешь на лекцию!
- Привет!
- Джоанна?! Боже, Джоанна!!!! – Элен так заорала в трубку, что пришлось отвести ее в сторону, что бы не оглохнуть. Джоанна улыбнулась. Надо же, Элен, оказывается, умеет кричать.
- Джоанна, это Лали! Джоанна! Мы так скучаем! – Лали захлебывалась эмоциями и от этого, как обычно, начала тараторить, - Джоанна, ты слышишь? Мы уже думали, ты нас забыла, ты же нас не забыла, правда? Я так всем и сказала, мол, ну как Джоанна нас могла забыть, она не могла…
- Лали, ты же даже не даешь ей времени ответить, - трубку, видимо опять отвоевала Элен. – Как ты, Джоанна?
- Скучаю. Очень.
- Милая, мы тоже. Все. Без тебя здесь все не так…
- Как ребята? Как… Линда?
Пауза. Еле различимый шепот в трубке. Джоанна снова улыбнулась – как явственно представляла она себе сейчас Элен и Лали в их комнате в общежитии. Вот сейчас, отчаянно жестикулируя, они пытаются решить, сказать ли ей какую-то важную новость или не стоит…
- Элен, да говори уже. Я большая девочка…
- Джоанна…Линда потеряла ребенка…
- Ох… Господи… она сама в порядке?
- Да, не волнуйся. Она справится. Мы ей все помогаем.
- Не сомневаюсь. Мне так вас всех не хватает… - голос предательски задрожал.
- Нам… мне тебя тоже не хватает…- ну вот, теперь и Элен плакала. Наверняка и Лали тоже сейчас вытирает слезы краешком одеяла Элен.
- Ну, ладно! – нарочито бодро воскликнула Джоанна, - хорош сырость разводить! Выгоняй Лали на лекцию!
- Ты еще позвонишь? Обещай!
- Конечно. Поцелуй за меня ребят, ладно?
- ОуКей! – почти по-американски выговорила Элен. Джоанна рассмеялась. И сквозь смех невзначай добавила:
- Элен…а.. Кристиан?
Снова пауза.
- Кристиан…он… мы ничего не знаем о нем…с тех пор…. Джоанна…ну ведь это к лучшему, правда?
- Конечно, Элен, - Джоанна глотала слезы, пытаясь звучать уверенно и спокойно. – Конечно к лучшему…

Она положила трубку, забралась с ногами в кресло и, свернувшись калачиком вокруг телефона, разревелась. Она плакала так горько и так самозабвенно, как плачут маленькие дети, когда их обижают. Сейчас, именно сейчас она, наконец, прощалась. Прощалась с ним, с их общими надеждами, с их общей жизнью. Прощалась и прощала…


***
- Эй, ты что, спишь с открытыми глазами? – голос Стива вывел ее из оцепенения, - вылезай давай! Нас ждет тетка, мы и так неприлично опоздали, забыла, что ли???
- Интересно благодаря кому… - съязвила Джоанна, захлопнула дверь машины и показала брату язык. – Если бы за рулем была я, мы бы уже полчаса как приехали!
- Ага, в больницу. Ну все, пошли. Раньше сядешь – раньше выйдешь, как говорится.
- Подожди.- Джоанна критически оглядела брата, подошла и поправила ему галстук. Стив скривился. Галстуки он ненавидел. – Стив, пожалуйста. Ну давай хотя бы попробуем ее выслушать. Я знаю, ты ее не любишь, но мы же, в сущности, ее и не знаем. Может, она не такой уж и плохой человек…
Молодой человек вздохнул. Наверное, Джоанна права.
Синди была старшей сестрой их отца, а после гибели родителей пять лет назад – единственной их близкой родственницей. Проблема в том, что когда-то, очень давно, они с отцом разругались на смерть. То ли потому, что отец отказался помогать ей в семейном бизнесе, а предпочел свободную жизнь на ранчо, то ли потому, что тетке категорически не нравилась их мать - теперь уже причину ссоры никто не помнил. Но факт остается фактом – своих родных племянников она впервые за много лет увидела лишь на похоронах брата. И с тех пор, уже в течение пяти лет, добивалась встречи с ними. Синди всю свою жизнь посвятила работе, ей удалось расширить скромный бизнес до уровня огромного концерна, но она была совершенно одинока. Ее считали стервой и называли «генерал в юбке», она славилась тяжелым характером и острым языком, невероятным бизнес-чутьем и полным отсутствием человеческой чуткости. Стив никогда не пытался понять природу их с отцом вражды, но по умолчанию принимал сторону отца. Может быть, пришло время зарыть топор войны…
Джоанна ободряюще взяла брата под руку:
- Ты обалденно смотришься!
- Спасибо, сестренка, ты тоже ничего, - Стив еще раз оглядел Джоанну. Ничего… да она была великолепна! Лимонно-желтый костюм сделал цвет ее кожи еще более фарфоровым, приталенный жакет с коротенькой прямой юбкой подчеркивали соблазнительные изгибы, не говоря уже о том, какими длинными в этой юбке казались ее ноги. Волосы были собраны в аккуратный пучок, хотя несколько непослушных прядей выбились и мягкими локонами падали ей на лицо. Были бы они на ранчо, она бы просто заправила их под бейсболку, а сейчас просто оставила так, как есть, лишь иногда пытаясь сдуть их с лица. – Вообще-то, ты знаешь… ты восхитительна! Только мне кажется, юбка могла бы быть чууууть длиннее, - в Стиве проснулся старший брат.
- Спасибо, дарлинг, - в голосе Джоанны мелькнули едва различимые нотки иронии вперемешку с грустью. Она никогда не считала себя красавицей, да и юбки особо не любила… а сейчас, почему-то, вспомнила то красное мини платье, которое заставило Кристиана…-«Черт! Это все Стив с его идиотскими комментариями… Так, Джоанна, выкинули все глупости из головы! Вперед, на встречу к тетке!» И она, беззаботно тряхнув головой, потащила Стива ко входу в здание.
- Мы опоздали на полтора часа, - как бы между прочим сообщила она брату. – Интересно, что она теперь о нас думает.
- Не знаю, лично мне это совсем неинтересно, - проворчал Стив, открывая Джоанне дверь.

Их уже ждали. Навстречу молодым людям вышел высокий (даже, скорее, длинный) и худой (хотя правильнее будет «тощий») человек неопределенного возраста. На нем был темно-серый костюм-тройка, к жилетке были прицеплены огромные карманные часы на цепочке, которые он теперь держал в руке, всем своим видом давая понять, что ждет он уже давно. Темные волосы зачесаны назад и обильно покрыты гелем. Из-под ворота рубашки торчал шелковый платок.
- Здравствуйте, - медленно произнес он, делая шаг навстречу. – Меня зовут Тимоти Тачик, я секретарь Миссис Тайлер и мне оказана честь сопроводить вас в ее кабинет.
К концу его тронной речи Джоанна так сжала руку Стива, что в ней что-то хрустнуло. Стив посмотрел на сестру – та держалась из последних сил, что бы не засмеяться в голос. По правде говоря, он и сам еле сдерживался. Мало того, что этот Тачик обладал невероятно высоким голосом, высокомерно запрокидывал свою напомаженную голову назад, отчего кадык на его худой шее, казалось, начинал жить своей жизнью, так он еще, в добавок ко всему, пришепетывал и плевался.
Стив, освободившись от руки сестры, изобразил что-то вроде поклона и, тетрально откинув голову назад, произнес:
- Вы оказываете небывалую честь нам с сестрой, господин Тачик. Пройдемте же в кабинеты! – за что тут же получил от Джоанны тычок в спину. Он оглянулся на сестру и с удовольствием отметил, что в ее глазах загорелись смешинки. Она сделала два глубоких вдоха и, все еще пытаясь скрыть улыбку, жестом показала ему, что надо идти вслед за этим гусем.

Тетка встречала их возле лифта, чем немало удивила своего секретаря. Джоанна и Стив переглянулись. Видимо, их лишили еще одного спектакля с распахиванием дверей и громким объявлением имен прибывших.
- Ты можешь идти, Тимоти, - негромко, но четко произнесла Синди. – Попроси Монику принести нам кофе. К 18.00 мне нужны бумаги. Позвони Джону, я жду контракт сегодня вечером. Это все. – Повернувшись к молодым людям, она указала в сторону массивных деревянных дверей:
- Мой кабинет, - все тем же ледяным тоном сказала она, - думаю, там нам будет удобно.

Закрывая за собой тяжелые двери, Стив не ждал от этой беседы ничего хорошего.
Джоанна же, наоборот, неожиданно прониклась симпатией к этой невысокой сухонькой женщине с железным характером.
Синди подошла к огромному шкафу, открыла его и чуть замешкалась:
- Кофе сейчас принесут, - голос звучал нормально и даже как-то смущенно, - а может, виски?
Джоанна улыбнулась и посмотрела на Стива. Тот, выпучив глаза, уставился на Синди. Она, в свою очередь, неверно растолковав его взгляд, поспешно закрыла шкаф:
- Нет, я, вообще-то, не пью… в основном. – женщина явно была смущена. Она нервно одергивала пиджак и теребила бант на блузке. Джоанна откашлялась и с упреком взглянула на брата – мол, ну что же ты за мужлан…
- Может, присядем? – предложила девушка и показала на кожаный диван. – И, между прочим, Стив любит виски.
- Я за рулем, - мотнул головой Стив, состроив сестре мину.
- Все равно обратно я поведу. Я как-то хочу домой до полуночи добраться, - громким шепотом съязвила Джоанна.
Синди улыбнулась. В этой девочке что-то есть. Она села в кресло рядом с диваном, на котором расположились молодые люди. Она уже не так сильно нервничала, почувствовав, что в ребятах нет враждебности. Некоторое время они сидели в тишине, внимательно изучая друг друга. Стив нарушил затянувшуюся паузу первым:
- Послушайте…тетя Синди…
- Поросто Синди, Стив.
- Хорошо. Синди, слушайте… можно я уже сниму этот галстук???
Джоанна прыснула. Синди некоторое время пыталась держаться, но вскоре тоже расхохоталась в голос. Стив, недоуменно рассматривая двух хохочущих женщин, постепенно стаскивал с шеи ненавистный предмет.
- Боже, Стив, - сквозь смех заговорила Синди, - как же ты похож на отца…

Лед был растоплен. Уютно расположившись на диване, они с теткой проболтали без малого три часа. Она извинялась и раскаивалась, они извинялись и сожалели, все вместе смеялись, все вместе плакали. Синди расспрашивала их о жизни на ранчо, о школьных годах, об интересах и увлечениях. Рассказывала о своей жизни, о бизнесе, изображала Тимоти Тачика (нет, вообще-то он хороший мальчик, но жуткий воображала) и окончательно покорила Стива, сообщив, что в молодости она неплохо играла на гитаре. Они так заболтались, что абсолютно забыли о времени. Нечаянно взглянув на часы, Синди не по возрасту лихо соскочила с дивана:
- Черт, у меня встреча через 10 минут! Сейчас Тачик бумаги принесет, нельзя, что бы он видел меня в таком виде!
Джоанна с восхищением посмотрела на тетку:
- Строить будете, да?
- Не строить, дорогая, а руководить. – Синди подмигнула ей и надела туфли. Сделала, было шаг к своему столу, но развернулась и нерешительно спросила:
- Можно, я как-нибудь приеду к вам на ранчо? Сто лет там не была…
- Ну конечно, Синди! Я даже могу за вами заехать – подал голос Стив. Джоанна аж поперхнулась.
- Спасибо, Стив, но я тоже обожаю водить машину. – Синди улыбнулась и подошла к Стиву. Встала на цыпочки, что бы обнять его. – Я так рада, что вы приехали…
Джоанна улыбнулась. Она так и знала, что это будет хорошая встреча.
Выходя из кабинета Синди, они встретили Тачика с папкой в руках. И через несколько секунд раздалось ледяное:
- Тимоти, это никуда не годится! Все переделать. Даю Вам на все 15 минут. И где Джон с контрактом? Я так понимаю, Вам НЕ нужна премия в этом месяце?

Джоанна рассмеялась. Она чувствовала себя почти счастливой. Стив где-то замешкался, и она решила подождать его в холле. Она рассматривала план здания, напевая себе что-то под нос, когда услышала рядом:
- Ради Бога, простите, мисс… но Вы, случайно, не…
- Боже мой! – Джоанна аж взвизгнула, - Николя!!!!
[i]

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 24 Янв 2012, 20:36

OH

- Ты в порядке? - Этьен отложил журнал и посмотрел на вошедшего в комнату Кристиана. – Выглядишь дерьмово.
- Чувствую себя так же.- Кристиан увидел на тумбочке стакан с водой, две таблетки аспирина и с благодарностью посмотрел на Этьена. Тот проследил за его взглядом:
- О, нет, это не я. Это Ани.
- Какая Ани? – Кристиан сунул в рот таблетку и потянулся за стаканом. Руки дрожали, в голове бухал барабан, мозг напрочь отказывался воспринимать информацию.
Этьен удивленно поднял одну бровь:
- В смысле – «какая Ани»? Агент твой. С утра тебя тут пасет.
Кристиан сделал глоток, поставил стакан обратно на тумбочку и медленно опустился на кровать.
- Боже, - простонал он, - что ж так плохо-то? – Он наклонился вперед и обхватил голову руками. Этьен пересел на кровать рядом с ним.
- А ты как думал? – Этьен сочувственно похлопал Кристиана по спине.
- Никак я не думал. Я вообще не думал.
- Ну, это очевидно. И не то, что бы новость…
Кристиан поднял голову и удивленно посмотрел на Этьена:
- А чего это ты меня оскорбляешь? И вообще, что ты тут делаешь?
- Кофейку зашел попить. С круасанами.
- Я серьезно, Этьен.
- И я серьезно. Кофе на кухне. Буквально только что приготовлен.
С кухни действительно доносился запах свежезаваренного кофе. Кристиан поморщился: запах показался ему слишком резким. Желудок скрутило спазмом, к горлу подкатила тошнота.
- Я не хочу, - выдавил он из себя и бессильно уронил голову на руки, - я не могу…
- Хорошо, не надо кофе. Будем пить чай. Но тебе надо что-нибудь съесть. – С этими словами Этьен подошел к двери и крикнул куда-то в коридор:
- Ани! Кофе отменяется! Завари чай, пожалуйста. И сделай что-нибудь поесть. Омлет там…яичницу…тосты…придумай, в общем! – и он вернулся к Кристиану.
- Этьен, я не хочу есть.
- А я хочу. Твоя сумасшедшая подружка сдернула меня с места аккурат перед завтраком. Еще немного и у меня может случиться голодный обморок. И если тебе…
- Какая, к черту, подружка? – прервал его Кристиан. – И, кстати, ты не выглядишь как человек на грани голодного обморока.
- Зато ты выглядишь. Ты когда ел последний раз?
- Слушай, Этьен… тебе не очень-то к лицу роль наседки…- Кристиан демонстративно отвернулся, давая понять, что вопрос закрыт.
- Господи…. Время проходит, а ты не меняешься. – Этьен громко вздохнул, но голос его звучал спокойно и уверенно. – Кристиан. Слушай, я не знаю, что с тобой происходит, но что бы это ни было, ни к чему хорошему это не приведет. И я слишком хорошо тебя знаю, что бы этого не видеть.
- А ты, значит, спасать меня явился? – со злой усмешкой выдохнул Кристиан. Что ты творишь, старик? Этьен твой друг, твой единственный друг. Ты готов потерять его? И его тоже??? – Извини, я…
Этьен протянул другу руку:
- Все в порядке. Я же тебе сказал – я здесь ради завтрака. К тому же – эта твоя новенькая – Ани – довольно миленькая…
- Ах, да, Ани… не знаю, я с ней мало общался… Полин сказала, что она толковая…
- А, кстати, что там за история с Полин? Ани сказала, у нее какие-то проблемы дома, и ей пришлось уехать?
- Да… что-то типа того…Пришлось уехать…да…
- Кристиан?
- Что? Что ты хочешь услышать от меня, Этьен? Что Полин бросила меня? И она тоже? Потому что я - бесчувственный подонок? Потому что она устала быть со мной? Устала бороться за то, чего нет? Что ей надоело быть моим другом, потому что она всегда хотела большего? Это ты хочешь услышать? – Кристиан бессильно откинулся на подушку. Эта эмоциональная вспышка тяжело далась его измотанному организму.
Этьен бесшумно вздохнул. И почему у этого человека все всегда так сложно???
- Старик, прости, - он опустился в кресло напротив Кристиана, – я не собирался поднимать эту тему, клянусь тебе… я понятия не имел…
- Ладно, проехали. – у Кристиана не было сил продолжать препирания. – Что ты там говорил насчет завтрака?

***
Ани с остервенением намазывала хлеб маслом. Да кто он такой, этот Этьен? Что он о себе возомнил??? Нашел, тоже мне, девочку на побегушках! Она резко встала из-за стола и схватила чашку кофе, приготовленную для Кристиана. В сердцах выплеснула содержимое в раковину.
- Омлет ему приготовить, - пробормотала девушка, - ну только появись здесь, я тебе приготовлю омлет…Чудесное блюдо из двух яиц…
Монолог разъяренной фурии прервал телефонный звонок. Звонил Жак, сказать, что будет через полчаса и предупредить, что у дома Кристиана уже собралась толпа папарацци. Ани положила трубку и молча опустилась на стул. Полчаса. Жак будет здесь через полчаса. А они совершенно не готовы!
И девушка, перевернув по пути два стула, рванула по коридору к спальне.

***
Кристиан уже пять минут безуспешно пытался совладать с пуговицами на рубашке. Пальцы не слушались, голова все еще болела, да к тому же его категорически раздражали эти двое наблюдателей. Этьен стоял у окна, скрестив руки на груди, краем глаза наблюдая за другом. На его лице было нарисовано равнодушное спокойствие, но хорошо знающий его человек быстро определил бы, что на самом деле Этьен расстроен. И обеспокоен. А Кристиан хорошо знал Этьена. Потом еще Ани. Девушка прислонилась к двери, руки точно так же скрещены на груди, глаза неотрывно следят за Кристианом. А в них…да, пожалуй, беспокойство… Это понятно…конечно она волнуется… первая ее конференция… и … жалость??? Она жалеет меня? Ей жалко меня… того и гляди бросится помогать мне застегивать рубашку…Боже…
Кристиан нервно дернул головой:
- Слушайте, друзья мои, вы меня нервируете. Дайте мне десять минут одиночества в МОЕЙ спальне.
Ани собралась было что-то возразить, но Этьен глазами буквально приказал ей выйти из комнаты. Она почувствовала, как новая волна возмущения поднялась внутри нее, когда Этьен, выйдя из комнаты и прикрыв дверь, буквально толкнул ее в сторону кухни.

- Поверить не могу, - разочарованно протянул молодой человек, глядя на две намазанные маслом булки, сиротливо лежащие на столе, - это все, что ты способна приготовить? Не густо…
- Да?! – Ани была готова выцарапать ему глаза, - Вы…ты бы для начала заглянул в холодильник! Там, между прочим, шаром покати! Из чего по-ва…по-твоему я должна была готовить? Из горчицы, лимона и водки??!!
- Это, милочка, означает только одно – ты плохо выполняешь свою работу. – Этьен говорил серьезно, но в глазах его загорелись искорки смеха.
- Что?!
- Что слышала. Ты его агент, так? Это твоя работа – заботиться о том, что бы клиент хорошо выглядел и хорошо себя чувствовал. И что же я вижу? Клиент в полном разборе, выглядит хуже некуда… когда он последний раз ел у тебя? Или ты его исключительно поишь???
Краска прилила к лицу Ани:
- Послушайте, да кто вы … да кто ты такой? И что ты вообще знаешь о моей работе?
- Тут ты права, - прервал ее Этьен, протягивая визитку - позволь, я представлюсь: Этьен Дюрант, друг Кристиана и…
- …главный редактор журнала GQ… - шепотом продолжила за него Ани. Она почувствовала, как земля уходит из-под ног. Комната закружилась и ей пришлось схватиться за угол стола, что бы не упасть. Это какой-то кошмар. Как она могла не узнать его? Господи, у них же на завтра назначено интервью в его журнале… она сама договаривалась о времени… Девушка тихо застонала.
- Эй, выдыхай, - Этьен в один прыжок оказался рядом с ней и теперь поддерживал ее за локоть. – Ты в порядке?
- Я…да…спасибо. Я… простите меня, мсье Дюрант, я…
- Черт возьми, раньше я сам производил на девушек такое впечатление… теперь моя визитка…
Ани постаралась взять себя в руки. Два раза глубоко вдохнула, нервно одернула пиджак. Села за стол – так она чувствовала себя уверенней.
- Все в порядке. Я прошу прощения. Я не хотела на Вас повышать голос… я просто…
- Слушай, мы, вроде, на «ты», нет?
- Я не знаю, удобно ли это… Я…
- Слушай. По сравнению с сегодняшним утром ничего не изменилось, поняла? Я здесь прежде всего, как друг Кристиана. И мне нужно, что бы ты сейчас взяла себя в руки и слушала меня очень внимательно, хорошо?
Ани неуверенно кивнула.
- Значит так… Прежде всего – все, что я тебе сказал о твоей работе – это правда. – Ани набрала воздуха для ответа, но Этьен не дал ей такой возможности – Не спорь. Это правда. Я полагаю, ты не так давно работаешь с Кристианом, да?
- Пятый день…
- Поэтому ты будешь меня слушать. Я знаю Кристиана больше 10 лет. И поверь мне, знаю его неплохо. И то, что я вижу сейчас – мне категорически не нравится.
- Но что я могу сделать?
- Прежде всего, перестань меня перебивать. Я ведь пытаюсь помочь и тебе тоже. И не надо на меня так смотреть, девочка. Поверь мне, я выдерживал взгляды и похуже.
Ани театрально вздохнула. Этьен продолжал, не обращая на ее вздохи никакого внимания:
- Тебе придется стать его другом. Заставить его поверить, что тебе можно доверять. Только тогда вы сможете работать. Но прежде всего – перестань его жалеть.
- Я не…
- Да ладно. У тебя на лице прямо красной краской нарисовано – КАК МНЕ ЕГО ЖАЛКО. Я не знаю, что ты о нем знаешь… но ты точно не в курсе, что он терпеть не может, когда его жалеют. И… смотри не влюбись в него, поняла? Никаких шансов.
- Я и не собиралась. Он не в моем вкусе, - пробурчала девушка.
- Да? – Этьен с интересом посмотрел на девушку, в его голосе послышались смешливые нотки, - какой же тип мужчин тебя привлекает?
- Мне кажется, это тебя не касается, - огрызнулась Ани. – И не имеет никакого отношения к тому вопросу, который мы сейчас обсуждаем.
- Ты права. – Этьен посерьезнел. – Вернемся к Кристиану…

-Та-дам!!! Так и знал, что вы говорите обо мне! – послышалось из коридора. Через несколько секунд появился и сам обладатель голоса. Он был гладко выбрит, волосы аккуратно уложены в творческом беспорядке, на нем красовались черные джинсы и серо-голубой джемпер из последней коллекции Tommy Hilfiger. В ощем, он выглядел чертовски привлекательно, если бы не черные круги под глазами… да и сами глаза оставляли желать лучшего. Ани смутно почувствовала какую-то тревогу, что-то было не так. Она повнимательней присмотрелась к активно жующему булку Кристиану – молодой, симпатичный, успешный… да, ночь явно была неспокойной – но на то он и рокер, черт возьми… сейчас же все в порядке – вот он улыбается, булку наяривает, как ни в чем не бывало… Ани уже было облегченно вздохнула – кажется, жизнь налаживается – как вдруг ее словно током ударило: его глаза! Черные, как будто бездонные, с каким-то лихорадочным блеском и … абсолютно безжизненные….
Она посмотрела на Этьена. Тот, улыбаясь, болтал о чем-то с Кристианом, потягивал свой холодный кофе и, казалось, ничего не замечал. Ани покачала головой – как же так? Почему же он ничего не видит? – и тут же почувствовала на себе его взгляд. Он слегка улыбнулся ей одними губами и так же одними губами произнес: «нет жалости». Девушка кивнула и, тряхнув головой, вскочила со своего места.
- Так, Кристиан, ты просто о-фи-ги-тель-но выглядишь! – беззаботно прощебетала она. – Слушай, мне очень не хочется тебе этого говорить, но Жак будет здесь с минуты на минуту. И он просил передать, что у дома уже полно журналистов. Так что придется прорываться. Конференция через час, мы приедем чуть пораньше, что бы было время привести себя в порядок. Полин, конечно, просила, что бы я повторила с тобой основные ответы, но я думаю, что ты достаточно большой мальчик, что бы справиться самостоятельно…
- Боже, женщина, ты что, заучивала этот текст всю ночь? – прервал ее Кристиан. – Лично я перестал воспринимать информацию где-то после Жака. Ты как, Этьен?
- Ну, я сделал над собой усилие и отключился только после «конференция через час».
- Ха-ха-ха. – Ани обиженно надула губы и плюхнулась обратно на свое место. – Мне что, заново все это повторять?
- Ни в коем случае! – хором воскликнули ребята, переглянулись и тут же расхохотались.
На столе завибрировал телефон.
- Жак. – грустно произнесла Ани, нажимая кнопку «отбой». Пора выходить, Кристиан. Этьен, ты с нами поедешь?
- Нет, встретимся там. Я аккредитован, незачем давать папарацци лишний повод для сплетен. Идите, я выйду попозже.
Уже на выходе Ани еще раз поймала взгляд Этена. На этот раз он улыбнулся ей открыто и еле слышно прошептал: «Молодец, девочка».

***

Конференция шла своим ходом. Ему задавали вопросы, он отвечал. Он всегда знал, что ответить. А если не знал, то в игру вступала Ани. Он первый раз видел, как она работает. Как ловко и жестко припечатывает особенно надоедливых. Как елейно умеет ответить вопросом на вопрос, поставив собеседника в абсолютный тупик. Полин так не умела… Полин…Неужели так плохо, потому что она ушла? Неужели эта черная тоска, потому что ее нет рядом? Неужели??? Неужели опять ошибся?

- Кристиан, Ваш новый альбом снова бьет все возможные рейтинги популярности… - новый вопрос выдернул его из раздумий. Кристиан картинно улыбнулся:
- Похоже, что так.
- А Вам не кажется, что Вы исписались?
В зале повисла тишина. Ани нервно заерзала на стуле, опустила руки на колени и сжала в кулаки. Это движение не укрылось от Кристиана и он тихо шепнул ей: «Спокойно, Валькирия. Я сам справлюсь». И, сняв темные очки, которые все это время красовались на его носу, спокойно спросил:
- А Вам так кажется?
- Ну как бы да.
- Как бы?
- Да.
- Да – в смысле кажется или да – в смысле как бы?
В зале послышались смешки.
- В смысле – да, я считаю, что Вы исписались.
- В смысле?
- В смысле «в смысле?»
Зал откровенно хохотал. Молодой журналист растерял всю свою с таким трудом собранную уверенность и нервно жевал ручку. Ани с восхищением посмотрела на Кристиана и сквозь смех произнесла:
- Ну, пока Ваш коллега приведет свои мысли к смыслу, может быть, перейдем к следующему вопросу?
Кристиан выдохнул и снова надел очки. Слава Богу, Полин научила меня этому фокусу. Беспроигрышный вариант. Полин… снова Полин…

Со своего места поднялся невысокий плотный человек неопределенного возраста. Вытирая платком лысеющий затылок он представился:
- Клод Сорель, газета «Фигаро». Мсье Рокье…
- Кристиан.
- Хорошо, Кристиан. Вы известны, прежде всего, как музыкант, но все мы знаем, что и тексты своих песен Вы тоже пишете самостоятельно.
- Не всех.
- Но самые известные и любимые все же написаны Вами.
- Это зависит от того, какие песни у Вас любимые.
- О, не кокетничайте, Кристиан. Я имею в виду все Ваши баллады.
- Ах, это… - Кристиан отодвинул от себя микрофон, давая Ани понять, что дальше вести диалог придется ей. Он терпеть не мог обсуждать свои баллады.
Это движение осталось незамеченным, и журналист продолжил:
- Да, баллады. Позвольте мне признаться – я от них просто в восторге. И, Вы знаете, согласно опросу, проведенному нашей газетой, большинство Ваших фанатов – тоже. И вот всем нам, - Клод указал на аудиторию, - интересно знать – что движет Вами, когда Вы пишете? В чем Вы черпаете вдохновение?
Ани мысленно перекрестилась. В прошлый раз вопрос о вдохновении закончился скандалом. Она лихорадочно пыталась придумать какой-нибудь вразумительный ответ.
- Ой, да бросьте! – из зала донесся знакомый голос, и Ани увидела встающего Этьена.- Про вдохновение Вы сможете спросить в конкретном интервью конкретно Вашей газете. Наших читателей – Этьен сделал особое ударение на слово «наших» - например, больше интересует предстоящее турне. Кристиан – один из немногих французских музыкантов, добившихся мирового признания…
Ани с благодарностью посмотрела на Этьена. Потом украдкой на Кристиана. Он казался спокойным и, вроде, даже, скучающим. За темными стеклами невозможно было разглядеть глаз, но это сейчас Ани не особо беспокоило. Она вздохнула и прислушалась к тому, что говорил Этьен.
- …так вот, я хотел узнать, чего Вы ждете от этого турне, куда поедете с наибольшим удовольствием…
- Спасибо за вопрос, мсье Дюрант, - Ани тепло улыбнулась Этьену. Какой раз за сегодняшний день он спасает ее шкуру?
- В Америку. – внезапно четко и ясно произнес Кристиан. Ани с удивлением повернулась к нему. – Да, пожалуй, больше всего я хочу попасть в Америку.
- Почему именно Америка? – спросил кто-то из зала. Ани ждала, что Кристиан ответит, но он демонстративно откинулся на спинку стула. Девушка откашлялась:
- О, это очень просто. Потому что Америка – родина самых ярких исполнителей, родина многих музыкальных стилей…
- …или потому что Америка – родина девушки по имени Джоанна? – снова раздалось откуда-то из зала.
- Что? – Ани удивленно заморгала. – О чем это Вы?
- Ну как же, - продолжал кто-то. – Джоанна из Техаса – большая любовь мсье Рокье.
В зале стало шумно, защелкали фотоаппараты - в воздухе запахло сенсацией. Ани, каким-то шестым чувством ощутила наступление неминуемой беды. Ее опасения подтвердил Этьен, пытавшийся взглядом выцепить говорившего. Вот он повернулся к ней, перехватил ее взгляд и кивком головы указал на Кристиана. Тот, казалось, не слышал и не видел происходящего. Он замер, как будто даже застыл на месте, лицо мертвенно-бледное, руки в каком-то бессознательном порыве мяли программу конференции.
- Кристиан? – Ани аккуратно толкнула его ногой под столом. – Кристиан, ты как? Можешь продолжать?
На столе запиликал телефон. Смс от Этьена : «я его могу увезти. тебе придется остаться. встретимся после?» Ани кивнула и, наклонившись к Кристиану, прошептала: « Ты сейчас уедешь с Этьеном, ладно? Я разрулю. Вечером заеду». И, постучав в микрофон, привлекая внимания журналистов, жестко произнесла:
- Господа, регламент конференции запрещает личные вопросы. Только вопросы о творчестве. Прошу Вас придерживаться правил, в противном случае мы закончим конференцию.
И тут у нее зазвонил телефон – Этьен звонил сообщить, что он подогнал машину. Ани коротко и по-деловому ответила, положила трубку и снова обратилась к аудитории:
- К сожалению, Кристиан вынужден уехать будет нас покинуть – только что звонили со студии, там возникли какие-то проблемы. Но я останусь с Вами и с удовольствием отвечу на все вопросы. – И шепотом Кристиану: « Давай, Кристиан, иди отсюда. Этьен ждет».


KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 31 Янв 2012, 21:08

От автора: это какая-то незаконченная глава...

ОНА

Джоанна налила чай в чашку и протянула ее Николя. Тот подозрительно принюхался к содержимому:
- Надеюсь, это не какой-нибудь из твоих индейских отваров?
Джоанна расхохоталась.
- Боже… ты помнишь про мой чудодейственный отвар?! – Николя закатил глаза – мол - как можно такое забыть… - Не бойся, это обычный зеленый чай. С мятой. Пей, розовых слонов ты после него точно не увидишь.
- Жаль. - Николя задумчиво посмотрел на Джоанну. - Мне иногда очень хочется увидеть розовых слонов…
Джоанна села напротив, так, что бы видеть его лицо и глаза. До сих пор они с Николя весело болтали, вспоминали студенческие годы и старательно избегали «неудобных» тем. И вот сейчас время пришло. Джоанна чувствовала, знала, что Николя появился в Хьюстоне не просто так. И как бы им не хотелось остаться в том беззаботном прошлом, когда они любили и были счастливы, надо возвращаться в действительность.
Они расположились на кухне ее Хьюстонской квартиры, и у них была масса времени. Стив с нехарактерной для него тактичностью пробубнил что-то про то, что у него «куча дел в городе» и с удовольствием воспользовался одной из многочисленных машин Синди.
- Так…- Джоанна решила взять инициативу в свои руки - что ты, все-таки, делаешь в Хьюстоне? Не пойми меня неправильно, Николя, я очень тебе рада и все такое…но…
- Но Хьюстон чертовски далеко от Парижа, да? – продолжил за нее Николя. Джоанна улыбнулась. Сидящий напротив нее молодой мужчина казался ей таким родным и таким чужим одновременно. Прошедшие десять лет не особо сильно отразились на нем – он был все так же хорош собой, только черты лица слегка заострились, придавая больше мужественности; волосы, когда то длинные, теперь были коротко острижены, а вокруг голубых глаз растянулась сеточка морщинок. Но было в этом мужчине что-то незнакомое, что-то, чего Джоанна не помнила в «том» Николя… и она пока никак не могла понять, что же это.
- Да уж, не ближний свет! Ну, так ты ответишь на мой вопрос? – со смехом продолжила девушка. – Или это какая-то страшная тайна?
- Да нет, никакой тайны, – Николя смущенно улыбнулся, - все очень прозаично, если честно. Я здесь по работе. Из-за «Тайлер Инкорпорейтед»
Глаза Джоанны расширились от изумления:
- Ты работаешь на «Тайлер»? На мою тетку? Но как? Ты же не…
- Нет. Я делаю о них репортаж. «Тайлер Инк» недавно открыли филиал в Париже и основали благотворительный фонд. И я понятия не имел, что Синди Тайлер - твоя тетка, честное слово.
- Да я и сама не особенно-то об этом помнила… - пробормотала девушка. – Боже, Николя! Так ты журналист? Наверное, телевизионная звезда???
- Да не то, что бы «звезда», - Николя рассмеялся, - но наш канал пользуется популярностью… мы туда недавно пришли, но мне нравится эта работа.
- Мы? Кто это «мы»?
- Лали и я.
- Да ладно! Наша Лали?
- Представь себе.
- Лали – журналист… Господи, я чувствую, что пропустила целую жизнь!
- Так и есть, Джоанна. – Николя серьезно посмотрел на нее. – С тех пор, как мы виделись последний раз, много воды утекло. Многое изменилось.Обстоятельства. Люди.
Джоанне показалось, что она услышала упрек в словах Николя. Она опустила глаза:
- Ты не можешь меня упрекать в том, что я уехала, Николя. Это нечестно. – Тихо сказала девушка.
- Я не упрекаю тебя. По крайней мере, не в том, что ты уехала. Мне только жаль, что ты так и не вернулась.
- Я…
- Я знаю, Джоанна. Просто… знаешь, все пошло наперекосяк после того, как вы…как ты и…
- Кристиан
- …Кристиан уехали. Все стало не так… И больше уже никогда не было «так»….
- Расскажи мне…

***
Конец сентября 1994 года.
Он только что прослушал лекцию. В прямом смысле. Его мысли были так далеко от университета, от лекций и грядущих экзаменов. Он думал о Кристиане. Как он был зол на самого себя за эту минуту ярости, за те слова, что бросил в присутствии друзей. Как он мог сказать такое? Заявить, что Кристиан для него больше не существует? Что он не хочет больше ничего знать о нем? Где теперь искать его, как теперь помочь? Аделина, кузина Кристиана, хранила молчание – то ли и правда ничего не знала, то ли получила от брата строгий наказ. Этот вариант Николя тоже не исключал. Он хорошо знал Кристиана – если до него дошли слова Николя – скорее всего, он сам себя вычеркнул из списка его друзей. И постарался сделать так, что бы его не нашли. Что бы о нем забыли. Что бы он для них умер.
Но о нем не забыли.
Перед входом на факультет Николя увидел Элен. Девушка прохаживалась взад-вперед, нервно покусывая ногти. Николя тихонько подошел к ней сзади и обнял. Элен вздрогнула, но почувствовав на плечах родные руки, расслабилась и повернулась к нему лицом. Подняла на него глаза. В них стояли слезы.
- Элен? Что случилось?
- Ничего…просто…- девушка улыбнулась, и слеза скатилась по ее щеке, - Джоанна звонила…
- Как она? У нее все в порядке?
- Да. Соскучилась, велела всех расцеловать. – Элен говорила, а слезы все продолжали падать. Николя нежно поцеловал ее в макушку и осторожно спросил:
- Почему ты плачешь?
- Николя…она спросила про Кристиана. Понимаешь… а мне нечего было ей сказать… И мне стало так плохо…так…я не знаю…. Мы должны что-то сделать. Мы должны найти его.
Он аккуратно вытер ее слезы.
- Мы найдем его, Элен. Мы его найдем, Джоанна вернется, все наладится, вот увидишь. Все станет как прежде. Обещаю.

Впервые в своей жизни он не сдержал обещания…


***
- Мы искали его много месяцев. Пытались связаться с ним через его родителей, через общих знакомых… Но ничего не получалось…создавалось такое ощущение, что он просто вычеркнул нас из своей жизни и ничего общего больше с нами иметь не хотел. А потом Аделина рассказала о том, что он снова принимает наркотики… Она плакала, когда рассказывала нам об этом. Она сказала, что он отвергает любую помощь, отказывается даже разговаривать с кем бы то ни было. Мы сидели в нашем гараже в полной тишине и у каждого в голове билась одна и та же мысль. Первым не выдержал Жозе: « Мы думали, он не хочет видеть нас, - произнес он задумчиво, - а он, похоже, не хочет видеть себя…»
Джоанна, не отрываясь, смотрела на Николя, по бледному лицу беззвучно струились слезы.
- Почему мне никто ничего не говорил? – тихо спросила она. – Я же просила…
- Мы много спорили по этому поводу. Лали и Себ хотели тебе позвонить сразу, как мы узнали. Но потом мы подумали – неизвестно, как ты это воспримешь…мы думали, тебе нужен шанс на новую жизнь, без Кристиана… - Николя посмотрел на сидящую перед ним девушку, - Джоанна…
- Все в порядке, Николя, - Джоанна вытерла слезы и улыбнулась. – В конце концов, это было давно. И у Кристиана, насколько я могу судить, все сложилось отлично, - она кивнула на лежащий на соседнем стуле журнал. Он так и остался лежать открытым на том самом развороте, на котором красовалась фотография Кристиана. Николя взял журнал в руки:
- Да, наш Кри-Кри теперь звезда…
- Вы уже встречались?
- Нет, мы избегаем встреч.
- Почему, Николя?
- Не знаю… сам не знаю, Джоанна. Знаешь, как-то, года три назад, на какой-то журналистской тусовке я встретил Этьена. Это было так неожиданно, я не знал, что он вернулся в Париж. Так вот, Этьен… он прошел мимо, понимаешь… он сделал вид, что не узнал меня…
- Этьен? Но почему…
- Не спрашивай… Я пытался потом связаться с ним, узнал где он работает, звонил, писал несколько раз… Все безрезультатно. Его то не было на месте, то он был занят, а на письма он не отвечал. И я не очень-то хочу испытать это все еще раз.
- А остальные?
- Остальные… Знаешь, кто где… Со временем мы как-то отдалились друг от друга… Жозе и Бенедикт открыли галерею. Вполне успешно. Лали вернулась два года назад из Бразилии, где она вела популярное ток-шоу, теперь вот пробует себя на французском ТВ. Себастьен изредка дает о себе знать, он живет на юге, у него домик в деревне и большая семья – сейчас они с женой ждут четвертого ребенка.
Джоанна кивнула. О том, что Себастьен ушел от Лали, она знала от самой Лали. Она очень хорошо помнила ее телефонный звонок, поднявший на уши весь дом – неудивительно, ведь он раздался в три часа ночи.
- А Элен, Николя? – аккуратно спросила Джоанна. Николя опустил глаза, на губах застыла грустная улыбка.
- Почему ты спрашиваешь? Разве ты не знаешь?
Она знала. Знала, что они расстались. Знала, что Элен уехала в Австралию. Элен была единственным человеком, с которым она поддерживала отношения все это время. Они были по-настоящему близкими подругами, и эта дружба поддерживала их обеих, давала им силы. И сейчас Джоанна чувствовала, что пришло время поделиться этой силой с Николя.
- Знаю, - Джоанна протянула руку и нежно провела по колючей щеке Николя, - я знаю, что она очень скучает по тебе.
- Да, - Николя кивнул, - я по ней тоже тоскую…
На несколько секунд кухню заполнила звенящая тишина. Николя погрузился куда-то в свои мысли, а Джоанна… Джоанна поймала себя на том, что пристально рассматривает фотографию Кристиана. Он стоял вполоборота, в одной руке держал солнцезащитные очки, другой таким знакомым жестом поправлял волосы. Он смотрел прямо в камеру – взгляд уверенный и жесткий, на губах играла фирменная полуулыбка. Джоанна не могла сейчас сказать, что конкретно она чувствовала – то ли радость за него, за его успех, за то, что он справился с собой, за то, что так чертовски сексуально выглядел…то ли ее выводила из себя эта дурацкая фотография с этой его наглой ухмылкой, раздражал его холодный взгляд, его очки и то, что он так чертовски сексуально выглядел.
- Ишь, разулыбался тут! - прошипела девушка и с силой захлопнула журнал. Николя вздрогнул и с удивлением посмотрел на Джоанну.
- Ты что-то сказала?
- Да, хочешь еще чая?
Николя улыбнулся и тряхнул головой, как будто отгоняя от себя грустные мысли.
- Не откажусь. Слушай, - он наблюдал, как Джоанна набирает в чайник воду, - ты, наверное, не поверишь, но я же собирался тебя искать.
Джоанна поставила чайник на подставку, нажала кнопку и удивленно повернулась к Николя.
- Правда? Зачем? Что-то случилось?
- Да. Случилась Лали, с которой я теперь вместе работаю. Узнав, что мне предстоит командировка в Америку, она три недели без перерывов на обед и сон ныла, что я просто обязан встретиться с тобой. Потому что «это наш шанс, Николя, понимаешь, это же наш шанс!» - Николя передразнил Лали.
Джоанна рассмеялась – у Николя получилось очень похоже.
- Шанс на что?
- Уговорить тебя вернуться.- Николя посмотрел на Джоанну. Она отвернулась и демонстративно загремела чашками. Николя подошел к ней и обнял девушку за плечи.
- Джоанна…
- Вернуться в Париж? Нет, я не могу… Да и зачем? Что я там буду делать? Чем заниматься? Здесь у меня ранчо, лошади…И потом, здесь Стив…и Синди… Нет, Николя...я…я не могу.
- Эй, никто же не говорил, что бы уехать туда жить. Мы зовем тебя в гости. Мы все, понимаешь? Лали, Бене, Жозе и я…
- Николя, ты должен понять, я…
- Ты все еще продолжаешь прятаться. – Констатировал Николя. – Может, хватит, Джоанна? Может, пришло время жить?
Джоанна посмотрела на него с упреком.
- Я живу, Николя. Я живу, как умею.
- Джо… я не хотел обидеть тебя. Но я очень хочу, что бы мы все встретились…. Не знаю, мне кажется, это будет полезно всем нам. И потом, - Николя опустил глаза, - не переживай, Кристиана на встрече все равно не будет. Не думаю, что он захочет ворошить прошлое…
- И тут я его прекрасно понимаю, - мрачно произнесла Джоанна.
- Слушай, у Лали идея фикс – собрать нас всех вместе….- Николя сменил тактику. - Думаю, что ты достаточно хорошо знаешь Лали, что бы понять, что этот паровоз остановить невозможно?
Джоанна не смогла сдержать улыбку. Это точно. Если уж эта чертовка что-то задумала, то в щепки разлеталось все, что мешало ей это задуманное осуществить. Джоанна помнила, как они с Элен умирали со смеху, когда читали письмо Лали, в котором она рассказывала о своем переезде в Рио-де-Жанейро. Они тогда почти сочувствовали хозяину апартаментов, которые решила снять Лали.
- …плюс ко всему, ты же не хочешь, что бы по возвращении она сделала из меня инвалида во всех смыслах этого слова? – продолжал Николя.
Джоанна тяжело вздохнула:
- Николя…я подумаю, ладно? Я ничего не обещаю, но я подумаю….

***
Стив нервничал. Он уже семьдесят пять раз проклял себя за то, что оставил Джоанну наедине с этим французом. И что это ему взбрело в голову изображать воспитанность? Он всегда плевал на все условности, тем более, когда эти условности могли навредить его сестренке. И хотя Стив не имел ничего против этого Николя, он чувствовал, что его появление не принесет в их с Джоанной маленький мир ничего, кроме смуты.
Джоанна была для него всем. Его лучшим другом, его партнером по бизнесу, его маленькой сестренкой, в конце концов. Они всегда были дружны, с самого детства практически не расставались. Он помнил, как впервые увидел ее – только что родившуюся, когда они с отцом навещали маму в больнице. Как отец обнял его и сказал: « Ну вот, сынок, теперь ты – старший брат. Будешь заботиться о своей младшей сестренке, защищать ее». Помнил, как она впервые открыла свои большие, ярко-синие глаза и долго рассматривала его. И как он, четырехлетний малыш, пообещал сам себе, что никто и никогда не посмеет обидеть его Джоанну. И никто никогда не смел. В старших классах Джоанна даже устраивала ему скандалы, потому что считала, что он распугивает ее потенциальных кавалеров. Стив улыбнулся своим воспоминаниям. Да, так было… до тех пор, пока Джоанна не решила поехать учиться в этот чертов Париж.
Стив поежился. Он не любил вспоминать то время, когда Джоанна вернулась из Парижа, но и забыть тоже не мог. Черт, он бы дорого отдал, что бы раз и навсегда забыть голос Джоанны, когда она звонила ему из аэропорта. Что бы никогда не видеть, как его сестра – источник оптимизма и хорошего настроения, вечный двигатель, ураган – превратилась в бледную тень, разучившуюся улыбаться. Что бы не было никогда того утра, когда он нашел свою девочку безудержно рыдающей в кресле на веранде. Что бы никогда в их жизни не было этого ужасного года, когда никто… никто не знал, как ей помочь. Когда он смотрел на беспомощные лица родителей и бессильно сжимал кулаки, мечтая найти того, кто сумел сломать ее, и как следует начистить ему морду…
Да, они были очень близки. Особенно теперь, после гибели родителей. Они создали свой мир, в котором им было комфортно и спокойно, и Стив не очень-то спешил впускать в этот мир кого-то еще. Тем более этих французов. Им вообще не место в жизни Джоанны.
Он выключил зажигание и вышел из машины. Посмотрел на окна их квартиры – на кухне горел свет. Отлично, значит Николя, скорее всего, еще там.


KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 10 Фев 2012, 23:55

От Автора: Я не большой знаток Парижа - была там ровно 4 раза, 3 из которых - в командировке. Так что, не обессудьте... оперирую только набившими оскомину туристическими местами Sad Комментарии и критика, как обычно, приветствуются)))

ОН

«Ну уж нет. Я тебя больше никуда не отпущу…»

Машина резко затормозила, Кристиан вздрогнул и открыл глаза. Этьен покосился на друга:
- Прости, дружище. Улицы Парижа в это время суток не располагают к спокойной и плавной езде.
- Да ладно, - Кристиан поморщился. Возвращение в реальность давно уже не приносило ему никакой радости. - Слушай, высади меня где-нибудь в центре, а? Хочу пройтись…
- У меня, вообще-то другая идея, - Этьен остановил машину на светофоре и повернулся к Кристиану, - как насчет пойти посидеть в том миленьком ресторанчике, что недавно открылся на Риволи? Я бы уже, наконец, поел чего-нибудь, честно говоря.
- Господи, Этьен, ты вообще о чем-нибудь, кроме еды, думаешь?
- Думаю, когда не голодный. Ну так что? Решай скорее, а то зеленый сейчас загорится.
- Хорошо. – Кристиан кивнул. Есть он не хотел, но еще меньше ему хотелось спорить.
Этьен удовлетворенно замолчал и аккуратно повернул направо. До нужного ресторанчика ехать еще, примерно, минут 15, и он не собирался испытывать удачу и обсуждать с Кристианом произошедшее на конференции. Не сейчас. Этьен слишком хорошо знал друга, что бы понимать, что любая попытка влезть ему сейчас в душу только оттолкнет его еще дальше, заставит еще больше закрыться.
Кристиан откинулся на спинку сиденья и снова прикрыл глаза. Он бы сейчас с удовольствием остался один. Прогулялся бы по улицам Парижа, окунулся бы в воспоминания… может быть, нет, скорее всего, навестил бы сад Тюильри, тот самый парк, который они так любили, будучи студентами… где столько времени провели с ней, гуляя по парковым аллеям, держась за руки и целуясь на лавочках…дошел бы до их любимой скамейки – в самом дальнем уголке сада, скрытой кустом персидской сирени, рядом с маленьким фонтанчиком. Сколько здесь было сказано нежных слов, сколько разделено мечтаний и тревог… Как же он был счастлив тогда! С какой гордостью держал он ее за талию, с каким трепетом прижимал к себе, как ревновал к каждому взгляду, брошенному в ее сторону… Сколько бы он отдал сейчас… да что там, он бы отдал все, что бы хоть на минуту снова окунуться в эту гамму чувств и эмоций, почувствовать себя живым…снова, любимым… любящим….
Этьен припарковался и аккуратно тронул Кристиана за плечо:
- Старик, приехали. Выметайся давай, хорош мечтать.
Кристиан нехотя вылез из машины и потянулся. Вдохнул полной грудью воздух майского Парижа. А что, может быть, обед был не такой уж и плохой идеей. Он улыбнулся, потер руки и подтолкнул Этьена к входу в ресторан:
- Давай в темпе, верзила! Я что-то такой голодный, сил аж никаких нет!
Этьен улыбнулся показной улыбкой в 32 белоснежных зуба, всем своим видом давая понять, как его обрадовали слова Кристиана. И только очень внимательный человек мог заметить, что глаза его не улыбались, и в них плескалось беспокойство.
- Может, на веранде посидим? – все с тем же энтузиазмом продолжал Кристиан. – Ты смотри, погода какая!
- Нет, это неразумно, Кристиан. Ты же не думаешь, что твое бегство осталось незамеченным? – Этьен проследил за реакцией друга, но тот никак не отреагировал на упоминание о недавнем происшествии, - Наверняка за нами уцепилась тройка-другая шакалят. А внутрь их не пустят.
- Шакалят? Как-то ты неуважительно отзываешься о своих собратьях по перу.
- Обидеть норовишь? – теперь уже Этьен легонько подталкивал друга в спину. Кристиан поднял вверх глаза, шутливо оценил разницу в росте и громким шопотом произнес:
- Что ты, что ты! И в мыслях не было!
Со стороны все выглядело так обычно, так мило: двое старых друзей воспользовались перервом на обед, что бы в легкой и непринужденной обстановке поболтать о жизни, рассказать друг другу о последних событиях, может быть, договориться о будущих планах… просто хорошо провести время. Они дурачились и шутили, улыбались друг другу. Но каждый из них был внутренне напряжен, каждый преследовал свою цель, каждый думал о своем. Нет, совсем не легким будет этот обед…

***
- Благодарю Вас, господа, за уделенное нам время. Надеюсь, мы ответили на основную массу вопросов. Еще раз приношу свои извинения за то, что Кристиану пришлось срочно уехать. Но процесс записи диска требует максимального участия музыканта. – С этими словами Ани закрыла папку с документами и отключила микрофон. Бессильно откинулась на спинку стула и выдохнула. « Слава Богу! Блин, я, наверное, поседела за эти сутки!». Рядом с ней на стул опустился Жак:
- Уууфф, - театральным жестом смахнул он невидимый пот со лба, - жарко было, да?
- Да уж, - Ани улыбнулась, - не то, что бы мне было с чем сравнивать…это же моя первая конференция…
- Ты молодцом держалась. Нет, правда. Разрулила все мастерски.
- Полин звонила? – Ани это было не особенно интересно, но, в конце концов, Полин была ее начальницей.
- Да. – Жак отвел глаза.
- Ты ей все рассказал? – она сделала ударение на слове «все».
- В общих чертах… - Жак замялся, - в общем, не совсем все… опустил некоторые детали.
Ани удивленно посмотрела на Жака. Это было крайне странно. Обычно он докладывал Полин все – до мельчайшей подробности, до интонации. Почему это сегодня он решил «опустить некоторые детали»???
Жак заерзал на стуле под пристальным взглядом девушки.
- Слушай, Ани, я же знаю, что ты обо мне думаешь. Но мне плевать, понимаешь? Я думаю, у Полин и так проблем хватает, что бы еще дергаться из-за этого невротика, вот и все. Я просто забочусь о ней.
- Да без проблем, Жак, - девушка хлопнула его по плечу и встала, - о ней, так о ней. Она сделала несколько шагов в сторону выхода и, вдруг, резко развернувшись, спросила:
- За что ты его так не любишь?
Жак ошарашенно отпрянул назад.
- Кого? – не понял он.
- Ой, пожалуйста, Жак, не делай вид, что ты не понимаешь. Так за что?
- Я не не люблю его. Я к нему никак не отношусь. Он мой клиент, я с ним работаю, а любить его в мои обязанности не входит. В твои, кстати, тоже. Это может плохо кончится.
- Это тебя Полин просила передать?
- Практически.
- Можешь доложить ей, что я испугалась-преиспугалась. – Ани скорчила гримасу, изображающую ужас.
- Ани…
- Да ладно, Жак. Я поняла тебя. Все, я пошла. Мне еще надо разыскать нашего беглеца. Кстати, Жак… выясни, что это за умник сегодня выступал, ок?
- Хорошо. – тяжело вздохнул Жак и отправился вслед за Ани, по пути набирая какой-то номер на своем телефоне.

Ани вышла на улицу. Ее машина осталась сиротливо стоять около дома Кристиана, и девушка, наслаждаюсь минутами свободы и прекрасным весенним Парижем, решила пройтись. В голове ее беспорядочно роились мысли и образы, а еще вопросы, на которые у нее пока не было ответов. Пока.

***
Кристиан еще минут пять повертел в руках меню и со вздохом отложил его, так ничего и не выбрав. Аппетит вдруг куда-то пропал, а вместе с ним и недавнее настроение, и им опять завладела тоска. Он отвернулся и уставился в окно.
Этьен все еще сосредоточенно изучал меню и, казалось, не замечал ничего вокруг. На самом деле он давно уже и думать забыл про еду. Он наблюдал за Кристианом. И размышлял о том, с какой строны начать не слишком приятный для них обоих разговор.
- Может, перестанешь? – не отрывая взгляда от окна, произнес Кристиан.
- Не понял? – Этьен поднял голову и с искренним удивлением уставился на друга.- Перестану что?
- Делать вид, что тебя так заинтересовал этот суп. – Кристиан, наконец, повернулся к Этьену и кивнул на открытое меню, которое тот держал в руках. – Ты уже минут 10 его изучаешь. Не знал, что ты так пристрастен к еде.
- Ты что, следил за мной, что ли? – Этьен с деланной обидой надул губы, захлопнул меню и отложил его в строну.
- А ты за мной. – Кристиан пристально посмотрел в глаза Этьену. В его взгляде не было абсолютно никакого намека на шутку.
«Ну что ж, малыш Кри-Кри… Ты существенно облегчил мне задачу.» - Этьен отодвинул приборы на край стала и сел поудобней.
- Слушай, - начал он, но был прерван подошедшим к ним официантом.
- Кофе. – быстро заказал Кристиан. Этьен покачал головой.
- Сегодняшнее блюдо от шеф-повара. Два. Кофе потом. – и он выразительно посмотрел на Кристиана. Тот фыркнул, презрительно скривив губы:
- Не лопнешь?
- Прекрати, Кристиан. Если понадобится, буду кормить тебя с ложечки, понял? На тебя уже смотреть страшно. Это что, какая-то извращенная форма самоубийства?
- Этьен… не сгущай краски, а? Может у человека не быть аппетита?
- У человека может. У тебя – нет. Ты всегда ел за троих, так что оставь свои сказки для кого-нибудь другого, ок? – Этьен уже настроился на серьезный разговор и сбить его с этого настроя теперь было невозможно.

Кристиан хорошо знал, что его ждет. Очередная промывка мозгов. Сейчас Этьен проникновенным голосом будет рассказывать ему, что так жить нельзя, что нужно забыть, простить, отпустить… бла бла бла… Сколько раз он все это слышал? От скольких людей? Почему все они – от самых близких и родных, вроде мамы, Этьена, Полин, до совершенно чужих, типа того горе-психолога в реабилитационном центре – почему все они считали, что знают, что он чувствует, о чем думает, чем дышит? Откуда была в них эта нелепая уверенность, что они знают, как ему нужно жить, если он и сам этого не знал? Больше не знал? Не знал с тех самых пор, как ушел, уехал в никуда; растерянный двадцатилетний мальчишка, кретин, в одночасье потерявший все, испугавшийся ответственности, не сумевший принять верное решение… Откуда было знать им – всем этим людям, что всякая надежда на мир с самим собой была им бесповоротно потеряна, и единственное, что еще помогало ему держаться – его музыка. Но и эта ниточка становилась все тоньше, все незаметнее, все чаще рвалась, и это было уже всего лишь вопросом времени, когда она разорвется раз и навсегда…
Кристиан вздохнул и запустил руку в карман джинсов. Нащупал небольшой пакетик и удовлетворенно улыбнулся. Если уж ему не избежать этого разговора, то он не собирался проводить его в хоть сколько-нибудь трезвом рассудке. Он в упор посмотрел на Этьена, все это время напряженно ожидавшего его реакции, и медленно и спокойно произнес:
- Ладно. Давай поедим, и я выслушаю твою лекцию. Но для начала я пойду руки помою. – С этими словами Кристиан поднялся из-за стола и направился в сторону туалетов, крепко сжимая в кармане свое спасение.
Этьен проводил Кристиана взглядом. Подозвал официанта:
- К черту кофе, виски через 10 минут. – он встал. - Тоже пойду руки помою. Гигиена очень важна, знаете ли.

***
- Бенедикт, где, черт возьми, тебя носит? – Жозе уже битый час безуспешно пытался дозвониться до своей непутевой подруги и, в конце концов, просто решил оставить ей сообщение, - ты помнишь, что мы сегодня договорились пообедать вместе? Короче, я уже уехал в ресторан, подъезжай сразу туда, ок?
Он отключил телефон и вышел из машины. Это просто невероятно! Первый раз за последние три недели они решили выбраться куда-то вдвоем, и то она опаздывает. Наверняка опять зацепились языками с этой чертовой Лали, что б ее разорвало на месте….
В кармане запищал телефон – ну, естественно – Бене.
- Ну, и где ты?
- Жозе, ну не сердись. Я ездила на встречу с заказчиком, а его офис оказался недалеко от студии…
- Лали – прервал ее Жозе, - недалеко от студии Лали. Я так и думал.
- Лали и Николя, - поправила его Бенедикт. – Вообще-то я зашла узнать, не вернулся ли еще Николя, вот… ну и встретила…
- Лали. – Жозе закатил глаза и громко вздохнул.
- Слушай, ну прости. Я уже практически выехала. Через 15 минут буду. Можешь заказать мне что-нибудь на твой выбор? – внезапно в трубке что-то сначала зашумело, потом застучало, потом захихикало. Потом трубка на несколько секунд затихла и снова заговорила, но почему-то чужим голосом:
- Вообще-то, Жозе, милый, закажи мне что-нибудь тоже. Я ужасно голодная, а в этом вашем ресторанчике, говорят, невероятно вкусно готовят. Кстати, я же не сильно вам помешаю, правда? Бене сказала, что все в порядке… Ну все, мы скоро будем, жди. – В трубке раздались короткие гудки.
- Лали… - Жозе обреченно махнул рукой и направился к ресторану.

***
Кристиан включил воду и закрыл дверь кабинки на замок. Достал из кармана заветный пакет и аккуратно высыпал часть содержимого на салфетку. Со знанием дела распределил порошок ровным слоем в тоненькую полоску, остатки бережно убрал обратно в карман. Это был отменный порошок, кокаин экстра класса – такой не всегда удавалось купить. Он уже предвкушал скорое ощущение эйфории, пусть мимолетное, пусть ложное, но счастье. Закрыл глаза и постарался успокоиться – сердце колотилось с какой-то нереальной скоростью. 15 минут… На 15 минут вернуться в мир живых. В мир, где все хорошо, все счастливы, смеются в голос, и улыбаются друг другу потому, что любят… Где умеют прощать. Где сумели простить…
- Кристиан. – его имя прозвучало неожиданно и где-то очень близко. Кристиан вздрогнул, приготовленная к употреблению доза рассыпалась на пол. Он чертыхнулся.
- Значит, я не ошибся, - в голосе Этьена явно слышалось разочарование.
Кристиан открыл дверь и практически врезался в друга.
- В чем? Не ошибся в чем? – он постарался обойти Этьена, но тот не сдвинулся с места. – Ты позволишь?
- Не позволю. – тихо и уверенно произнес Этьен. Кристиан проследил за его взглядом – Этьен смотрел на рассыпанный по полу кокаин. – Не позволю.
Что произошло дальше – Кристиан не понял, потому что несколько минут спустя обнаружил себя на полу в противоположном конце туалетной комнаты. В голове звенело, челюсть ныла, и, вдобавок ко всему, какой-то мужик поливал его холодной водой.
- Очухался? – голос поливавшего и вопрошавшего показался Кристиану знакомым.
- Вроде. – он приподнялся, потряс головой и попробовал сфокусироваться. – Что случилось-то? Где Этьен?
- Хрен его знает, что тут у вас случилось. Этьен твой в зале виски глушит. Ты в туалете на полу валяешься. Ничего не скажешь – вот это встреча! – говоривший покачал головой.
- Жозе?! – Кристиан аж присвистнул от удивления. – Ты что здесь делаешь?
- Где конкретно? В туалете, в ресторане, в Париже, на планете Земля? – Жозе не по-доброму взглянул на Кристиана.
Все правильно. Ты знал, что так будет. Ты знал…
Кристиан поднялся, молча подошел к раковине, умылся. Повернулся к Жозе и ровным тоном произнес:
- Был рад встрече, Жозе. Спасибо и прости, что так…- он неловко пожал плечами и обвел взглядом комнату. Жозе на него не смотрел. Кристиан понимающе кивнул и быстрым шагом двинулся к двери. Он подумает об этом позже. Сейчас ему надо было найти Этьена.

***
Этьен залпом осушил второй стакан виски. Жестом показал официанту, что бы тот принес бутылку. На столе уже дымилось что-то невероятно вкусно пахнущее в количестве двух штук. Но Этьен потерял аппетит, окончательно и бесповоротно. Как, черт возьми, все так вышло из-под контроля? Когда этот мелкий поганец снова взялся за старое? Почему? Почему не пришел к нему, ведь они же договорились тогда, пять лет назад, что бы не случилось… И откуда возник сегодня этот чертов Жозе? Почему именно сегодня? Он открыл только что принесенную бутылку и снова плеснул себе виски.
Сзади на плечо легла чья-то рука. Этьен сделал вид, что не заметил этого, продолжая сосредоточенно изучать остатки виски в своем стакане. Только когда Кристиан с тяжелым вздохом сел напротив, он, наконец, поднял глаза и долго и внимательно смотрел на своего друга. Потом молча налил в стакан еще виски и протянул Кристиану. Тот так же молча выпил.
Они еще какое-то время сидели в полной тишине – друг против друга, упершись друг в друга взглядами. Кристиан не выдержал первый, отвел глаза. Допил виски и тихо спросил:
- Откуда ты знал?
Этьен сердито фыркнул.
- Я был там, помнишь? Внезапная перемена настроения, отсутствие аппетита, внезапная усталость, сонливость, небольшой насморк… я все это знаю, Кристиан.
- Прости.
- Нет.
- Этьен…
- Мы не в детском саду, Кристиан, и ты не нашкодивший ребенок. Хочешь спустить свою жизнь в унитаз – пожалуйста, только я в этом принимать участия не буду.
Этьен достал бумажник, отсчитал несколько купюр и бросил их на стол.
- Обед за мой счет. В качестве компенсации за нанесенную травму челюсти.
Кристиан смотрел на друга и понимал, что он должен что-то сделать. Объяснить, оправдаться… остановить, не дать ему уйти. Он так устал терять близких людей из-за собственной глупости… из-за собственной слабости…
- Подожди. – негромко, почти шепотом, произнес Кристиан. Он привстал, достал из заднего кармана джинсов мятый листок и протянул его Этьену.
- Вот. Полин ушла из-за этого.
Этьен, уже встававший из-за стола, плюхнулся обратно на стул и взял листок из рук Кристиана. Это был черновик, видимо, новой песни.

Уже давно
Уже давно живу, не поднимая головы,
Уже давно тебя в последний раз я видел.
Я не способен больше ни на что, увы,
С тех самых пор, как я тебя обидел.

Уже давно я не могу услышать голос твой.
Уже давно твой телефон молчит на все призывы.
И я готов платить за каждую твою слезу,
Но чувствую, что на исходе силы.

Я помню все, что сделал с нами, и поверь -
Каким бы сам себе дерьмом я не казался –
Лишь ты одна поддерживаешь жизнь во мне,
Лишь потому, что ты есть – я держался.

Уже давно не видел я твое лицо в свете свечей,
Уже давно забыта мной музыка смеха.
Но помню до сих пор губы твои на вкус,
И эта память для меня важней успеха

Уже давно я не виню кого-то в том, что есть,
Уже давно ни перед кем не извиняюсь.
Но если ты придешь и сможешь мне помочь,
Я упаду к ногам твоим, раскаюсь.

Я помню все, что сделал с нами, и поверь -
Каким бы сам себе дерьмом я не казался –
Лишь ты одна поддерживаешь жизнь во мне,
Лишь потому, что ты есть – я держался.

И если ты придешь и сможешь мне помочь…

Я падаю к ногам твоим …Я каюсь…



Этьен несколько раз перечитал прыгающие перед глазами строки. Наконец, поднял глаза на Кристиана. Тот сидел, опустив голову, и старательно превращал бумажную салфетку в подобие снежных хлопьев. Этьен положил черновик на стол перед Кристианом.
- Это то, о чем я думаю?
- Да.
- Что ты скажешь, если мы уберемся из этого ресторана и пойдем прогуляемся? – Этьен взял со стола недопитую бутылку виски. Кристиан молча кивнул.

Выходя из ресторана, они не заметили, что за ними наблюдают. Не видели они и того, как наблюдавший подошел к их столику и взял со стола забытый Кристианом листок с рукописным текстом.
[i]

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Сб 11 Фев 2012, 00:18

Старая старая песня, нежно мной любимая. Как мне кажется, абсолютно верно передает чувства моего Кристиана.



Правда, я ее люблю больше в исполнении Лары Фабиан или Далиды. Но в оригинале она, все же, мужчиной написана...

Я больше не мечтаю,
Я больше не курю,
Мне больше нечего рассказать.
Я смешан с грязью без тебя,
Я отвратителен без тебя...
Я словно сирота в дортуаре**...

Я больше не чувствую желания жить.
Моя жизнь останавливается, когда ты уходишь.
Моей жизни больше не существует,
А моя постель
Превращается в вокзальный перрон,
Когда ты уходишь...

Я болен, абсолютно болен,
Словно в те времена, когда моя мать уходила по вечерам,
Оставляя меня наедине с моим отчаянием.

Я болен, безнадежно болен...
Ты приходишь, когда тебе вздумается,
И куда уходишь никогда неизвестно.
И скоро будет уже два года,
Как тебе на это наплевать.

Словно к скале, словно ты – грех,
Я привязан к тебе.
Я утомлен, я изнурен,
Пытаясь казаться счастливым,
Когда они рядом.

Я пью ночами,
Но все виски
Для меня имеют один и тот же вкус.
Все корабли проплывают с твоим флагом...
Я уже не знаю, куда пойти, - ты повсюду...

Я болен, абсолютно болен.
Я орошаю своей кровью твое тело,
Я словно мертвая птица,
Когда ты спишь...

Я болен, безнадежно болен...
Ты лишила меня всех моих песен,
Ты поглотила все мои слова***,
Однако я, я был способен на многое****, до того как прикоснулся к твоей коже...

Эта любовь меня убивает,
И если так будет дальше продолжаться,
Я сгнию в одиночестве
У радио, как полный идиот,
Слушая свой собственный голос,
Доносящийся оттуда.

Я болен, абсолютно болен...

Словно в те времена, когда моя мать уходила по вечерам,
Оставляя меня наедине с моим отчаянием.

Я болен, да, я болен!
Ты лишила меня всех моих песен,
Ты поглотила все мои слова,
И теперь сердце мое безнадежно больно,
Окружено заграждениями...
Ты слышишь, я болен...


* песня написана от лица мужчины
** общ. спальня
*** досл. Опустошила мой словарный запас
**** досл. имел талант

Источник: http://www.amalgama-lab.com/songs/d/dalida/je_suis_malade.html#ixzz1m1mgNaEI


KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 24 Фев 2012, 20:47

От Автора: вымученная глава, так что прошу стого не судить(((. Как-то не получается у меня описать состояние Джо после ее последнего возвращения так, как я его чувствую. Наверное, словарный запас маловат...

ОНА

Джоанна яростно захлопнула за собой дверь. Внутри нее все кипело и клокотало, она была готова разнести вдребезги весь этот чертов дом. А еще лучше – как следует отлупить Стива. Может быть тогда хоть капля здравого смысла вернется в его дурацкую голову.
Она выбежала на улицу, по дороге натягивая жакет. Если ей повезет, то она еще сможет догнать Николя и извиниться. Нет, ну надо же, ну какой Стив кретин!!! Ну ничего, она с ним разберется, вот только найдет Николя. Только бы его найти… Джоанна огляделась по сторонам, стараясь припомнить название отеля, в котором остановился Николя. Кажется, это был Хилтон…черт, но Хилтонов в Хьюстоне – как грязи….Бинго! Хилтон Америкас! Джоанна на секунду притормозила и, прикинув расстояние до отеля и оценив свои возможности, все таки решилась на пробежку. Обувь была неудобной, одежда – а на ней все еще красовался тот самый лимонно-желтый костюм – совершенно нераспологающей к пробежкам, но возвращаться домой ей сейчас хотелось меньше всего. Она очередной раз сама себе дала втык за импульсивность, за то, что выскочила без сумки, без телефона, без ключей от машины…. В общем, надежда была только на саму себя, на свои глаза, на свои ноги.

Николя неспеша брел по оживленным улицам вечернего Хьюстона. События последних двух дней – перелет, Хьюстон, интервью с Синди Тайлер, съемки… наконец, встреча с Джоанной – такая неожиданная и такая долгожданная… - все это сейчас накрыло его с головой. Он бездумно шел по улице, пытаясь, как обычно, разложить все по полочкам, навести порядок в мыслях, убрать эмоции и подключить логику. Только что-то на этот раз ему это никак не удавалось. И Николя не мог понять в чем дело – виноват ли в этом невероятный город Хьюстон, воспоминания, разбуженные встречей с Джоанной или неожиданное столкновение с ее братом??? Он тряхнул головой. Да уж… так себе встреча получилась… хорошо, что он не претендовал на ее руку – Николя грустно улыбнулся своим мыслям. Он был расстроен и обескуражен. Расстроен потому, что впервые он услышал, даже, скорее, ощутил физически, что значил тот последний отъезд для Джоанны. До сих пор ему, да, и, наверное, никому из их группы, не приходило в голову примерить на себя ситуацию с позиции Джо. Все они всегда были сосредоточены на том, как все это – Линда, ребенок, предательство Кристиана, отъезд Джоанны – сказалось на них. На их настроениях, их эмоциях, их переживаниях. Иногда он думал о Кристиане, но эти мысли причиняли ему боль, и постепенно Николя научился их блокировать. Периодически Элен рассказывала ему последние новости о Джоанне, и из этих новостей у Николя складывалась вполне себе радужная картинка. И вот эта собственная толстокожесть, собственная слепота сейчас так обескуражила его. Сейчас, по прошествии 10 лет, он вдруг понял, чего стоила Джоанне эта его «радужная картинка». Вернее, он не понял – ему объяснили. Николя почувствовал, как по спине пробежал холодок и поежился. Стив, конечно, не был мастером красноречия, но его эмоции говорили сами за себя.

***
- Нечего тут думать, Джо!
Стив появился на кухне неожиданно – ни Николя, ни Джоанна, погруженные в нелегкий разговор, не слышали, как он вошел.
- Стив?! – Джоанна удивленно выдыхнула, - и давно ты, прости, подслушиваешь?
- Я не подслушиваю, сис. Я пришел к себе домой и услышал то, что услышал. Слава Богу, я вернулся вовремя. – Стив повернулся к севшему обратно за стол Николя:
- Привет еще раз.
- Привет. – Николя привстал и протянул руку, но Стив его проигнорировал – он уже сверлил глазами Джоанну. Та демонстративно гремела чашками.
- Чай будешь? Только что заварила. С мятой.
- Джоанна. – Стив забрал из ее рук чашку и отодвинул чайник в сторону. – Посмотри на меня.
Девушка подняла на него глаза, и Стив без труда прочитал в них всю гамму эмоций, бушевавших у нее внутри. Смятение. Страх. Обида. Надежда. Растерянность. Радость… Стоп: надежда???? Стив чуть наклонил голову и нахмурился. Джоанна быстро отвела глаза и снова принялась возиться с чайником. Николя смущенно заерзал на стуле.
Стив хорошо знал свою сестру. Слишком хорошо, что бы понять, что она уже приняла решение. Она могла еще сама не осознавать этого, но он-то видел. Видел это в ее глазах. В чуть заметной улыбке, заигравшей на ее губах. Эта дуреха решила поехать в чертов Париж. Туда, где однажды уже разбилось ее сердце, туда, откуда так никогда и не вернулась прежняя Джоанна. Нет, он не может этого допустить. Нет. В конце концов – это его обязанность – защищать ее, оберегать, пусть даже от себя самой. Однажды он уже сплоховал, уступил, проявил слабость – и чем это закончилось? Стив посмотрел на Джоанну. Та закончила измываться над чайником и теперь яростно надраивала столешницу. Убеждать ее в чем-то сейчас – значит заставить сделать наоборот. Стив улыбнулся: она была упрямее самого упрямого техасского быка, это точно. Он сел за стол, напротив Николя, который последние десять минут сосредоточенно изучал содержимое своей чашки.
- На чаинках гадаешь?
Николя вздрогнул, перевел взгляд на Стива.
- Типа того.
- И как? Что обещают?
- Не понял пока. – Николя чувствовал, что разговор затеян не просто так, поэтому слегка нервничал.
- Слушай, - Стив в упор посмотрел на гостя, - я не мастер дипломатии, ходить вокруг да около не умею. Я тут ваш разговор как бы подслушал и теперь хочу, что бы ты выслушал меня.
- Стив! – Джоанна отвлеклась от еще так недавно занимавшей ее уборки. – Прекрати.
- А что такого, сестренка? Я хочу поговорить с твоим другом. Могу я поговорить с твоим другом??? – Стив вложил в эти слова весь сарказм, на который был способен. Джоанна послала брату целую серию уничтожающих взглядов. Николя, почувствовав, как внезапно накалилась атмосфера на маленькой кухне, попытался всех успокоить:
- Джо, все в порядке. Стив, конечно я тебя выслушаю. – И он обескураживающе улыбнулся обоим.
- Черт знает что! – Выдохнула Джоанна и направилась к выходу. – Ладно, мальчики, пардон, но я сегодня в цирк не собиралась. Николя, рассчитываю на твое благоразумие. Стив, - и девушка перешла на шипящий шепот, - с тобой я позже поговорю. С этими словами она вышла, и через несколько секунд оба парня вздрогнули от звуков музыки, раздавшейся из ее комнаты.
- Так, - Стив привык действовать без обиняков, переходя сразу к сути, - я тебя не знаю, Николя, не знаю, что ты за человек. Возможно, ты неплохой парень, возможно, сложись обстоятельства иначе, мы бы стали друзьями. Но в данный конкретный момент ты мне не нравишься. Мне не нравится то, что ты пришел в мой дом и пытаешься снова выбить почву из-под ног моей сестры. – Стив достал из кармана куртки сигареты и закурил. Николя собрался было что-то возразить, но Стив не дал ему такой возможности.
- Ты не знаешь, какой она была, когда вернулась из вашего долбанного Парижа. Ты не видел. Я видел. Ты не знаешь, как это было – когда самая жизнерадостная девчонка Техаса перестала смеяться. Когда она сутки напролет проводила, закрывшись в своей комнате. Делала вид, что читает. А на самом деле – плакала. Когда она почти перестала есть. Перестала разговаривать. Спать. Все время думала о чем-то. И бродила, как чертово привидение по ночному дому. Мы не знали, как ей помочь. Мы не знали, что произошло – она не рассказывала нам. Догадывались, что это как-то связано с тем засранцем, из-за которого она однажды уже возвращалась. Но не были уверены. Ты можешь себе представить – какого это – смотреть, как твой ребенок сдался, перестал бороться, а ты ничего не можешь сделать? Конечно не можешь, откуда тебе. Ты мог бы спросить об этом моих родителей… жаль, что не сможешь… Черт, сколько раз я почти уже улетал в этот ваш Париж, сколько раз мысленно находил этого гаденыша Кристиана, с каким удовольствием бил ему морду…
Николя, все это время сидевший неподвижно, вздрогнул, услышав знакомое имя. Это не укрылось от Стива и он зло усмехнулся.
- Джоанна все рассказала? – Николя не узнал свой собственный голос.
- Однажды я нашел ее в пять утра на веранде. Была осень, прохладно, она сидела в кресле, в пижаме, и рыдала. Безутешно, отчаянно… знаешь… так плачут, когда прощаются с близкими…на похоронах…
Николя поежился. Стив был прав – он не знал ТАКОЙ Джоанны. И, если честно, не был уверен, что хотел бы знать.
- Вот тогда ее словно прорвало. Она начала рассказывать и говорила, говорила, говорила… о том, как вы все встретились, о том, как она впервые увидела его, как влюбилась, о вашей группе, о музыке, о вечерах, о девчонках… но больше всего она говорила о нем. И я понял – она все еще любила его. Оправдывала его, винила во всем себя. Представляешь, - Стив в упор посмотрел на Николя, - она сидела там - разбитая, зареванная, бледная, сама на себя непохожая – и рассказывала мне, что он ни в чем не виноват!
Стив снова закурил. Николя впервые в жизни тоже почувствовал желание затянуться. Он подался вперед, взял сигаретную пачку, повертел ее в руках, отложил в сторону. Поднял глаза на Стива:
- Что ты от меня хочешь? Что бы я сказал, как мне жаль? Мне жаль. Но прошло 10 лет…
- На черта мне твоя жалость? – перебил его Стив. – Мне плевать, на твои чувства и на то, чего ты хочешь. Я думаю о Джо. И настоятельно рекомендую тебе тоже хоть раз подумать о ней. – Стив встал. Николя тоже.
- Стив, я понял. Я не буду уговаривать ее вернуться в Париж. Но и отговаривать не стану. Пусть она сама решает.- Николя взял со спинки стула свою куртку и вышел в коридор. Чуть помедлил у двери и вернулся:
- Знаешь, мы не плохие люди. Мы были молодыми, делали ошибки. И Кристиан… он тоже ошибся. Но он любил Джоанну, это я знаю точно. – Больше ему нечего было сказать. Уже закрывая за собой дверь, Николя услышал:
- Да пошел ты!


***

- Эй, мистер! Эй! С Вами все в порядке? – Николя вздрогнул и открыл глаза. Огляделся и с удивлением обнаружил себя на скамейке в каком-то парке. Рядом стоял полицейский и теребил его за плечо.
- Да…ээммм…да, все в порядке, спасибо. Задремал, наверное…смена часовых поясов, знаете…
- Ага, ну и местечко Вы нашли, что б подремать, мистер. – Полицейский критически осмотрел Николя. – Сами-то Вы откуда будете?
- Из Франции. Я журналист.
- Ага, журналист, значит. Вот что, мистер, общественный парк в центре Хьюстона – это Вам не Енисейские луга. Тут дремать никак нельзя – вмиг останетесь босым да голым. Вы, кстати, проверьте – на месте ли бумажник и прочие ценности. А то могли уже и упереть, ага.
Николя, изо всех сил старавшийся сдержать улыбку, похлопал себя по карманам:
- Да, вроде, все на месте. Спасибо, офицер.
- Ага, да не за что. Служба такая. Привет Шарлю де Голлю! – с этими словами полицейский удалился, гордый то ли тем, что его только что произвели в офицеры, то ли своими познаниями о Франции.
Николя поднялся со скамейки, потянулся и тряхнул головой. Надо собраться. Завтра предстояло еще одно интервью с Синди Тайлер, а с ней надо держать ухо востро. Но самое неприятное – это то, что завтра придется сообщить Лали и Бене неприятную новость – он не привезет с собой Джоанну. Да… так себе завтра намечается денек…
В кармане два раза жалобно пискнул телефон. Николя достал его и нажал на кнопку «прочитать». С удивлением обнаружил, что отправителем был его старинный друг Жозе, который, согласно его, Николя, подсчетам, должен был уже мирно почевать, уткнувшись носом в плечико милой Бене. Николя открыл сообщение:
«Нико, перезвони, а? А то тебе звонить больно дорого, а меня сейчас просто разорвет, если я с тобой ЭТИМ не поделюсь!»
Николя хмыкнул. . Наверняка опять будет в деталях расписывать какую-нибудь очередную художницу, подцепленную в этом чуднОм арт-кафе, куда он повадился таскаться по вечерам. Бедная Бенедикт! Он набрал номер Жозе и направился к выходу из парка.
Жозе ответил после первого же гудка:
- Нико, привет, спасибо, что перезвонил! – его голос едва пробивался сквозь помехи, но даже так Николя почувствовал напряжение.
- Да не за что. Жозе, что-то случилось?
- Да нет…да…то есть, нет, пока…но может…а, может, уже случилось…не знаю!
- Ты бухой, что ли? Шуруй, давай, домой, время – ночь-полночь. Бене из тебя знаешь что сделает?
- Да при чем тут Бенедикт?!
- Боже, Жозе… Кто она? Художница, фотограф, ассистент фотографа, натурщица, модель?
- Какая, к черту, модель?!! Николя, дай мне сказать!
- Жозе, - Николя вздохнул, - я знаю наперед все, что ты мне скажешь. Погоди секунду. – Николя вышел на улицу и поймал такси. Назвал таксисту адрес и, усевшись поудобнее, снова поднес телефон к уху:
- Ну, давай, рассказывай.
- Блин, Нико…Я доже не знаю, с чего начать… В общем, я их сегодня встретил.
- Кого?
- Этьена…и…Кристиана. Вдвоем. В ресторане. Этьен бил Кристиану морду в туалете. Потом они свистнули бутылку виски со стола и ушли в неизвестном направлении. А еще… Нико? Эу, ты где там? – Жозе для верности пару раз дунул в трубку. – Николя?
- Да тут я, тут – Николя с трудом услышал сам себя.
- Фух, ну хорошо, а то я думал, ты там в обмороке. В общем, вот. Я тебе рассказал.
- И что? Ты с ними говорил?
- С кем? Этьен чуть не сбил меня с ног, вылетел, как разъяренная фурия. Я сомневаюсь, что он вообще меня узнал. Кристиан спросил «что ты сдесь делаешь» - так, знаешь, как будто простым смертным не дано попасть в этот вшивый ресторан. Только звездам.
- Да брось, Жозе, ты же сам в это не веришь.
- Не верю. – Жозе помолчал. – Но когда я его увидел… как будто все заново пережил…не смог с собой совладать, в общем.
- Понимаю. – Николя подумал о том, что ему рассказал Стив о Джоанне. Никто не знает, как все это переживал Кристиан… кто они, что бы судить…
- Нико…- голос Жозе чуть дрогнул, - я скучаю по ним.
- Я тоже, Жозе. Слушай, я послезавтра вернусь, поговорим, ладно? Девчонки в курсе, что ты…
- Я что, похож на самоубийцу? – Жозе фыркнул. – Да я рядом с этой полоумной и рта не открою! Она же потом весь мозг выест чайной ложкой.
Николя рассмеялся в голос. Трепетно-нежные отношения Лали и Жозе всегда его умиляли.
- Кстати, Нико, раз уж мы заговоили о девочках: ты виделся с Джоанной?
- Да.
- Она не приедет.- Иногда Жозе проявлял чудеса проницательности.
- Да.
- Понятно. Ладно, до встречи. Скинешь номер рейса, я встречу тебя в аэропорту. – И Жозе пположил трубку.
Николя вертел телефон в руках и смотрел на проплывавшие за окном яркие улицы Хьюстона. Ему не хотелось в гостиницу. Ему надо было выпить. Как следует выпить.

***

Джоанна выскочила из комнаты, услышав звук хлопнувшей двери. Все это время она провела, прилипнув ухом к двери, тщательно пытаясь услышать разговор мужчин. Двадцать раз пожалела о своей детской выходке – врубить музыку на полную. Хотя, в принципе, она представляла, о чем пойдет речь. Стив ненавидел Францию и все, что с ней связано. И, конечно, Николя не стал исключением….
- Стив, что ты сказал Николя? Почему он ушел?
Стив поднял на нее глаза, полные непритворного удивления:
- О чем ты, сис? Ему просто пора было уходить.
- Стив…Николя мой друг. Если ты его обидел…
- Боже…он что, ребенок малый, твой французик? Он взрослый мужик! Морду я ему не бил, если ты об этом.
- Нет, он не ребенок. Он просто слишком интеллигентен, что бы отвечать тебе. Слушай, Стив, - Джоанна подошла к брату и заглянула ему в глаза, - я очень люблю тебя. И всегда буду любить. Но я прошу тебя: прекрати вмешиваться в мою жизнь. Перестань защищать меня от всего мира. – Джоанна схватила жакет и двинулась к выходу.
- Никогда, сестренка. Никогда.
Она яростно захлопнула за собой дверь.

***
Девушка снова посмотрела на часы и вздохнула. Ресепшионист отеля «Хьюстон Америкас» проследил за ее взглядом и тоже вздохнул. Эта полоумная уже битых два часа мозолила глаза сотрудникам ресепшн фешенебельной хьюстонской гостиницы. Она ворвалась сюда, запыхавшаяся и всклокоченная от быстрого бега , устроила скандал, когда ей отказались дать информацию о постояльце, вызвала менеджера, уболтала таки его раскрыть ей страшную тайну - отстановился ли здесь некий Николя Вернье, двадцать два раза совершила пробежку вокруг отеля и по близлежащему парку, четыре раза попросила позвонить и громко поругалась с кем-то по телефону. В конце концов, изрядно утомленный активной посетительницей менеджер предложил ей оставить для господина Вернье записку, вежливо заметив, что уже поздно, и, вполне возможно, что мсье Вернье вообще сегодня не вернется. Девушка, на удивление, согласилась. Она быстро написала несколько строчек на фирменном отельном бланке, запечатала его в конверт и протянула менеджеру. Тот взял конверт, натянуто ей улыбнулся и, кажется, непрофессионально громко вздохнул с облегчением, когда она вышла из отеля.

Джоанна - а это была, конечно, она - залихватски свистнула, останавливая такси. Плюхнувшись на сиденье подъехавшей машины, она сообщила водителю:
- К Тайлер Инкорпорейтед. Как можно быстрее. Пожалуйста.
И уставилась в окно, улыбаясь собственным мыслям. В ее хорошенькой головке только что созрел потрясающий, да что там – просто гениальный план.


KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 22 Май 2012, 14:33

От Автора: Всем привет и БОЛЬШОЙ ПАРДОН, что так долго тянула с продолжением... Столько всего происходило в моей жизни в последнее время, что трудно было выкроить время, что бы сесть и написать эту главу. Писала в день по три-четыре предложения, посему она (глава) получилась какая-то рваная, с перескакиванием мыслей и событий))). Не судите строго, если, вдруг, найдете какие-то несостыковки - постараюсь исправиться к следующей главе)))

ЗЫ. Песня Кристиана - это свободный (хотелось бы сказать литературный, но куда там))) перевод песни группы RED "Breathe into Me". Саму песню выкладывать не буду, ибо громко и на любителя, но слова хорошие))




ОН

- Ты ЕЙ когда-нибудь об этом говорил? – Этьен отхлебнул виски и не глядя протянул бутылку Кристиану. Он старался не смотреть на друга, старался не смущать его. Понимал, что то, о чем они, наконец, начали говорить, слишком личное. Слишком болезненное. Последние пару лет из пяти, прошедших с момента их неожиданной встречи, Кристиан, в свойственной ему манере, изображал довольного жизнью, успешного музыканта и не спешил откровенничать. А Этьен не настаивал. Первое время – потому, что ему надо было склеить собственную жизнь, выбраться из того болота, в котором он оказался, а потом – потом потому, что знал: придет время, и Кристиан не сможет больше носить все в себе. Придет время, и он сорвется. И вот тогда он – Этьен – будет рядом, как должен быть рядом настоящий друг. Казалось бы – все основания гордиться собой – все случилось именно так, как он и предполагал, но почему же так тревожно на душе, отчего так тоскливо?
Кристиан взял протянутую бутылку и сделал небольшой глоток. Поморщился - он давно уже не получал никакого удовольствия от алкоголя, пусть даже это был дорогой многолетний виски. Ему было плохо: мышцы ныли, лихорадило, к горлу то и дело подкатывала тошнота. Организм требовал дозы, требовал безжалостно, и Кристиан держался из последних сил, сжимая в кармане пакет с остатками кокаина. Но он держался, потому что рядом сидел Этьен, потому что он чувствовал, что должен объяснить другу, как-то оправдать себя… не позволить ему уйти, не упустить еще и его…
- Нет, какой в этом смысл? – Кристиан, наконец, оторвал взгляд от земли и посмотрел на Этьена. Тот, оказывается, и не думал пристально сверлить его глазами, как это обычно бывает во время таких вот «задушевных» бесед. Этьен давно уже развалился на лавочке и теперь задумчиво разглядывал майское небо.
- Смысл в том, что бы она знала.
- Я не хочу, что бы она знала. Я не хочу врываться в ее жизнь, не хочу мешать ей быть счастливой. Понимаешь?
- Нет. Тогда зачем все это? О чем? О чем все твои песни?
Кристиан вздрогнул. Сколько раз он задавал себе этот вопрос. Зачем? Зачем он продолжает писать, зачем обнажает душу, зачем подставляет себя под удар ничего не смыслящих критиков, зачем позволяет всему миру рассуждать о сокровенном? У него не было ответа на этот вопрос. Когда-то ему казалось, что его стихи, его песни были последним шансом, его последней надеждой. А вдруг, как тогда, в далеких 90х, она услышит, вдруг поймет, что это про нее, что это ДЛЯ нее… И он цеплялся за эту надежду, он молился на этот шанс, он вытаскивал себя из дерьма ради этого, боролся, сцепив зубы, превозмогая единственное желание – все бросить и остаться там, где, он был уверен, ему единственное место - в небытие. Но теперь все надежды были безвозвратно утеряны, так какой смысл во всем этом? Зачем?
- Не задавай мне сложных вопросов, Этьен. Я не знаю ответов на них. – голос сорвался и последнее предложение Кристиан произнес шепотом.
Этьен, наконец, оторвался от увлекательного занятия – разглядывания облаков – и, приняв сидячее положение, перевел взгляд на друга. Взял стоящую на скамейке бутылку, отхлебнул, несколько раз перекатил во рту обжигающий напиток, шумно проглотил и вкусно причмокнул в конце. Все эти манипуляции никак не привлекли внимание Кристиана, поэтому Этьен подвинул виски ближе к другу, взбил куртку, служившую ему подушкой, и снова разлегся на лавке.
- Фигня какая-то… - пробормотал он. Нет, он решительно ни черта не понимал в этой жизни. Почему все должно быть так сложно? – Старик, а тебе не кажется, что ты все усложняешь? Почему бы тебе просто не найти ее и не поговорить? Что в этом такого? В конце концов, почти 10 лет прошло. Что бы там между вами не произошло… даже преступление имеет срок давности…а ты был мальчишкой…
- И это прекрасное оправдание, не правда ли? – саркастически хмыкнул Кристиан. Ему не хотелось продолжать этот разговор. Но он делал над собой усилие, потому что знал – не начни он сейчас говорить, и Этьен уйдет из его жизни тоже. Как Полин, как, в свое время, Аделина…как Николя, Жозе и Себастьен. Как Элен…Горечь от потери друзей, особенно Николя и Элен, Кристиан чувствовал до сих пор. И в отличие от Этьена, не держал на них зла…. Теперь в его жизни снова появился Этьен и уже неоднократно спасал его задницу от всевозможных неприятностей, в которые Кристиан так любил попадать. И он собирался сделать все, что бы Этьен в его жизни остался. Даже открыть душу. Нараспашку. Возможно, время пришло.

***
Декабрь, 1997.
Зима отказывалась приходить в Париж. На улице было слякотно и промозгло, с неба сыпалась ледяная пыль, холодный пронизывающий ветер пробирал до костей. Свинцовые облака, казалось, лежали прямо на улицах, от этого и без того громоздкие здания становились еще тяжелее и нависали серыми громадинами над редкими прохожими. В такую погоду, как говорится, хороший хозяин и собаку на улицу не выкинет.В надвигающихся сумерках даже рождественские украшения, в которые оделся Париж, выглядели зловещей шуткой.Он шел по улице, зябко кутаясь в поднятый воротник пальто, не особо разбирая дороги. Он не чувствовал холода, ему было плевать на ветер, единственное, что ему сейчас было нужно – это доза. Бродя по промозглому Парижу, он пытался найти объяснение, как докатился до такой жизни – и не находил. Пытался оправдать себя – и не мог. В конце-концов, устав от бессмысленного самокопания, он отключил сознание и бездумно продолжил свой путь в серую мглу.
Резкий визг тормозов вернул его обратно в мир живых. Он удивленно моргнул и обнаружил себя стоящим посреди улицы, в нескольких сантиметрах от него развернулся по непонятной траектории старенький Пежо, из которого, кряхтя и сыпя нецензурными выражениями, выбирался пожилой господин.
- Смотреть нужно, куда идешь, идиот, мать твою! Если тебе прямо так уж не терпится расстаться с жизнью – иди, вон, в Сену сигай! Нечего приличным людям под колеса бросаться в канун Рождества, чтоб тебя разобрало!... Эй, парень, ты в порядке? – осекся возмущенный водитель, видя, что молодой человек никак не реагирует на происходящее.
Он не мог ответить. Казалось, его тело перестало подчиняться ему, язык не слушался, мысли не собирались. Он огляделся по сторонам и понял, что понятия не имеет, где находится. Ему нужна была доза – срочно, немедленно, иначе он не сможет дойти до дома. Собравшись с силами, он заставил губы шевелиться:
- Пожалуйста, подбросьте до улицы Св. Жака, - просипел он и натянуто улыбнулся.- Погода – дерьмо, кажется, я простыл, а у меня там важная встреча.
Пожилой мужчина смерил его оценивающим взглядом и кивнул:
- Ладно, садись. Хотя, на мой взгляд, тебе бы лучше к врачу.
Он сел в машину и только когда закрыл дверь, понял, как он замерз. Его мысли путались и рвались, но он старался не поддаваться охватывающему его теплу, пытался контролировать ситуацию. Попасть на эту чертову встречу было для него сейчас жизненно важно.
Через 10 минут они остановились в самом начале улицы Святого Жака.
- Куда теперь? Дом какой? – тихо спросил водитель.
- Дальше я сам. Спасибо. – он поднял ворот пальто и вышел из машины. Сосредоточившись на том, что ему нужно дойти до места встречи, он не заметил, что пожилой господин, любезно подвезший его, не спешил трогаться с места и долго провожал его взглядом, грустно качая головой.

В маленьком баре было накурено и душно. Охранник на входе приветливо похлопал его по плечу:
- Дерьмово выглядишь, старик.
- Спасибо, - он снял пальто, - простудился, наверное. Ален уже пришел?
- Да, ждет тебя в своем кабинете.
Он кивнул и, минуя барную стойку, направился прямиком в кабинет менеджера.
Ален, невысокий, крепкий, слегка лысеющий, со светло-голубыми, почти прозрачными, глазами и смешной «козлиной» бородкой, был давнишним его приятелем. Они познакомились еще в армии, куда он загремел сразу после того, как бросил университет. Несмотря на то, что являли собой абсолютные противоположности, они сумели подружиться, после армии вместе заново поступили в универ, работали и снимали квартиру. Но так и остались не больше, чем «давнишними приятелями» - он не заводил больше близких друзей, он не верил больше в дружбу.
Не вставая из-за стола, Ален протянул ему руку:
- Здорово, дружище. Черт, хреново выглядишь.
- Спасибо, я уже в курсе, - он подошел к столу, пожал руку и тяжело плюхнулся на стул,- помоги мне привести себя в порядок.
Ален разочарованно покачал головой, но, все же, достал из кармана несколько маленьких пакетиков:
- Здесь четыре дозы. Это все. Больше я тебя снабжать не буду. Если переживешь это Рождество, рекомендую ложиться в клинику.
Не обращая внимания на слова приятеля, он схватил со стола один из пакетов и не слушающимися пальцами попытался открыть его.
- С ума сошел? – Ален вскочил со своего места и, в два шага преодолев расстояние до двери, закрыл ее на ключ. – Слушай, тебе, может быть, плевать на себя, но у меня, между прочим, жена и ребенок. Я и так рискую, принося эту дрянь для тебя сюда. Хочешь вмазаться – вали отсюда, понял?
- Да уж, рискуешь ты, - пробормотал он, все еще пытаясь справиться с неподдающимся пакетиком, - кому ты паришь, Ален? Думаешь, я не знаю, что не единственный клиент у тебя?
Ален поник, молча подошел к нему и сел напротив.Это было правдой, он был дилером… когда-то пробовал сам, но смог вовремя остановиться... остались контакты и гарантия, что наркотик будет качественным…так он оправдывал себя, хотя и понимал весь абсурд этого оправдания…. Некоторое время Ален смотрел на своего старинного друга, на его беспомощные попытки совладать с упаковкой. Вздохнув, тихо произнес:
- Думаешь, я горжусь этим? Думаешь, мне доставляет удовольствие смотреть, как ты превращаешься в овощ? Думаешь, мне нравится смотреть, как талантливый музыкант просирает все, чем наградила его природа?
Каким бы затуманенным сейчас не было его сознание, слова приятеля не ускользнули от него. Он ухмыльнулся и зло, злее, чем хотел, спросил:
- Ты сам, что ли, принял? Какой, нахрен, музыкант?
- Такой, нахрен, музыкант! – Ален вскочил, яростно выхватил измученный пакетик из его рук, практически выбил из-под него стул и толкнул к выходу. – Пойдем, покажу. Может, на чужом примере быстрее дойдет, дебил…

В баре было накурено. Душно. Пахло алкоголем. Мужским потом. Женскими духами.
Он прорывался сквозь туман сигаретного дыма, пытаясь не отставать от Алена, мысленно уговаривая себя, что скоро все это закончится. Мысленно перенеся себя в ту секунду, когда, наконец, пройдет боль, и вернется сознание, способность адекватно мыслить и говорить… Он практически налетел на Алена, неловко извинился и попытался сконцентрироваться на том, что говорил приятель. Тот указывал рукой куда-то вглубь бара, на сцену.
- Сядь. Послушай. – Ален подтолкнул его к свободному столику и плюхнулся рядом. – Три минуты всего…
Он вгляделся в темноту сцены. В самой ее глубине на стуле сидел субтильный молодой человек, на коленях он держал гитару, голова опущена, густые черные волосы упали на лицо. Казалось, он спал. Стоящий рядом микрофон отодвинут, руки безвольно лежат на гитаре. Вдруг – резкое движение – микрофон повернут, руки встрепенулись и заняли привычное положение, первый аккорд и небрежное вступление:
- Песня ни о чем, в общем-то. Развлекайтесь.- Он закрыл глаза и, нежно перебрав струны, вдруг рванул надрывный, нервный мотив:

Вот что бывает, когда не слышишь,
Вот что теряешь, когда сбегаешь,
Вот какого это – если не дышишь,
Вот каким ты меня не знаешь.

Вдохни в меня жизнь,
Ты сможешь, я знаю.
Я падаю, падаю вниз все быстрее…
Вдохни в меня жизнь,
Ты все так же нужна мне…
Вдохни в меня жизнь, скорее…скорее…

Вот что ощущаешь, стоя у края,
Вот осколки меня от удара о землю,
Вот как это больно – врать, что боли не знаю,
Вот как я исчезаю, себя не приемля….

Вдохни в меня жизнь,
Ты сможешь, я знаю.
Я падаю, падаю вниз все быстрее…
Вдохни в меня жизнь,
Ты все так же нужна мне…
Вдохни в меня жизнь, скорее…скорее

Последние аккорды смолкли, руки музыканта безвольно опустились, голова снова поникла. В баре воцарилась невообразимая тишина, как будто люди перестали даже дышать. Через несколько секунд кто-то громко выдохнул и тихо произнес «браво». Постепенно небольшой бар заполнился овациями. Музыкант никак не отреагировал на все это признание, казалось, исполнение этой песни лишило его последних сил…

Ален повернулся к приятелю:
- И вот это все он продает за дозу. Понимаешь? Эй! Этьен, ты в порядке????

Этьен не слушал. Он смотрел на сидящего на стуле маленького, поникшего человека, и не мог поверить в то, что судьба была способна на такие злые шутки. Там, на сцене, в душном прокуренном баре, выплескивал перед жующей публикой свою душу Кристиан. Кри-Кри. Ворчун и непоседа.Скандалист и неподражаемый оптимист.
За дозу.


***
Этьен вздохнул. Он не любил эти воспоминания. Не любил в них себя, за слабость, но больше всего – не любил вспоминать того Кристиана – пропитанного безысходностью. Не любил вспоминать время в реабилитационном центре с изнуряющими сессиями самокопания и самоанализа. Кстати, их лечащим врачом был тот самый пожилой господин, что чуть не сбил его в день их встречи с Кристианом. Он так и остался ждать тогда, когда Этьен выйдет из бара – многолетний опыт и профессиональное чутье безошибочно подсказали ему, что этот парень нуждается в помощи. В итоге, надо сказать, его клиника получила двух пациентов… Он снова вздохнул. Ему казалось, что тогда, пять лет назад, они оба справились. Оба нашли себя, нашли цель, в конце концов, нашли друг друга. Оба оставили прошлое далеко позади, оба начали двигаться вперед. Они не лезли друг к другу в душу, они просто друг у друга были. Оказывается, этого было недостаточно… недостаточно для Кристиана… Этьен мысленно разразился проклятьями в свой адрес. Он же знал, он же всегда знал, что Кристиан устроен по-другому. Что за всей его бравадой и показным равнодушием, за его циничными шутками и, порой, нелепым поведением, за всем этим скрывается тонкий, нервно-чувствующий Кристиан - невероятный романтик, боящийся быть непонятым и непринятым…

- Я ездил к ней… в Америку…в Техас… - вдруг громко и отчетливо произнес Кристиан. Этьен вздрогнул и открыл глаза.
- Ты к ней ездил? Когда?
- Еще до нашей с тобой встречи. - Кристиан нервно сглотнул. – Я должен был увидеть ее. Я хотел сказать ей, как мне жаль. Я хотел извиниться. Мне нужно было ее прощение. Мне нужно было увидеть прощение в ее глазах…
- И? Ты с ней встретился?
- Ага, - Кристиан ухмыльнулся и глотнул виски, - встретился. С ней и ее бойфрендом.
- Вы говорили? – Этьен сделал вид, что не слышал последней фразы. Он чувствовал, что они подходят к чему-то важному.
Кристиан не ответил. Он сидел на скамейке, запрокинув голову, подставив лицо солнечным лучам. Со стороны могло показаться, что он абсолютно расслаблен и наслаждается весенним Парижем. Но Этьен знал, какую внутреннюю борьбу с самим собой сейчас переживает его друг. И сейчас, впервые за долгое время, он был готов участвовать в этой борьбе. Он сел рядом и положил руку Кристиану на плечо:
- Ну же, Кристиан…вы поговорили тогда?
- Нет, Этьен, мы не говорили с ней. Ни тогда, ни когда-либо потом. – Кристиан в упор посмотрел на Этьена, в голосе зазвучали жесткие нотки. – Я опоздал. Она ушла вперед семимильными шагами, пока я нянчил свои потери. И она права. Я сам испоганил все. С чего бы она стала снова слушать мои запоздалые извинения? Кому они нужны?
- Старик, ты прости, но я чего-то не понял, - Этьен задумчиво почесал затылок, - она не стала с тобой разговаривать, что ли? Послала тебя?
Кристиан криво улыбнулся:
- Да нет. Я сам не стал с ней разговаривать.
Этьен удивленно крякнул и сделал большой глоток из бутылки.
- Нифига себе… Скажи мне, милый Кри-Кри, не слишком ли ты сложен???
- Я вышел из такси и первое, что услышал – ее смех. Я стоял за оградой ее ранчо и смотрел на нее - она кормила лошадь и что-то негромко говорила молодому человеку, стоящему рядом с ней. Он обнял ее за плечи и что-то прошептал ей на ухо, и она снова рассмеялась. Повернулась и поцеловала его. Потом он вскочил на лошадь и протянул ей руку. Через секунду она уже сидела, прижавшись к нему, положив голову ему на плечо. В какое-то мгновение наши глаза встретились, и мне показалось, что вот сейчас она остановит его и подойдет ко мне…- Кристиан замолчал. Перевел дыхание. – Она этого не сделала. Я сел в такси и уехал.Так было правильно. В аэропорту написал ей письмо, написал о том, что чувствовал, просил прощения и только одного – ответить мне. Ответить мне один раз… Я не просил встречи с ней, просто написать, что у нее все хорошо, она счастлива и она меня простила…
- Она не ответила. – Этьен не спрашивал, он уже знал ответ.
Кристиан мотнул головой:
- Ни разу. Я ведь писал ей…много раз…
- Мда…понятно. – Этьен смотрел на друга с нескрываемым удивлением. Письма??? Кто в наше время вообще еще пишет письма????
- Да. – Кристиан почувствовал облегчение от того, что, этот разговор, наконец, подходит к концу. – Я знаю, что ты думаешь обо мне. И мне жаль, правда, что… что я… я даже не знаю, как это вышло… Просто все…Полин, альбом этот… конференция… Черт, я…я чувствую себя идиотом… я все теряю из-за нее. Все и всех…
- Может, пришло время отпустить ее, Кристиан?
Кристиан судорожно вдохнул. Ему было плохо. Он чувствовал себя опустошенным и измотанным. Он буквально слышал, как где-то внутри него,издав жалобный протяжный звук, только что оборвалась тонкая струнка надежды. Пришло время отпустить…
-Да.

***
Ани уже 4й раз перечитывала полученное от Этьена сообщение:
«Все плохо но все хорошо. Есть за что зацепиться. Будем дома вечером пьяные. Дождись»
Потрясающе. Она еще раз прочитала сообщение и, убедившись, что смысла в нем не прибавилось, закрыла телефон. Черт знает что за день сегодня…. Она уже битый час ждет их в квартире Кристиана, как договаривались – и вот на тебе…
Телефон снова завибрировал. На этот раз звонил Жак.
- Слушай, насчет того умника с сегодняшней конференции. Наши ребята его нашли.
Ани не сразу поняла о чем речь. Боже, у нее было такое ощущение, что со времени конференции прошли как минимум сутки…
- Ну, и кто это?
- Да какой-то журналистишка из второсортной бульварной газетенки. Ничего интересного…
- Жак, ты издеваешься? Он практически сорвал нам конференцию! Он определенно что-то знает, о чем мы…
- Может, дашь мне закончить???
-…
- Так вот, журналистишка не представляет никакого интереса, а вот владелец газеты… вернее владелица… некто Натали Арно. Училась когда-то вместе с нашим Кристианом. По непроверенным данным знает о нем неприлично много и особыми моральными принципами не отличается. Может нам поднасрать, короче.
- Насколько сильно?
- Что?
- Ну это… может «поднасрать»?
Жак рассмеялся.
- Пока не знаю. Попробую выяснить. Перезвоню. – Жак отключился.
Ани еще раз открыла сообщение Этьена. «Все плохо но все хорошо….будем вечером пьяные…». Девушка решительно схватила со стола ключи и выбежала на улицу. На этот раз она встретит их в стопроцентной боевой готовности, с холодильником, полным продуктов. Этьену не в чем будем упрекнуть ее. Улыбаясь своим мыслям она бодро зашагала к ближайшему супермаркету.

***
«Привет, это Кристиан Рокье. Меня либо нет дома, либо я просто не хочу с вами разговаривать. Так что скажите все, что хотели сказать, сразу после сигнала».
- Салют, Кристиан, миленькое приветствие. Тебе понравился мой сегодняшний сюрприз? Нам есть, что обсудить, перезвони. Ах, да…это Натали. Целую.


[i]

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пн 04 Июн 2012, 15:47

От Автора: Ну вот, ускоряюсь, как обещала))) Писать о Джо мне как-то легче)))

ОНА

- Ты совсем там, в своей Америке, рехнулась, что ли?!!
Джоанна держала телефонную трубку на расстоянии вытянутой руки, потому что иначе велик был риск оглохнуть. Она поймала на себе удивленный взгляд водителя такси и, театрально вздохнув, виновато прошептала: «Французы…», как будто это должно было объяснить водителю, почему ее телефонная трубка визжит дурным голосом.
- Элен, успокойся. Ну что ты так раскричалась? Я же тебе даже толком еще ничего объяснить не успела…
- Что тут объяснять-то?!! – опять заверещала трубка. Джоанна прыснула – ну кто бы мог подумать, что в ее миниатюрной, всегда спокойной и рассудительной подруге скрывается такая фурия?
- Элен! Я тебя не узнаю!- сквозь смех произнесла Джоанна.
- Она меня не узнает! Она меня не узнает! Как вам это нравится??? Сначала она посылает мне смску с кодом SOS, я срываюсь с места, бросаю работу, звоню ей, а у этой ненормальной ПРОСТО очередная БРЕДОВАЯ идея! – Элен уже слегка успокоилась, перевела дыхание и уже не кричала, хотя в голосе еще звучали истерические нотки.
Джоанна улыбнулась. Она обожала эту девочку. Ну да, наверное, она переборщила с смской, но ей нужно было, что бы Элен перезвонила как можно быстрее, и она знала наверняка, что получив код SOS, подруга свяжется с ней немедленно – в любое время суток, в любую погоду, при любых обстоятельствах. Система смс-кодов – это было их изобретение. Они придумали ее в ночь перед отъездом Элен в Австралию. Это было нелегкое для них обеих время – Джоанна только что потеряла родителей, Элен рассталась с Николя и приехала к подруге зализывать раны. Они провели несколько месяцев, наслаждаясь жизнью на ранчо Джоанны, болтая о главном и ни о чем, проводя бессонные ночи на веранде – иногда с бутылочкой вина, а, порой, и с чем покрепче, вспоминая студенческие годы со смехом, помогая друг другу пережить горе, забыть обиды и слезы… Когда пришло время расставаться, подруги решили, что расстояние и разница во времени не должны быть помехой для их дружбы, и если одной из них что-то понадобиться от другой – надо будет всего лишь – хвала технологиям – послать смс. Всего в их системе существовало 4 кода:
- синий - на меня навалилась тоска, очень нужен звонок друга для сеанса смехотерапии, это не срочно, я могу еще потосковать денек-другой.
- желтый - как-то плохо все, все не клеится, все разваливается и рушится, люди раздражают и выгляжу я ужасно; может, депрессия, может – пмс, хрен знает, позвони, а?
- оранжевый – не сплю ночами, откуда опять взялись все эти воспоминания? Скучаю, очень скучаю, если ты не позвонишь мне, я позвоню ему…
- красный – это пипец. Это – SOS. И неважно, почему, но ты мне сейчас так нужна…
Десять минут назад, нырнув в такси, Джоанна отправила Элен смску всего с одним словом: «красный». Две минуты ушло на то, что бы объяснить подруге причину срочного вызова. И вот уже восемь минут она, вместе с водителем такси, кстати, выслушивала весьма нехарактерные для Элен выражения.
- Элен, ну прости. Ну ты же мне правда очень нужна. Правда! И срочно! – Джоанна вложила в эту фразу все свои театральные таланты, пытаясь изобразить раскаяние. Виноватой она себя совершенно не чувствовала – напротив, по прежнему считала, что ее идея была гениальна.
- Ладно, фиг с тобой, - Элен вздохнула, - горбатого могила исправит. Но больше никогда, слышишь, чертова сумасшедшая американка, никогда не смей меня так пугать!
- Обещаю! Клянусь здоровьем Леонарда!
- Кто такой Леонард?
- Моя новая лошадь. Я бы даже сказала – конь. Скакун. Поджарый такой гнедой трехлетний жеребец.
- Джо, ты неподражаема, - Элен громко рассмеялась, забыв про недавно пережитый шок. – Так, ладно, что ты там говорила про работу в Париже?
- Ну да, я говорила, что есть возможность работать в Париже. Нам с тобой. Вместе. Соглашайся и вылетай ко мне. Детали здесь расскажу.
- Слушай, ну так же дела не делаются. Что за работа, почему в…Париже? Я не уверена, что хочу в Париж. Ты уверена? У меня здесь хорошая работа, родители…
- Элен, ну брось. Ты же ненавидишь свою работу. И своего шефа. И какая разница, где мы будем работать, если мы будем работать вместе? Мы будем снимать квартиру вдвоем! Париж… ну да, я хочу в Париж! Если сейчас закажешь билет, то послезавтра уже будешь здесь…
- Джо…
- Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста….
Элен размышляла. Джоанна права – она терпеть не могла свою работу, считала ее скучной, а своего начальника – напыщенным идиотом. В Сиднее ее, в принципе, ничего не держало – ни близких друзей, ни отношений – ничего этого в ее жизни больше не было, все это она оставила в Париже… в том самом Париже…
Как будто услышав мысли подруги, Джоанна тихо произнесла:
- Там наши девчонки, Элен. Там Лали и Бенедикт…
- И ребята…
- К черту ребят! Мы будем с тобой вдвоем, нам никакие ребята не страшны!
Элен хихикнула. К черту. Она, может быть, не готова была вернуться в Париж, но покинуть Австралию она уж точно была готова.
- Ладно. Сброшу тебе на почту номер рейса. Встретишь меня? Кстати, этот разговор был за твой счет.
- Йоху! – взвизгнула Джоанна и тут же пожалела об этом, потому что водитель такси от неожиданности вдарил по тормозам, и девушка практически перелетела на переднее сиденье, уронив при этом телефон.
- Джо? Что там у тебя случилось? У тебя все в порядке? Я пошутила насчет счета, если что…
- Все в порядке, телефон уронила. Тут такие пугливые таксисты! Жду мейл с номером рейса. Обожаю тебя!
- И я тебя, - Элен улыбалась, - скоро увидимся!

Джоанна отключила телефон и задумалась. Все складывалось очень удачно. Вчера, когда эта идея – попросить у Синди нанять ее, Джоанну, на работу в Парижском офисе – только родилась в ее голове, она казалась безумной и утопической. Но Джоанна не была бы сама собой, если бы не попробовала. Синди же, казалось, вовсе не удивилась внезапному желанию вновь обретенной племянницы бросить все и уехать в Париж. «Я не обещаю тебе руководящей должности – у тебя совсем нет опыта. Но ты могла бы, скажем, попробовать себя в рекламном отделе. Ты энергичная и идей у тебя – хоть отбавляй. Почему бы нет?». Тогда Джоанна набралась наглости и спросила про Элен. И тут ей снова улыбнулась удача – штат сотрудников еще не был укомплектован, поэтому «почему бы нет?» прозвучало еще раз. Единственное «НО», на котором настояла Синди – вместе с Джоанной в качестве, по крайней мере на первое время, ее наставника и руководителя, поедет некий Мэтью Донован – опытный и проверенный сотрудник.
Сейчас, по дороге на встречу с этим самым Донованом, это «но» беспокоило Джоанну меньше всего. Сейчас она думала о том, как расскажет Элен о встрече с Николя. По телефону все было так просто – так просто было скрыть волнение за помехами и не договорить что-то важное, потому что время и дорого… Но она точно знала, что не сможет соврать Элен, когда та спросит – а она обязательно спросит, потому что прочитает это в ее, Джоанны, глазах – что случилось? И тут уже у нее не будет возможности отвертеться, и придется рассказать о Николя, об их встрече, то, о чем они говорили,и о том, какие у него были глаза, когда заговорили о ней, о Элен…
- Мисс, мы приехали. – таксист с опаской покосился на свою странную пассажирку, уже не зная, чего еще от нее ожидать. Сначала она буквально бросилась ему под колеса, неожиданно вынырнув откуда-то из переулка, потом добрых 10 минут то орала в телефон, то хохотала, как ненормальная, и, напоследок, впала в тихую задумчивость. – С Вас 24 доллара.
Джоанна тряхнула головой, ослепительно улыбнулась водителю и, покопавшись в сумке, протянула ему пятидесятидолларовую купюру.
- Сдачи не надо, - все так же улыбаясь промурлыкала она, - это вам компенсация за стресс. И, хихикнув, выпорхнула из машины. Она всегда любила широкие жесты, благо, теперь она еще и могла их себе позволить. Бодрой походкой она зашагала к ресторану, в котором ее будущий босс назначил встречу. Последние 24 часа, с того самого момента, как приняла решение ехать в Париж, она находилась в прекрасном настроении. Ей хотелось прыгать и кричать от радости, хотелось обнять весь мир, стиснуть в своих объятьях и крепко расцеловать. Она написала об этом Николя, написала, что, пожалуй, он прав, и ей пора перестать убегать, а надо жить, жить полной жизнью, дышать полной грудью, и что она, и правда, может уже вернуться в Париж, не сразу, не с ним, но она обязательно приедет. Она просила его ничего не говорить девочкам, пусть это будет сюрпризом. И еще она написала, что им надо обязательно всем встретиться и поговорить…и простить друг другу все обиды… правда, когда она это писала, она не была уверена, что имеет в виду Кристиана и себя…. Джоанна чуть нахмурилась, но тут же отогнала от себя неприятные мысли. К черту! К четру Кристиана и к черту Стива (который, к слову сказать, пока еще не знал о ее планах)! Скоро приедет Элен, скоро будет Париж, скоро что-то изменится, наконец-то что-то изменится!
Перед входом в ресторан мимолетом оглядела себя в витрине соседнего магазина. Льняной брючный костюм темно-синего цвета, незатейливая белая блузка под пиджаком, на ногах – белые с синим лодочки, волосы схвачены сзади заколкой. Она не считала себя красавицей, но точно знала, что умеет произвести впечатление на мужчину. Поэтому встречи с этим Мэтью Донованом она совсем не боялась. Как оказалось, тут она была не совсем права… В ресторане ее сразу встретили, предупредив, что ее уже ожидают. Джоанна удивленно посмотрела на часы – она приехала на десять минут раньше, специально, что бы быть первой. Ожидающий всегда находится в более выигрышной позиции – известное правило. Подходя к столику, на который ей указал администратор, Джоанна почувствовала, как ее сердце пропустило пару ударов. За столом, с увлечением разглядывая меню, сидел греческий бог. Гермес. Апполон. Геракл…нет, кажется Геракл не был богом… какие там еще были боги у греков?! – Джоанна не могла вспомнить, потому что один из них прямо сейчас смотрел на нее.
Мэтью Донован был хорош собой. Да что там, он был нечеловечески красив! Даже сейчас, когда он сидел, было понятно, что он высокого роста, с широченными плечами, рукава рубашки не могли скрыть идеальные бицепсы, волевой подбородок с ямочкой, тонкие губы, идеальный греческий профиль, непослушные волосы цвета выгоревшей соломы небрежно зачесаны назад… и глаза… огромные, голубые, бездонные озера. И сейчас эти глаза смотрели на Джоанну и откровенно смеялись.
- Мисс МакКормик, я полагаю? – он поднялся из-за стола и стало очевидно, что он выше Джоанны как минимум на голову.
Боооже, что за голос…Джоанна почувствовала, как екнуло сердце. Ну надо же, а она-то думала, что там уже нечему екать…
- Совершенно верно. - она обворожительно улыбнулась и протянула ему руку.
- Вы абсолютно очаровательны, - Мэтью взял ее руку и аккуратно поднес к губам, - Мэтью Донован. Вы не опоздали, я ценю это. Хотя… красивая женщина может себе позволить опоздать даже на деловое свидание.
Джоанна почувствовала, как щеки заливает румянцем смущения. Мда, однако, такого эффекта на нее давненько никто не производил…
- Вы очень любезны, мистер Донован, - умудрилась-таки совладать со своими эмоциями Джоанна.- Можно мне присесть?
Он, казалось, совсем не смутился, Джоанне даже показалось, что ему понравилась ее маленькая дерзость, и она мысленно поздравила себя с правильно выбранной тактикой. Мэтью тем временем аккуратно отодвинул стул и жестом пригласил девушку сесть.
- Я взял на себя наглость и заказал для вас вино. Здесь потрясающее итальянское вино, Вы должны его непременно попробовать. – Мэтью протянул Джоанне меню и подал знак официанту. Тот молниеносно нарисовался возле их столика и, гордо продемонстрировав бутылку, наполнил их бокалы ароматной темно-рубиновой жидкостью.
Джоанна не была большим ценителем вин. Ее отец, когда-то, сто лет назад, в какой-то другой жизни, пытался привить им с братом вкус к хорошему вину, но не сильно преуспел. Стив отдавал предпочтение напиткам покрепче, а она… она упорхнула в Париж, в студенчество, где, если и было вино – то, конечно, самое дешевое…да и не нужно оно им было, они и так были пьяны – музыкой, любовью, царившей в воздухе, друг другом… Девушка несколько раз моргнула, смахивая непрошеные слезы и слегка покачала головой, отгоняя внезапные и совершенно сейчас ненужные воспоминания. Она протянула руку, взяла бокал за тонкую ножку и аккуратно качнула напиток. Рубиновая жидкость омыла собой тонкий хрусталь и медленно сползла вниз, отдав частичку своего аромата.
- Спасибо, мистер Донован, это прекрасное вино.
Мэтью, все это время внимательно наблюдавшей за Джоанной, кивнул:
- Лучшее. Вы разбираетесь в винах?
- Не особенно, если честно. Папа был ценителем…
- Сожалею. – он произнес это тихо, но что-то такое было в его голосе, что заставило Джоанну поднять на него глаза и понять, что она окончательно пропала. Его глаза, еще недавно искрившиеся смехом, сейчас излучали такую теплоту и такое искреннее сочувствие, что ей захотелось прижаться к нему, почувствовать тепло его тела, отогреться… «Господи, возьми себя в руки, Джоанна! Это твой практически начальник, идиотка!»
- Все в порядке, - она откашлялась. – Родители погибли уже давно, так что… не стоит об этом говорить. Что Вы порекомендуете заказать? Я так понимаю, Вы в этом ресторане частый гость…
- Джоанна. – большая теплая ладонь Мэтью накрыла собой ее руку. – Предлагаю перейти на «ты». И закончить с этим Версалем. Я, если честно, не очень в этих расшаркиваниях силен и вообще терпеть их не могу. Нам работать вместе, а не в высший свет выходить.
Губы девушки сами собой расползлись в широкой улыбке, и она выдохнула с явным облегчением:
- Отличное предложение, Мэтью. Спасибо.
- Мэт. Друзья зовут меня Мэт.
- А мы уже друзья?
- Ну… пока, видимо, нет, но я очень надеюсь, что мы ими станем. Твоя тетка очень тебя хвалила. Мнение Синди Тайлер дорогого стоит.
- Да брось. Я ее племянница, поэтому она и…
- Ты ее плохо знаешь, да? Синди Тайлер никогда и никому не делает одолжений. Она бы ни за что в жизни не отдала бы тебе это место, если бы не видела в тебе потенциал. Будь ты хоть ее родной дочерью…
Джоанна кивнула. Мэтью был прав во всем – свою собственную тетку она практически не знала, ну а о том, что она безжалостный монстр во всем, что касается бизнеса, ходили легенды…
- Ну, может быть, ты и прав. – Джоанна снова широко улыбнулась и чертики запрыгали в ее синих глазах. – Может быть, я и правда чего-то стою. Может, даже, подсижу тебя со временем.
- Ха, я в этом ничуть не сомневаюсь, - со смехом произнес Мэтью. – Кстати, ты мне так и не сказала.
- Чего?
- Как тебя друзья называют. Я тебе сказал, а ты мне нет.
- Ах, это… Джо. Друзья называют меня Джо. – «а еще ураган, торнадо, сумасшедшая техасска, техасская дылда» - пронеслось у нее в голове. «Нет, это в прошлом. Все в прошлом. Все история.» - Джоанна вздохнула, подняла глаза на Мэта и снова улыбнулась. – Джо, - пртянула она ему руку.
- Мэт, - он пожал ее руку и на секунду задержал ее ладонь в своей. – Ты пркрасна, Джо. В прочем, я, кажется, повторяюсь. Ну что, может, поедим, наконец? – Мэт наклонился к ней ближе, - А то мой желудок издает такие неприличные звуки, что, я клянусь, пожилая пара за соседним столиком уже несколько раз оборачивалась.
Джоанна расхохоталась. И даже немного испугалась того, как звонко и заливисто это у нее вышло. Как когда-то.

***
«Внимание! Пассажиров авиакомпания «Дельта Эйрлайнс», следующих рейсом 4570 в Париж, просят пройти на посадку к выходу № 14. Повторяю…»
Николя оторвал взгляд от листа бумаги с логотипом отеля, аккуратно сложил его и засунул в карман джинсов. Который уже раз за последние 24 часа перечитывал он строчки письма, оставленного для него Джоанной. Он знал их наизусть и до сих пор испытывал непонятные ему, смешанные эмоции – он чувствовал себя победителем, обладателем главного приза, но, в то же самое время, его не покидало ощущение, что что-то безвозвратно потеряно, что-то ушло и никогда больше не вернется.

«Николя, - писала Джоанна, - Я бы очень хотела сказать тебе все это лично, но, знаешь, возможно так даже лучше. Мне очень жаль, что так вышло со Стивом. Не сердись на него, пожалуйста, он, вообще-то, не плохой, просто старший брат, понимаешь? Прости его и меня прости тоже. Прости за то, что ушла из вашей жизни, за то, что обрубила концы и делала вид, что вас в моей жизни никогда не было. Прости за то, что меня не было с вами в трудное время и за то, что не делила с вами радости. Прости за мое малодушие и за мою трусость. Прости…за Кристиана… я знаю, его уход дался тебе ничуть не легче, чем мне, и за это я прошу у тебя прощения. У тебя, у Лали, у Жозе и у Бенедикт.
Знаешь, я подумала – а ведь ты прав. Пора перестать убегать от обид и боли, которые эти обиды причиняют, пора снова начинать жить. И я говорю не о себе, вернее, не только о себе. Понимаешь? Как было бы хорошо начать все сначала, оставив прошлое в прошлом… Это не всегда возможно, но, мне кажется, у некотрых из нас есть шанс.Главное – не упустить его.
Целую тебя тысячу раз. Надеюсь, ты поделишься моими жаркими (да! Они были жаркими!) поцелуями с Лали и Бене. Жозе, так уж быть, расцелую сама, как-нибудь при встрече.

P.S. Да, Николя, я подумала. Я обязательно вернусь в Париж, просто для того, что бы убедиться, что я двигаюсь вперед. Обещаю. Не говори пока ничего девчонкам, это будет ОГРОМНЫЙ сюрприз для них!

Люблю вас всех. Джо.»


Николя представил себе реакцию Лали, когда Джоанна устроит этот самый ОГРОМНЫЙ сюрприз. Да, ради этого стоит пока подержать язык за зубами. Он улыбнулся своим мыслям, вставил в уши наушники от плеера, подхватил сумку и отправился на посадку. «Вдохни в меня жизнь, ты все так же нужна мне…» нервно разрезал тишину знакомый до боли голос…. Нет, ничего еще не потеряно. Ни-че-го.



KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 07 Авг 2012, 14:29

От Автора: Я знаю, знаю... Я - редиска, нехороший человек... )))) Надеюсь, еще кто-то ждет продолжения моей тягомотины))) Честно говоря, никак не могла решить, в каком ключе развивать сюжет. Вот. То, что нарешала - отдаю на ваш суд. Жду ваших отзывов и пожеланий!
ЗЫ.Потихоньку подвожу историю к точке, где будут ОНИ.


ОН

…Она протянула к нему руки и обняла за шею. Придвинулась чуть ближе так, что теперь они касались друг друга лбами. Вот оно. Нигде и ни с кем больше не чувствовал он себя так спокойно и так защищено, как рядом с ней. Она чуть отстранилась, посмотрела на него так, как только она одна умела, и нежно коснулась губами его лба.
- Я пойду пройдусь по пляжу, - улыбаясь сказала она и встала. Он кивнул. Она сделала несколько шагов, обернулась и помахала ему рукой. Улыбнулась, прошептала губами «Люблю тебя» и послала ему воздушный поцелуй. Он улыбнулся и помахал в ответ. Всего лишь на секунду прикрыл глаза, позволяя неземному этому счастью захватить его с головой. Всего лишь на секунду…но девушка в легком кремовом платье исчезла, не оставив даже следов на песке…

***
Кристиан открыл глаза и уставился немигающим взглядом в потолок. Снова понадобилось ему несколько минут, что бы вспомнить, где он и что произошло. Он стянул с тумбочки часы и посмотрел на время. Семь утра. Стены его палаты уже освещало солнце, из приоткрытого окна доносились звуки утреннего Парижа, нос легонько щекотал ванильный запах только что испеченных булочек.
Все было хорошо. Все было очень хорошо. Он уже неделю находился в реабилитационной клинике, куда отправился на следующее же утро после памятного разговора с Этьеном. Он плохо помнил то утро, но вечер предыдущего дня, вечер, когда он принял самое трудное в своей жизни решение – опустить ее – девушку в кремовом платье – он помнил отлично. И все было хорошо. Он был здоров физически, Этьен все еще был его другом, Ани проделала невероятную работу, что бы скрыть его пребывание в клинике от вездесущих журналистов, продажи нового диска били рекорды, его турне обещало быть очень успешным… И только этот сон, бесконечно повторяющийся из ночи в ночь, сон, в котором она уходила, оборачивалась, улыбалась ему и шептала слова любви, а потом исчезала – совсем, без следа, навсегда…этот сон не оставлял Кристиана в покое, не давал ему забыть, заставлял сомневаться в правильности принятого решения. Даже не сон, а то, что он чувствовал после. Это было новое, доселе незнакомое ему ощущение, непонятное и пугающее. Не паника, как это было в самом начале. Не одиночество, не ненависть к самому себе, не чувство вины, как это было потом. Не разочарование, не ощущение пустоты, не страх, как это было еще неделю назад. Нет. В тот самый момент, когда она исчезала, Кристиан почти физически ощущал, как…исчезает сам…. Он вздохнул и закрыл глаза. Может, удастся еще поспать…

***
«Гуд морнинг, гуд моорнинг…» завопил лежавший на прикроватной тумбочке телефон. Этьен, спросонок не сразу сообразивший в чем дело, запустил в стоявший рядом будильник подушкой. Будильник упал, но музыка не прекратилась. Напротив, стала громче. «Гуд морнинг, Гуд Морнинг ту ю!» - надрывался телефон. Не открывая глаз Этьен протянул руку и нащупал телефон. С трудом разомкнув веки, сконцентрировался на дисплее. Как только ему удалось, наконец, прочитать имя звонившего, весь сон моментально улетучился.
- Натали, какого черта, почему так долго не перезванивала? – чуть сипловатым со сна голосом спросил он.
- И тебе тоже доброго утра. Ты же знаешь, как я люблю сюрпризы.
- Какие, к черту, сюрпризы, в 7 утра?!
- Ой, да ладно, Этьен, прекращай ворчать. Раньше ты не был таким занудой.
- Ну так то было раньше. – Этьен зевнул. – Давай к делу. Я как-то не верю, что ты позвонила в такую рань, что бы придаваться воспоминаниям.
- Мммм…такой деловой…. Мне это нравится.
- Натали…
- Хорошо, хорошо. – Натали вздохнула, - как же с вами, все-таки, скучно…
- Господи, а вот ты, кажется, совсем не изменилась со временем. – Этьен многозначительно кашлянул.
- Не берись судить о том, чего не знаешь, Этьен. – голос Натали мгновенно изменился с игривого на серьезный. – Где Кристиан? Я буду разговаривать только с ним.
- Натали… - Этьен вздохнул и закатил глаза, мысленно прося Господа Бога сделать этот разговор как можно короче, - Ты совсем разучилась человеческий язык понимать? Я тебе неделю назад сказал – Кристиана нет в городе.
- Бедный Кри-Кри… - протянула Натали, - опять борется со своими демонами?
- Ну, ты постаралась приложить свою руку к тому, что бы снова разбудить их! – Этьен чувствовал, как в нем просыпается злость, - Я не понимаю, Натали, что тебе спокойно не живется? Что ж ты за человек?
- Попридержи коней, друг мой. – в голосе девушки послышались ледяные нотки. – Я не понимаю о чем ты, вообще.
- Конечно. Ты не понимаешь. Это, наверное, мой сотрудник сорвал конференцию…
- Ах, это…- Натали помолчала. – Откуда ты узнал?
- Это неважно. Узнал.
- Этьен…. На объяснения с тобой у меня нет времени. Мне нужен Кристиан. Срочно, понимаешь?
- Слушай, оставь Кристина в покое, а? У него сейчас и без того нелегкие времена…
- У него всегда нелегкие времена. Если он не встретится со мной в ближайшие две недели, они у него станут еще сложнее. Намного сложнее, поверь мне.
Натали положила трубку. Этьен еще какое-то время слушал короткие гудки, потом в сердцах отшвырнул телефон куда-то в угол комнаты.
Какое-то время еще сидел на кровати, уставившись невидящим взглядом в стену. Последняя неделя выдалась просто адской. На улице цвела весна, Париж, одетый в свежую майскую зелень, был прекрасен, воздух был пропитан счастьем тысячи влюбленных, гулявшим по улицам города любви… А его, Этьена, жизнь – с таким трудом собранная из кусочков и с таким трудом склеенная – снова трещала по швам… Казалось бы: он молод, успешен и популярен, все, что нужно молодому человеку в его возрасте, у него есть… карьера, успех у женщин, деньги, лучший друг… и еще неделю назад он чувствовал себя абсолютно счастливым… Этьен угрюмо оглядел свою шикарную спальню. Что изменилось? Почему опять, как когда-то давно, он чувствует себя опустошенным, одиноким…проигравшим??? Тогда, 10 лет назад, это было объяснимо. Тогда он совершил ошибку, дурацкую глупость, которая стоила ему его друзей и его любимой… Кати… при мысли о ней у него все еще екало сердце, все еще поднималась где-то внизу живота сладкая истома… Любил ли он ее? Когда-то он думал, что да, когда-то он мучил себя, будучи уверенным, что потерял любовь всей своей жизни. До тех пор, пока не встретил Кристиана, пока не услышал в его песнях, пока не прочитал в его глазах – что значит любить. Он помнил это ощущение, помнил до сих пор, как однажды, вдруг, он понял, что никогда не любил по-настоящему, так, что бы без остатка, так, что бы не помнить себя, не мечтать, не дышать, не жить без нее. Он помнил, как, пережив это озарение, он, наконец, решился позвонить Кати; их встречу; ее, сияющую, счастливую женщину, любящую и любимую, носящую под сердцем первенца; ее, улыбающуюся в ответ на его извинения и признания; ее, простившую, ее, никогда его по-настоящему не любившую… Встреча с Кати стала его отправной точкой в новую жизнь. И эта новая жизнь ему нравилась. Он заново научился мечтать и радоваться жизни, влюбляться и строить планы, он оставил прошлое в прошлом и не собирался к нему возвращаться. Вот почему он никогда не пытался найти кого-нибудь из их старой банды. Вот почему он так и не перезвонил Николя, когда тот искал встречи с ним.
Этьен, решив, наконец, что заснуть ему больше все равно не удастся, выбрался из-под одеяла и отправился спасать свой телефон, разлетевшийся на части от удара об стенку. Спасать, правда, было уже нечего – телефон был мертв и воскрешать не собирался. Ругая самого себя за несдержанность, Этьен бережно извлек из обломков сим-карту, сгреб оставшиеся части и направился на кухню. Кофе сейчас будет как раз кстати…
***
Ани разбудил звонок в дверь. Поначалу она, было, подумала, что ей это снится, но звонивший не унимался, настойчиво теребя кнопку звонка. Девушка со стоном отскребла себя от подушки и, закутавшись в одеяло, отправилась в коридор – выяснять, что еще за ранние гости. Выходя из спальни, посмотрела на часы – семь утра. Сколько же она спала? Два часа? Три?
- Иду, иду! – крикнула она, подходя к двери. Сколько раз обещала себе поставить глазок… Все никак руки не доходят…, - Кто там?
- Жак! Открывай!
Он, наконец, отпустил кнопку и в наступившей звенящей тишине практически слышал, как Ани остановилась перед дверью, как зачастило ее дыхание.
- Жак? Что…что-то случилось? – девушка буквально почувствовала, как ухнуло куда-то вниз ее сердце.
- Ты меня впустишь, или я так и буду донимать твоих соседей? – сердито проворчал мужчина.
- Ох, Господи, прости, конечно, я сейчас… - Ани засуетилась, загремела ключами, пытаясь справиться с непослушными еще со сна пальцами и непонятно откуда накатившим приступом паники. Замок, наконец, поддался, и Ани открыла дверь, впуская Жака внутрь. Пока он снимал пиджак, она внимательно разглядывала его лицо. Что за новости он принес? Почему так срочно? Почему не мог подождать до их обычной утренней летучки? Тысяча вопросов промелькнула в ее голове, а грудь все сжимало, все сдавливало нехорошее предчувствие.
Жак молчал, исподлобья наблюдая за Ани. Худенькие плечи, укутанные в одеяло, взъерошенные волосы, на щеке – след от подушки, синяки под глазами. Ему было жаль эту девочку. Сколько уже он перевидал их за свою жизнь – молодых, красивых, активных… перемолотых безжалостной машиной шоу-бизнеса в пыль… или, напротив, зачерствевших, разучившихся чувствовать, ожесточенных…
- Кофе? – Ани с трудом подавила зевок.
Жак посмотрел на нее с сочувствием:
- Ты сколько сегодня спала-то?
- Не знаю. Часа два-три. Ну, так ты кофе-то будешь?
- Покажи что-где, я сам сделаю. Ты иди пока умойся и переоденься. Не будешь же ты со мной в пижаме беседовать, - Жак чуть заметно улыбнулся.
Ани покраснела и, кивнув на шкаф, – кофе, мол, там – быстро скрылась в направлении спальни.
Через десять минут они уже пили свежезаваренный кофе. Ани сверлила Жака глазами, покашливала, елозила на стуле, но тот никак на нее не реагировал – спокойно потягивал свой кофе и смотрел в окно.
-Жак! – не выдержала, наконец, девушка. – Что за черт возьми! Ты собираешься рассказать мне, наконец, ради чего ты перебудил половину дома в 7 утра в воскресенье? Или ты кофейку зашел попить?! – Ани незаметно для себя перешла по повышенные тона – сказались усталость и волнение.
Жак отставил чашку в сторону и пристально посмотрел на девушку.
- Успокойся. Я ждал, когда ты окончательно проснешься.
- Дождался? – обиженно буркнула Ани.
- Дождался. – Жак утвердительно кивнул головой. – У нас проблемы, Ани. Большие проблемы.
- Что? Что-то с туром? Кто-то отказался нас принимать? Узнали о Кристиане? Что-то в прессе? Этьен знает?
- Ани. Когда ты научишься дослушивать до конца?
- Когда ты перестанешь растягивать новости с садистским удовольствием?
Жак хмыкнул. Девчонка за словом в карман не лезет.
- Помнишь нашу встречу с Натали Арно? После ее сообщения на автоответчике Кристиана?
- Да. – Ани кивнула. Эту встречу трудно было забыть. С этой встречи началось ее тотальное погружение в мир Кристиана…
- Помнишь, как она настаивала на том, что ей необходимо встретиться с Кристианом? Именно с ним?
- Помню. Этьен тогда еще сказал ей, что его нет в городе.
- Так вот…- Жак вздохнул. – у нее письма Кристиана. Она собирается шантажировать его.
- К-какие письма? – тихо спросила Ани, понимая, что речь явно не о письмах родителям.
- Такие письма – передразнил ее Жак. – той самой… Джоанне. Она собирается опубликовать их все в своей газетенке – одно за другим, если он ей не заплатит.
- Боже… Как ты узнал?
- Ани, не задавай глупых вопросов, а? Как я узнал… сидел у нее под столом…прикинулся шкафом и подслушал.
- Жак, я серьезно. Твоему источнику можно доверять?
- Ани, я перекупил ее личного ассистента. Дела у них в газете идут неважно, зарплаты маленькие. Деньги решают все. За небольшую сумму парень выдал мне все секреты мадам Арно.
- Она что, рассказывает своему ассистенту о всех своих планах?
- Нет, он подслушал. Вернее, клянется, что случайно услышал начало ее разговора с кем-то по телефону. Потом его спешно выставили из кабинета и плотно закрыли дверь. И тут его разобрало «любопытство».
- Господи, Жак… если это правда… это же скандал… Кристиан еще не готов… - Ани бессильно опустилась на стул и обхватила голову руками.
- Готов он или нет – ему придется с этим столкнуться.- Жак прислушался к своим эмоциям и с удивлением обнаружил, что упоминание имени Кристиана не вызывает в нем былого раздражения. С той самой ночи, после встречи с Натали, после того, как Этьен, скрепя зубами, по слову, по эпизоду посвятил их с Ани в перипетии жизней его и Кристиана, Жак по-другому посмотрел на главную звезду их агентства. В конце-концов, любовь была не чужда и ему.
- Этьен знает?
- Нет. Я не смог ему дозвониться, у него отключен телефон.
- Странно. – Ани вдруг подскочила, выдернула чашку из рук ошалевшего Жака, отправила ее вместе с содержимым прямиком в раковину и по-детски потянула его за руку. – Ну поехали же!
- Куда???
- К Этьену, конечно. Мы должны ему рассказать.
- Ани, ты совсем с катушек съехала? Куда ты собралась в такую рань? В воскресенье? Человек телефон отключил, может, он выспаться хочет?
- Да? Ко мне, значит, можно в такую рань вламываться? Я, значит, выспаться не хочу? – она приняла угрожающую позу, уперев руки в бока и чуть подавшись вперед. Жак подавил улыбку и тихо произнес:
-Это твоя работа, Ани. Ты сама для себя это выбрала.
Девушка вздохнула. Вот уже почти неделя, как это перестало быть для нее просто работой. И ей это чертовски мешало.
- Кристиан его друг, Жак, - тоже тихо, не сводя глаз с мужчины, сказала она. – Он для него важнее, чем возможность выспаться в воскресенье, я это точно знаю.
- Вы с ним довольно близки стали, да? – Жак ухмыльнулся.
- Не говори ерунды, - Ани почувствовала, как щеки заливает румянец. – он просто мне помогает. Мне и Кристиану. Он просто хороший человек…Сотри эту дурацкую ухмылку со своего лица!
- Молчу, молчу. – все еще продолжая многозначительно улыбаться, Жак последовал за окончательно смущенной Ани к выходу.

***

Немногочисленные жители 14 округа Парижа, которым по каким-то причинам не спалось в это воскресное утро и которым посчастливилось оказаться в парке Монсури, развлекали себя наблюдением за странным шествием непонятно по какому принципу объединившихся людей. Впереди, оторвавшись от основной группы на несколько шагов, стремительно шагал невысокий молодой мужчина в крайне странном костюме: на нем были тренировочные брюки и футболка, сверху накинут дорогой пиджак, на ногах – тапки. Довершали этот гротесковый наряд темные очки, которые он, периодически останавливаясь, нервно сдергивал с носа и теребил в руках. За ним, заботливо сохраняя дистанцию, двигалась не менее чуднАя группа: двое крупных, широкоплечих мужчин и между ними, пытаясь не отставать и смешно семеня, – миленькая коротко стриженная брюнетка, едва достающая своим кавалерам до плеча. Один из мужчин был одет в джинсы и джемпер, другой – в черный костюм с черной же рубашкой и темные очки – то ли телохранитель, то ли сотрудник похоронного бюро. Завершала колонну еще одна брюнетка. Высокая, стройная, элегантная молодая женщина, она держалась в стороне и, казалось, особенно сильно нервничала – все время смотрела под ноги, нервно кусала ногти и поправляла волосы. Вся компания, ведомая своим лидером, уверенно шагала куда-то вперед и хранила молчание.
Конечно, если бы немногочисленные жители 14 округа Парижа, наблюдавшие эту странную утреннюю сцену, присмотрелись бы повнимательней, то они без труда узнали бы в человеке в тапках известного и любимого рок-певца Кристиана Рокье. Но в этом и была прелесть утреннего променада – никто не обращал внимание на странных людей, не всматривался в лица, не ожидал увидеть рок-звезду…

Кристиан снова резко остановился, очередной раз спровоцировав столкновение в рядах следовавшей а ним колонны. Ани облегченно вздохнула – ее уже порядком утомила эта утренняя пробежка. Этьен нахмурил брови и сосредоточенно закусил нижнюю губу. На лице Жака не дрогнула ни одна мышца.
- Кристиан. – негромко окликнул друга Этьен. – Ты как?
- Я в порядке, Этьен. В порядке. – Кристиан повернулся, снял очки и посмотрел на Этьена.- Не фонтан, конечно, - он перевел взгляд на Ани, - но я переживу. Он слегка улыбнулся, когда услышал, как хором, с видимым облегчением, выдохнули Этьен и Ани. Улыбнулся то ли явно слышимому унисону, то ли своему ощущению от того, что кто-то за него переживает.
- Спасибо.- тепло произнес он, переводя взгляд с Этьена на Ани, задержавшись на мгновение на темных очках Жака. Тот еле заметно кивнул – не к лицу ему излишние эмоции. Кристиан снова улыбнулся.
- Хм… - подала голос державшаяся чуть поодаль высокая брюнетка, - жаль, конечно, разрушать сложившуюся тут у вас сахарную идиллию, но не пора бы нам, наконец, преступить к обсуждению сделки? Я, знаете ли, порядком устала от этой чумовой беготни по паркам.
Этьен почти инстинктивно среагировал на звук ее голоса, рванув в ее направлении. И неизвестно, чем бы закончился этот этот его порыв, если бы не цепкие пальчики Ани, которая, с неизвестно откуда взявшейся силой, потянула его обратно и укоризненно покачала головой. Этьен вздохнул, но осадил назад. Жак, наблюдавший эту сцену из-под темных стекол своих очков, едва заметно ухмыльнулся. Кристиан, от взгляда которого тоже не укрылась разыгравшаяся сценка, удивленно покосился на друга, но тут же переключил свое внимание обратно на выступившую чуть вперед молодую женщину.
- Никакой сделки не будет, Натали. – спокойно и уверенно произнес он. – Тебе хочется скандала, хочется поковыряться в чужом белье, хочется дешевой славы – я тебе все это дарю. Можешь публиковать их. Все. Хочешь – по одному, хочешь – все вместе, скопом. Мне все равно.
Он говорил тихо, но спокойно и уверенно, и от этого смысл его слов приобретал еще большее значение. Ани почувствовала, как холодок пробежал по ее спине и поежилась. Этьен аккуратно приобнял ее и притянул к себе, то ли желая защитить, то ли ища защиты. Его, как и Ани, спокойный и холодный тон друга пробрал до костей. Да что там, даже Жак снял, наконец, свои очки и удивленно уставился на Кристиана.
Натали замерла на месте, беззвучно хватая ртом воздух. Но она не была бы собой, если бы не нашлась, что ответить:
- О, да? Тебя в твоей клинике транквилизаторами накачали, что ли? Ты не понимаешь, на что себя обрекаешь? Ты же – лакомый кусочек, Кристиан. Тебя раздерут на части. Твою любовь разберут, как пазл, растащат по кусочкам. Ты будешь рассмотрен под микроскопом, препарирован, как подопытный зверек. Тебя будут цитировать, лезть к тебе в душу с идиотскими вопросами, тебя будут жалеть.
Кристиан вздрогнул. Натали была права, во всем права. Но ему, почему-то, было все равно.
- Мне все равно.- все тот же тихий, ледяной голос.- Но спасибо за предупреждение.
Он повернулся к застывшим в изумлении друзьям:
- Как насчет завтрака? Я есть хочу больше, чем за мир бороться.
- А Джоанна??! Ты подумал про Джоанну? Ты подумал, что это сделает с ней???
Кристиан замер на секунду, почувствовав, как екнуло его сердце, когда прозвучало ее имя.
- Я убью ее…- прорычал Этьен, - и с нехарактерной для него грациозной прытью в один прыжок оказался рядом с Натали. На этот раз, ни Ани, ни Жак, не успели удержать его. Он еще не знал, что именно он собирался сделать с ней, но одно было ясно наверняка – всей земле будет жить легче, если избавить ее от этой…заразы…
- Этьен! – Ани рванула за ним, - Я прошу тебя, не надо. Не надо.
- Не надо, Этьен. – Кристиан медленно подошел к другу.- Пойдем, старик, - он похлопал Этьена по плечу,- мне хорошо бы переодеться, боюсь, в таком виде меня в самую захудалую кафешку не пустят… а нам всем сейчас не помешал бы хороший завтрак…

И они двинулись в сторону выхода, оставив стоять оторопевшую Натали посередине полупустынного утреннего парка Монсури.

***
- Кристиан, ведь Натали права… - робко подала голос Ани, с опаской поглядывая на своего клиента. Они уютно расположились на веранде небольшого ресторанчика, где-то в центре Парижа, в полной тишине потягивая ароматный горячий кофе. Кристиан, одетый, наконец, в человеческую одежду, был задумчив и молчалив; Этьен – угрюм и напряжен. Жак, извинившись и сославшись на дела, слинял после первой чашки кофе. Ани растерянно переводила взгляд с Кристиана на Этьена и обратно. Она, возможно, впервые в своей жизни, совсем не представляла, что будет дальше. С надеждой она еще раз остановила взгляд на Этьене, но тот был явно сосредоточен на каких-то своих мыслях. Ани, повинуясь первой пришедшей в голову мысли, больно пнула его ногой под столом.
- Эй!- Этьен с удивлением уставился на девушку, обиженно потирая ушибленное колено.
- Что мы будем делать дальше? – игнорируя удивленно-обиженный возглас Этьена, спросила Ани. – Я имею в виду: что, если Натали пойдет дальше? Если она…
- Мы ничего не будем делать, - прервал ее Кристиан. Пусть она делает, что хочет. Мы это переживем, - его голос потеплел и он посмотрел по очереди сначала на Этьена, потом на Ани. – Переживем.
- Кристиан, ты уверен? – наконец подал голос Этьен. – Ты прости, но профессор считает, что ты еще…эээм… нестабилен…
Ани закашлялась, подавившись круасаном, и уставилась на Этьена, смешно тараща глаза, что должно было означать «ты полный идиот».
- Этьен, - Кристиан подавил смешок – Ани и правда выглядела очень забавно, - Я, возможно, был нестабилен… вчера…. Сегодня я стабилен, как никогда, верь мне. И знаешь, что самое смешное? Это благодаря Натали…
Этьен с Ани удивленно переглянулись.
- … и письмам, - не обращая внимания на бросаемые на него удивленно-встревоженные взгляды, продолжил Кристиан.- Она оказала мне услугу. Если хочешь, она очень помогла мне…
- Кристиан, ты прости, я, наверное, с утра хреново соображаю, но каким образом эта сука…Ани, перестань пинать меня, это больно! Так каким образом эта….мммм… Натали…
- Да все просто, Этьен. До смешного просто. Письма…они…не были даже распечатаны. Понимаешь? Она их даже не открывала… не читала… просто отправляла обратно. Сразу. Меня нет в ее жизни, больше нет…как будто никогда и не было… Ты был прав, Этьен, тогда, в парке, ты был прав… время пришло.

Кристиан замолчал, прислушиваясь к собственным словам. Он уже знал, что сегодня ночью девушка в легком кремовом платье ему не приснится.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пн 27 Авг 2012, 16:05

От Автора: Дорогой Читатель! Надеюсь, ты еще не устал от вечной сырости в моих главах! Потерпи еще немного, скоро должно стать лучше!

ОНА

- Мэт, да нет же! Ну сколько раз тебе говорить – сначала левую ногу! Ты опять сейчас задом-наперед взгромоздякаешься! – Джоанна, звонко хохоча, соскочила с лошади и направилась к свому нерадивому ученику. Мэтью демонстративно вжал голову в плечи и с воплем «Тетенька, только не бейте!» перемахнул через ограду, чем немало удивил терпеливо ожидающую своего всадника кобылу. Она мотнула головой, покосилась в сторону Джоанны и удивленно заржала, заставив и без того хохочущую девушку согнуться пополам от смеха.
Элен, наблюдавшая эту сцену с веранды, тоже не смогла сдержать улыбку, а уж когда Мэт, отойдя, для пущей верности, пару шагов назад, громко провозгласил «Между прочим, езда задом-наперед – это высший пилотаж!», то и Элен разразилась громким хохотом.
Взъерошенный спросони Стив, свесившийся из окна второго этажа, недовольный тем, что его разбудили, попытался было урезонить веселую компанию, но его появление вызвало только еще один приступ смеха.
- Эй, наездники, - сквозь смех крикнула Элен, - у меня завтрак готов уже! Стив! На тебя накрывать?
- А как же! – раздалось сзади у самого ее уха и Элен подпрыгнула от неожиданности, расплескав молоко.
- Стив! – девушка поставила кувшин с молоком на стол и, повернувшись, отвесила хулигану звонкий подзатыльник. – А если бы у меня был горячий кофе в руках?
- Ну ведь не был же! – Стив обиженно потирал место удара. – Мелкая такая, а бьешь больно!
- Правда? – Элен, гордая собой, вскинула было голову, но, спохватившись, вместо этого, поднявшись на носочки, чмокнула Стива в лоб. – Ну прости.
- Ой, кажется мы помешали семейной идиллии, - громко прошептала Джоанна на ухо умильно улыбающемуся Мэту.
- Предлагаю план: ты берешь тарелку с булочками, я – кофейник, и делаем ноги.
- А паста? Я хочу шоколадную пасту!
- Хорошо, я беру кофейник и пасту…
- Ну да, а кофе вы прямо из кофейника пить будете, умники? – Элен аккуратно проскользнула мимо Стива и открыла шкаф с посудой. Стив вздохнул и принялся доставать чашки с блюдцами, аккуратно подавая их Элен.
- Черт, об этом мы как-то не подумали, - Мэт обнял Джоанну за талию, притянул к себе и нежно чмокнул в губы, - придется остаться тут.
Элен поставила чашку мимо стола.
Джоанна улыбнулась:
- Я не против. Если, конечно, Элен оставит нам хоть одну целую чашку…

Завтракали почти молча, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами и многозначительными взглядами.
Стив думал о том, что этот Мэт, кажется, неплохой парень, и Джо, кажется, счастлива. И о том, что Элен – совершенно непохожа на его сестру, и как это странно, что они так давно и так крепко дружат. И о том, как он скажет Джо, что собрался с ней в Париж. И снова об Элен…
Мэтью не сводил глаз с Джоанны и думал о том, чем он заслужил это невозможное счастье – быть рядом с этой женщиной, держать ее в своих руках, вдыхать ее запах, слышать ее смех…
Элен думала о Джо и Мэте, о счастье, светившемся в глазах подруги, немножко о Стиве, потом снова о Джо, о Джо и Кри-Кри… и совсем чуть-чуть о Николя…
И только Джоанна не думала ни о чем… здесь и сейчас она была счастлива, впервые за долгое время - влюбленная, окруженная любящими и любимыми людьми, впереди – интересная работа и Париж, встреча со старыми друзьями и Мэт рядом – нет, она ни о чем не думала, она просто наслаждалась моментом.

После завтрака мужчины разъехались по своим делам: Мэт уехал улаживать вопросы, связанные с переездом, Стив отправился на соседнее ранчо – посмотреть на новое приобретение хозяев: вороного жеребца породы чистокровная верховая, ну и просто – повидаться со старыми друзьями. Девушки, проводив мужчин, потихоньку навели порядок на кухне и теперь нежились под теплым майским солнцем, уютно устроившись на веранде.
- Ну и? – первой нарушила затянувшуюся тишину Элен, - ты собираешься мне рассказать, с каких это пор Мэту дозволены поцелуи в губы?
- Мммм… - Джоанна отправила кусочек шоколада в рот и мечтательно прикрыла глаза.
- Мммм?
- Угу.
- Джоанна! Ты что, влюбилась?
- Угу.
- Слушай, ты слишком давно живешь на своем ранчо – уже, вон, по-человечески разговаривать разучилась. Я совиный язык не понимаю, так что давай, переходи на нормальное общение.
Элен встала с шезлонга и отправилась на кухню за новой порцией свежевыжатого сока. Хотя, конечно, это была просто причина уйти, что бы скрыть раздражение. Элен вздохнула – ей нравился Мэт, и за Джо она была рада, но ей не давал покоя один вопрос – вопрос, которого она стремилась избегать всеми силами, но, который, видимо, все-таки придется задать…
- Элен! Ты там уснула, что ли? – Джо неожиданно возникла в кухонном проеме. – Что ты делаешь?
- Ум…сок…сок выжимаю. Вот – Элен протянула Джоанне пустой кувшин.
Джо удивленно посмотрела на подругу:
- Там пусто.
- Ну конечно там пусто! – Элен поставила кувшин на стол и взяла в руки апельсин. – Сок же сам по себе не выжмется. Я для этого сюда и пришла!
- Элен, дорогая, не хочу тебя расстраивать, но ты пришла сюда 10 минут назад.
- Ну и что? Я кувшин мыла и…апельсины тоже…мыла… а потом вытирала…
- Угу.
- Ты опять? Я же просила тебя не угукать больше!
- Да что с тобой сегодня?
- Со мной? Ничего. – Элен принялась истерично давить апельсин. - А вот что с тобой? В смысле – сколько ты знаешь Мэта? Неделю? И уже влюбилась?
- Да…ну, по крайней мере, мне кажется….
- Вот! Как можно быть такой легкомысленной, Джо? Ты же его совсем не знаешь! И, к тому же, он твой будущий начальник! Как ты….
- Элен, что ты взбеленилась-то?
Элен, наконец, отложила измученный апельсин в сторону и подняла глаза на Джоанну:
- Я не беленилась. Просто…Джо, я буду очень рада за тебя, если ты счастлива…Если ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО счастлива… с этим мужчиной…но…
- Элен, я же не собираюсь за него замуж – Джоанна улыбнулась. – Но мне действительно хорошо с ним. Так хорошо, как давно уже не было, понимаешь?
- Понимаю. Но…Джо… а Кристиан?
- А Николя?
- Это нечестно, ты же знаешь, у нас разные истории.
- Конечно разные. Николя ошибся всего один раз, и ты одним махом перечеркнула ваши многолетние отношения. А сколько раз ошибался Кристиан? И сколько раз я его прощала? И простила бы снова…
- Ну так прости!
- Элен, я тебя не понимаю! То, что сделал Кристиан в тысячу, в миллионы раз хуже того, что сделал Николя! Как ты можешь сейчас принимать сторону Кристиана?! Почему вдруг сейчас? И почему тогда ты сама не можешь простить Николя??
- Николя никогда не просил у меня прощения. – тихо произнесла Элен. – Никогда.
Джоанна увидела слезы в глазах подруги и тут же пожалела о том, что вообще начала этот разговор.
- Элен, не надо. Не плачь. – она обняла Элен, - я знаю, это больно и обидно. Я знаю, поверь. Кристиан ведь тоже никогда….
- Что?! – слезы Элен мгновенно высохли и она уставилась на Джо распахнутыми от изумления глазами. – Джо, ты что, ты правда не поняла, что все его песни – они все о тебе? Что это его способ просить прощения?
- К...какие песни? – Джоанна почувствовала, как что-то предательски шевельнулось в ее груди.
- Что значит «какие песни»?? Два диска, которые я тебе отправляла? Ты слушала их, Джо? Ты их вообще открывала?
Элен, сама того не замечая нервно тормошила впавшую в какую-то странную задумчивость подругу. Джоанна не реагировала, поэтому Элен не придумала ничего лучше, как ущипнуть ее.
- Ой! Больно же!
- Ну извини, ты же по-другому не реагировала. Джо, ты слушала диски? Слушала?
- Нет, Элен, я не слушала никакие диски по той простой причине, что я никаких дисков от тебя не получала. Никогда.
- Как не получала? Не может быть. Не может. Я отправила тебе где-то год назад. Два диска. Без обложек, что бы ты сразу их не выкинула. И с запиской от Лали.
- Лали? Причем тут Лали?
- Ну… Она написала мне как-то…и прислала два альбома. Она писала, что они с Бенедикт не решаются тебе отправить, поэтому отправляют мне, что бы я послушала и решила – надо тебе знать или нет.
- И?
- Ну что «и»? Я послушала. Два дня ревела в подушку. Потом убрала их в самый дальний угол и делала вид, что ничего не получала. А через две недели отправила их тебе. Честно говоря, когда ты мне прислала красный код неделю назад, я подумала, что ты, наконец, решилась…
- Элен, но я правда ничего не получала…
- Не знаю,Джо… Может, потерялись по дороге… Адрес затерся… не знаю…
На несколько минут обе подруги погрузились в свои мысли и на кухне воцарилась тишина, только Элен по инерции продолжала хлюпать вторым апельсином.
Джоанна не знала, что делать…что думать. Лали и Бенедикт считали важным, что бы Элен услышала песни Кристиана. Элен посчитала важным, что бы их услышала она. А она не была уверена, совсем не была, что хочет знать, о чем они, эти песни. Не теперь. Не теперь, когда она, наконец, снова начала свободно дышать, радоваться жизни, чувствовать такое близкое счастье рядом. Она вспомнила, как еще пару недель назад кольнуло сердце, когда она увидела его фотографию в журнале. Как больно было слушать рассказ Николя. Нет, она не хотела больше всего этого. Никогда.
- Элен, знаешь, это, наверное, судьба… раз они не дошли до меня, значит так нужно. Значит, я не должна была их услышать.
- Джоанна, это все чушь – судьба-не судьба. Чушь, понимаешь? – Элен выкинула остатки апельсина и перелила сок в кувшин. – Достань лед из холодильника, я сейчас. – и она с какой-то космической скоростью взлетела по лестнице на второй этаж.
Джоанна недоуменно пожала плечами и, кинув в кувшин с соком несколько кубиков льда, отправилась на веранду. Она не будет думать об этом – ни сейчас, ни когда нибудь потом.

***

Мэт, наконец, решил сделать перерыв и закрыл лежащий перед ним отчет. Он был доволен: ремонт во французском офисе практически закончился, Синди передала ему все необходимые документы, все назначения были подписаны – значит, совсем скоро он сможет сообщить Джоанне радостную новость – они, наконец, переезжают в Париж! Осталось подождать совсем немного – дня два – три. Мэт радостно потер руки, улыбаясь своим мыслям и намереваясь спуститься в ближайший ресторанчик пообедать. Он одевал пиджак, когда зазвонил телефон.
- Сюзан, если это не Миссис Тайлер, то меня нет, я на обеденном перерыве.
- Сожалею, мистер Донован, но к Вам пришел господин МакКормик. Он утверждает, что у него срочное дело.
- О. Конечно, пропускай. Спасибо Сюзан.
Мэт не успел еще положить трубку, как двери его кабинета шумно распахнулись, и в комнату, позвякивая шпорами своих ковбойских ботинок, стремительно вошел Стив.
- Стив! Какими судьбами? Ты, разве, не к друзьям на ранчо поехал?
- Ага, я там был. – Стив плюхнулся в кресло напротив рабочего стола, не дожидаясь приглашения присесть. – А потом решил вот к тебе заскочить. Мне кажется, нам надо поговорить.
- Хм… Ну надо так надо. Я, вообще, на обед собирался. Может, составишь мне компанию, там и поговорим?
- Нет, спасибо. Я предпочитаю без свидетелей.
- Ага, понятно. Ну, может, виски тогда?
- Мэт, я, по-твоему, сюда на лошади прискакал? Я за рулем.
- Понял. Ну, тогда говори. – Мэт скинул пиджак и сел в соседнее кресло.
- Я так понимаю, ты имеешь виды на мою сестренку?
- Я не имею на нее видов, она мне нравится. У тебя с этим проблемы?
- Нет. Если ты не собираешься делать ей больно, то – нет. И конечно, если не выяснится, что ты – француз.
Мэт рассмеялся:
- Стив, моя фамилия Донован! Я такой же француз, как и ты.- Он осекся, поняв, что Стив не шутил, - Я не собираюсь делать ей больно. Обещаю. И я не француз.
Несколько секунд мужчины сверлили друг друга глазами в напряженной тишине. Наконец, Стив откинулся и расслабленно произнес:
- Ну и отлично. Тогда перейдем к делу.
Мэт удивленно вскинул брови – он был уверен, что разговор закончен. Он тайком глянул на часы и печально вздохнул. Кажется, ходить ему сегодня голодным.
- Я слушаю тебя.
- Я еду с вами в Париж. И мне нужно, что бы ты помог мне убедить Джо, что так надо.
- Почему?
- Почему что?
- Почему так надо?
- Мэт, это тебя не касается. У меня есть на то свои причины.
- Стив, ты, конечно, крутой парень, хороший брат и все такое, - Мэт чувствовал, как в нем поднимается раздражение, - но с какого перепугу я должен убеждать в чем бы то ни было Джоанну, потому что тебе так хочется? Хочешь ехать в Париж – езжай, кто тебе может помешать? Но Джо – уж будь любезен – сам об этом рассказывай. И если она по какой-то причине – против, то я в это вмешиваться не буду. Ясно?
- Вполне. – Стива, казалось, совершенно не покоробила и не смутила вспышка гнева собеседника. Он задумался на пару секунд, после чего продолжил. – Хорошо, Мэт. Ты прав, я не могу просить тебя об одолжении, не объясняя причин. Но тогда, - Стив поднялся из кресла, - нам, наверное, лучше пойти перекусить чего-нибудь. Разговор будет долгим.
Мэт согласно кивнул. Хотя, он не был так уж уверен, что хочет вообще продолжать этот разговор….

***
- Нашла! Я нашла! Все чемоданы перерыла! – запыхавшаяся Элен влетела на веранду, размахивая белым конвертиком.- Фух! А думала уже – не взяла! А оказывается – взяла!
- Что не взяла? – задремавшая под пригревшим солнышком Джоанна никак не могла понять, о чем толкует ее не в меру энергичная подруга.
- Взяла! Понимаешь, Джо, взяла! А ты говоришь – не судьба!
- Элен! Если ты сейчас же не успокоишься, я окачу тебя апельсиновым соком! Со льдом!
- Зачем это? – Элен на всякий случай отодвинула кувшин с соком подальше от Джоанны – от этой бешеной американки всего можно ожидать, - не надо. Я спокойна.
- Отлично. Теперь объясни мне, наконец, что же ты такое нашла, что повергло тебя в столь неописуемый восторг?
- Диски! Копии дисков!
- Каких?
- Джоанна, у тебя амнезия? Меня что, не было три года? Или ты надо мной издеваешься?
- Я не издеваюсь, Элен. – Джоанна села рядом с подругой. – я понимаю, о чем ты. Она вздохнула и взяла из рук Элен белый конвертик. Повертела в руках и отложила в сторону. – Но я не хочу их слушать. Что бы на них не было записано – это прошлое. Я не хочу больше жить прошлым. Знаешь, мне кажется, я переболела им…наконец…
Элен пристально посмотрела на подругу, пожала плечами и снова взяла конверт с дисками.
- Джо, я не могу тебя заставить послушать их. И меньше всего на свете я хочу сделать тебе больно. Но если для тебя это – прошлое, если ты переболела, перегорела, тогда ты сможешь… ты должна их послушать. Потому что для него – это все живо, понимаешь? Потому что мы должны это ему, мы должны ему прощение… Ты потом можешь выкинуть их и забыть, и я клянусь тебе – я никогда больше не упомяну его имени. И когда мы будем в Париже, буду переключать каналы, если вдруг там будут новости о нем, и выбрасывать все журналы с его фотографиями. Клянусь тебе.
Джоанна улыбнулась сквозь набежавшие слезы и обняла подругу.
- Хорошо, Элен. Наверное, ты права. – она вытерла слезы. – тащи плеер…

***

Вернувшийся вечером Стив уже на подходе к дому знал, что произошло. Он еще не открыл ворота, а уже слышал разливающийся по ранчо нервной тоской голос Кристиана. То, что он увидел потом – разорвало его сердце на миллион маленьких кусочков: на веранде в кресле сидела Элен, обнимая Джоанну, свернувшуюся котенком у нее на коленях. Обе девушки беззвучно шевелили губами, произнося слова песни, как какое-то заклинание…или молитву…, по щекам обеих бежали слезы.

Чертов француз!

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 02 Ноя 2012, 18:13

От автора: Я думаю, меня уже не ждали))), а я вот взяла - и вернулась))) С извинениями - за долгое отсутствие, ну, и с обновлением, собственно... У меня выдались какие-то сумасшедшие два месяца - поиск новой квартиры, переезд (со всеми вытекающими), новый проект на работе, отпуск в Париже... Он-то (Париж) и подвиг меня на написание продолжения. Которое и отдается на ваш суд.
ПыСы. Скоро они встретятся))))


ОН

Он аккуратно перебрал пальцами потрепанные временем конверты. Все его надежды. Вся его жизнь. Его душа, обращенная в буквы, слова и предложения, сложенная вчетверо, запечатанная в конверт, обклеенная марками, отправленная за океан…вернувшаяся обратно… ненужная, забытая, потерянная….
Стоп. Хватит. Это ни к чему не приведет.
Он быстро сложил письма в небрежную стопку, перетянул их резинкой и, подавив вздох, протянул их внимательно наблюдавшей за ним брюнетке, расположившейся в кресле его гостиной.
- Они мне не нужны, Натали. Все это больше неважно. Можешь делать с ними что хочешь.
Она не пошевелилась, и он, аккуратно положив ей письма на колени, отошел к окну и уставился невидящим взглядом на весеннюю улицу, мысленно ругая себя за предательски дрогнувший голос. Это было тяжело, тяжелее, чем он думал. Проститься с ней, отпустить ее навсегда. Практически невозможно, но он должен сделать это. Ради нее. Ради себя.
- Кристиан. – Натали вздохнула и повернулась к нему, - забери их. Она говорила тихо, без привычной нотки издевательской иронии в голосе, и это заставило Кристиана оторваться от окна и посмотреть на нее. Девушка встала, положила связанные письма на журнальный столик, задержалась на секунду, нежно проведя рукой по белому конверту, и, наконец, быстро направилась к двери.
- Натали! – окликнул ее Кристиан и она остановилась в дверном проеме, застыла на месте, не поворачиваясь, не обернувшись. – Откуда… скажи мне, откуда они у тебя?
- Поверь мне, ты не хочешь этого знать. – Натали сделала еще несколько шагов в темноту коридора.
- Почему ты решила вернуть их мне? Тебе больше не нужны деньги и слава? Нашла более легкий и менее грязный путь? – Кристиан сам не узнал свой голос, столько в нем было злобы, но он уже не мог остановиться, - Хотя, о чем это я? Менее грязный – это же не про тебя, да, Натали? Ты всегда была не прочь покопаться в чужом дерьме.
Натали снова застыла на месте, мысленно сосчитала до пяти и повернулась к Кристиану, встретившись с ним взглядом. Минуту они стояли в полной тишине, пока Натали не почувствовала, как на глаза начали наворачиваться предательские слезы, и она бессильно опустилась на пуф, стоявший в прихожей.
- Хорошо. Я это заслужила. – тихо произнесла девушка.
- О, пожалуйста, Натали, оставь эти свои фокусы с внезапным раскаянием! – Кристиан презрительно фыркнул. – Твоим крокодиловым слезам уже давно никто не верит.
- Мне и не нужно, что бы ты мне верил, Кристиан. Я возвращаю тебе письма, потому что считаю, что так правильно. И мне кажется, - Натали запнулась на мгновение и продолжила очень тихо, как будто стесняясь, - не тебе меня судить. Она выразительно кивнула на стопку писем на журнальном столике.
Кристиан хотел было что-то ответить, но осекся. Натали права, конечно. Кто дал ему право осуждать ее и ее способ жизни, когда сам он был всем, чем угодно, но далеко не святым, даже близко не валялся… Вот Элен…или Николя… они, наверное, имели если не право, то хотя бы основания для осуждения…
Натали кивнула, как будто прочитав его мысли:
- Они тоже не идеальны, Кристиан. И они тоже совершают ошибки. Мы с тобой не хуже. Может быть, другие, но не хуже.
- Ты о чем?
- О Николя, Элен и прочих. Ты же думал о них сейчас, да?
- Откуда ты…
- Я тоже так раньше делала. – Натали вздохнула. – Я тоже раньше всегда сравнивала себя с ними… и сравнение всегда выходило не в мою пользу.
Она улыбнулась, помолчала немного и продолжила:
- Пока однажды в моей жизни не появился человек, для которого я была его миром.
- Да? И кто же был этот счастливчик?
Натали, казалось, не заметила иронии в голосе Кристиана:
- Мой сын.

***

- Ты уверен, Николя? – в голосе Лали было столько разочарования и горечи, что, если бы не Жозе, корчивший за ее спиной уморительные рожи, назначением которых было не дать Николя расколоться, правда давно бы уже выплыла наружу.
- Уверен, Лали. – Николя приобнял девушку за плечи и нежно чмокнул в лоб. – Джоанна не вернется. Не в ближайшее время точно.
- Но ты сказал ей, как мы скучаем? И ждем? И как она нам нужна? Сказал? – Лали почти плакала. Николя перевел растерянный взгляд на Жозе. Тот потряс кулаком в воздухе и изобразил закрытый на замок рот. Потом сделал еще несколько нелепых движений, изображающих, по всей видимости, радость, которую испытает Лали, когда Джоанна осуществит-таки обещанный сюрприз. Николя попытался сдержать смех, но он прорвался наружу сдавленным похрюкиванием. Лали подняла на него удивленный взгляд:
- Что, скажи мне на милость, здесь смешного, Нико?
-Ну что, ты, Лали, - мим-самоучка подхватил подругу под локоть и отвел в сторону, дав Николя возможность перевести дыхание.- Кто тебе сказал,что это был смех? Это были сдавленные рыдания. Видишь ли, разговор с Джоанной так впечатлил нашего Нико, что он – ей Богу – несколько часов рыдал у меня на плече, рассказывая о их встрече.
Николя, прикрыв лицо первым попавшимся под руку сценарием, активно кивал головой и мечтал только о том, что бы кто-нибудь отвлек Лали от обсуждаемой темы. Как будто услышав его молитвы, в кабинет влетел запыхавшийся помощник режиссера:
- Лали, ну елки! У тебя эфир через пять минут! Главный ща с тебя голову снимет, он уже минут десять вопит как подорванный! Давай дуй в студию, там какие-то изменения в сценарии! – и исчез так же внезапно, как появился.
Лали вздохнула, быстро поправила волосы и вытерла кончиками пальцев набежавшие слезы. Резко выдохнула, одернула платье и направилась к выходу.
- Я все равно не верю, что она не вернется. Я чувствую, что скоро все изменится. Я сон видела! – и, блеснув своими карими глазищами, гордо вскинула голову, закрывая за собой дверь.
- Фух, - Жозе опустился на стул и укоризненно посмотрел на Николя, - Мы были в секунде от провала. Скажи мне спасибо!
- Спасибо тебе, дорогой друг!
- Что? Я, между прочим только что нас спас. Ты представляешь, что здесь было бы, если бы ты сказал ей правду? Она же чок-ну-та-я! Она же хуже землетрясения! Неконтролируемая разрушительная сила!
- Ну-ну, ты тоже не преувеличивай. – Николя, окончательно отсмеявшись, обошел стол и сел в кресло напротив Жозе, - И вообще, вы друг друга стоите. Тебя тоже, знаешь ли, нельзя назвать уравновешенным.
- Почему это? – Жозе отвел прядь волос со лба, но она упрямо вернулась на место, - Черт, на лысо побреюсь, задолбался!
Николя многозначительно приподнял одну бровь и хмыкнул:
- Вот именно поэтому. Ладно, выкладывай, чего хотел-то?
- Ах, да… - Жозе встал со стула и нервно зашагал по кабинету, - Тут, в общем, такое дело, Нико…ты… ну, в общем…ты никогда…ты когда-нибудь думал, что бы встретиться с Кристианом? Я в смысле, ну, ты знаешь, мы как-то так расстались… и никогда не говорили об этом… и, в общем, я не знаю…С тех пор, как встретил их тогда, в ресторане, вот все думаю, что хорошо бы нам всем встретиться… Черт, почему я звучу, как гей???
- Думал, Жозе. Проблема в том, что, мне кажется, что это Кристиан не хочет с нами встречаться. Так же, как и Этьен.
Жозе кивнул. Нежелание Этьена возобновлять с ними контакт удивило и его, но Николя по-настоящему переживал этот факт.
- Да, но сейчас другое дело. – Жозе остановился посередине комнаты и немигающим взглядом уставился на Николя. – Сейчас у нас есть причина встретиться.
- Интересно, какая? Хочешь попросить у него автограф?
- Ха-ха, очень смешно. – Жозе немного замялся, потом открыл сумку, достал из нее какую-то книгу и протянул Николя. – Вот.
- Хм…Виктор Гюго, «Отверженные» - задумчиво прочитал он. – Жозе, ты хочешь обсудить с Кристианом творчество Гюго? Это, конечно, весомый повод…
- Открой книгу, Нико.
Что-то в тоне Жозе заставило Николя повиноваться. Между обложкой и первой страницей лежал сложенный вдвое лист бумаги с рукописным текстом. Даже после всех этих лет Николя без труда узнал почерк Кристиана. Как он мог забыть? Аккуратные круглые буквы как будто выплыли из прошлого, заставляя его снова почувствовать себя растерянным, обиженным, преданным…

***
«Николя, я решил уехать…есть вещи, которые трудно пережить – то, что я пережил за последнее время – как раз из этой категории. Я хочу окончательно решить эту проблему. Я уезжаю…..Оставляю вам свою установку; в любом случае, с музыкой для меня покончено. Я буду жить в другом месте, с другими людьми, с другими страстями. Прошу тебя об одном – забудь меня и не пытайся меня разыскать…»
***
Он тряхнул головой, отгоняя дурные воспоминания. Это в прошлом. Все в прошлом.
- Что это? – он вопросительно посмотрел на Жозе.
- Похоже на стихи. – иронично заметил тот. – Я подобрал листок в ресторане. Они так торопились уйти, что оставили его забытым на столе. Я думаю, это его новая песня. Ты прочитай, Нико.
Николя развернул лист и погрузился в чтение. И снова, как когда-то давно, сердце защемило от тоски и боли, которыми были пропитаны строки, но в то же время невероятная легкость окутала его с головы до ног, надежда, что любовь существует, вера в то, что все будет хорошо…
- Это какое-то чертово дежавю, - пробубнил он.
- Ага, скажи? – Жозе забрал у Николя листок со стихами, аккуратно сложил его и снова вложил в книгу. - И ведь опять Джоанне.
- Да ну?!
- Ну точно! Я их с Этьеном разговор еще подслушал. Точно ей, он сам сказал.
Николя вздохнул – иногда твердолобость его друга была за гранью понимания.
- Жозе, ну это же дураку понятно. Если Кристиан не пишет о социалке, он пишет о Джоанне. Ты что, его диски не слушал, что ли?
- Да слушал… Но ты понимаешь, Нико, это – новая песня. Ну я понимаю там, год…два, пять…но десять лет… ДЕСЯТЬ лет!
- Да, похоже, жизнь-таки научила его постоянству – Николя грустно улыбнулся.- Так, друг мой, и что ты, в итоге, собираешься с этим делать?
- Верну автору. Вернее, вернем вместе. Лично. – Жозе победно улыбнулся.
Николя задумался. Идея была неплохой. Вот только…
- Нико, ну попробовать-то можно…
Иногда проницательность его друга была за гранью понимания.
- Хорошо. – Николя кивнул и улыбнулся, - Только девочкам ничего не говорим. Что бы они раньше времени не обрадовались.
- Отлично! – Жозе снова закружил по комнате, удовлетворенно потирая руки, - когда мы с ним встретимся, я сначала дам ему по морде, потом обниму и расцелую!
- Ты звучишь, как гей.
- Эй!
- Не «эй», а «гей».
Секундная пауза, и оба друга разразились таким заразительным и беззаботным смехом, какого уже давно не было слышно в их небольшой компании. Чертовка Лали была права – скоро все изменится. Должно измениться.

В кабинет неловко протиснулась ассистентка Николя:
- Мсье Вернье! Эээм…я прошу прощения,я стучала, но вы не слышали…
- Все в порядке, Катрин, - Николя шумно выдохнул, - тут просто мсье Лефевр очень смешной анекдот рассказал. Что ты хотела?
- Звонили с проходной, спрашивали, можно ли к Вам пропустить посетителя. У меня в ежедневнике ничего не отмечено, но я подумала, может быть Вы договорились об интервью?
- Нет, я ни с кем не договаривался.- Николя пожал плечами. – А этот незваный гость представился?
- Да, конечно. – Девушка протянула Николя записку. – Главный редактор жулнала GQ, мсье…
- Этьен Дюрант.

***
- Черт, Натали, почему ты сразу не сказала??? – Кристиан сотый раз схватил со стола пустую и уже смятую им пачку сигарет, заглянул внутрь и чертыхнулся.
Натали незаметно улыбнулась – сейчас он был похож на того Кри-Кри, каким она знала его много лет назад. Она откинулась на спинку кресла и долго и внимательно рассматривала Кристиана, прежде чем ответить.
- Я не доверяю людям, Кристиан. Особенно тем, которые не доверяют мне.
Кристиан хмыкнул. Натали устало вздохнула и продолжила:
- Но я не хочу решать свою проблему за твой счет, по крайней мере, не такой ценой…
- Но два дня назад ты была на это готова…
- Да. Была. Да я на убийство готова была пойти, если хочешь, что бы эти деньги раздобыть…
- Тогда... почему? Почему ты передумала, Натали? Ты могла их напечатать, эти письма, ты могла бы заработать нужную сумму – с лихвой, еще бы и газету выкупила…
- Потому что мой сын вчера сказал мне, что я – самая лучшая и добрая мама в мире. – Натали быстрым движением вытерла слезы, - потому что я не могу обмануть его веру в это и потому, что благодаря тебе я все еще верю в любовь.
Этого Кристиан уж точно никак не ожидал. Он снова потянулся за пачкой сигарет, вспомнил, что она давно уже пуста, снова выругался и попытался осмыслить все услышанное. Вся эта история походила на сюжет из соплежевательных женских романов: он – издатель популярной газеты, при деньгах, молод и красив; она – хорошенькая практикантка в его редакции; красивый роман, безумная любовь, шикарная свадьба, рождение сына… и тут – бац! – оказывается, он игрок, и как-то однажды проиграл все, что у него было. Дом продали, что бы выплатить долги. Газету заложили. Он был гордым и независимым, поэтому пустил себе пулю в лоб, оставив молодую жену одну с ребенком и долгами. У ребенка, к тому же, обнаружили тяжелое заболевание, лечение требовало больших денег, и вот отчаявшаяся мать готова на все, ради спасения дитя. Кто же ее осудит? А потом, вдруг, она передумывает быть готовой на все – почему? Потому что все еще верит в хорошее, доброе, вечное??? Бред.
- Слушай, Натали…. Я бы хотел тебе верить, честно. Но не верю. Единственное, что я могу для тебя сделать - это отдать тебе эти чертовы письма и дать свое официальное разрешение на их публикацию. Я уже сказал тебе один раз, сейчас повторяю: мне все равно, что ты будешь с ними делать. Хочешь – напечатай, хочешь – сожги. Мне все равно. Я покончил с этим.
Натали кивнула, молча встала, подошла к столу, аккуратно сложила рассыпавшиеся от бесконечного перекладывания туда-сюда письма, повернулась к Кристиану:
- Здесь 34 письма, Кристиан. Последнее написано год назад – я проверила штемпель. Ты написал ей 18 песен о том, как ты ее любишь и 18 песен с мольбой о прощении. Ты можешь врать мне, обмануть Этьена и эту свою неврастеничку агентшу. Ты можешь пытаться обмануть и себя, но мы с тобой прекрасно знаем, что это никогда хорошо не заканчивалось. И возможно, ты хочешь покончить с этим, но абсолютно очевидно еще не покончил. И возможно, ты любишь не ее, а свои воспоминания, потому что за все эти годы у тебя не хватило мужества поехать к ней и заставить ее выслушать тебя. Ты боишься, Кристиан. – Натали передвинула стопку ближе к Кристиану. – Вот тебе БЕСПЛАТНЫЙ совет: хватит быть мальчишкой, Кри-Кри. Стань, наконец, мужиком.

Кристиан не сразу заметил, что Натали уже ушла. Черт возьми, а ведь она права. Обидно, но права… Он несколько раз моргнул, сконцентрировавшись на письмах. Решение пришло к нему буквально за доли секунды: он вскочил, быстро прошел в спальню, достал из шкафа небольшую спортивную сумку, покидал в нее несколько комплектов белья, пару футболок, носки, из ванной принес всегда собранный несессер с умывальными принадлежностями. Нашел на столе паспорт. Достал из кармана телефон и быстро набрал знакомый номер:
- Ани, привет. Это Кристиан. Слушай, меня не будет в городе несколько дней. Прикроешь? Нет, все в порядке. Просто надо… подумать. Обещаю. Все будет хорошо. Пару дней всего. Хорошо, к пятнице вернусь. Обещаю. Этьену не говори только, ок? Да, и… попроси Жака к пятнице найти мне всю информацию о Натали Арно. Все. Я хочу знать о ней абсолютно все. Пока.

Вышел из спальни, бросил сумку на диван, открыл кабинет, налил себе виски, быстро выпил, поморщился. Взгляд опять зацепился за белеющие на столе конверты. Чертыхнулся, немного подумал, подошел к столу, сгреб письма в охапку и, не церемонясь, затолкал их в сумку.
Одевая куртку, почувствовал, как по спине пробежал знакомый до боли холодок сомнения.
Немного помедлил на выходе и решительно закрыл за собой дверь.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пт 16 Ноя 2012, 15:23

От Автора: неожиданно родившееся раньше срока (ха-ха) продолжение. Это последняя глава, разделяющая их миры. Обещаю))). Ну и жду отзывов, конечно))) в том числе и критических)))))

ОНА

- Дамы и господа, добро пожаловать на борт самолета компании АирФранс, совершающего перелет из Хьюстона, штат Техас, в Париж, Франция. Мы просим Вас занять места и прослушать информацию о полете. Наш полет будет проходить на высоте….
Джоанна защелкнула замок ремня безопасности, закрыла глаза и мысленно перекрестилась. Она не боялась летать, нет. Черт, было время, когда этот маршрут она знала наизусть и сама могла по минутам расписать что, когда и на какой высоте они пролетали… Сейчас, сидя в самолете, она, наконец, ощутила реальность происходящего – она летит в Париж. Снова. К его улицам, садам и паркам. К его кафешкам, магазинчикам и музеям. К его запахам. К его людям. К своим воспоминаниям. Ах, как легко было написать Николя про то, что пришла пора перестать прятаться и начать жить… и как страшно, как необъяснимо страшно сделать этот первый шаг….
- Милая, все в порядке? – Джо почувствовала, как ее руку накрыла теплая ладонь Мэта, и тут же по всему телу разлилось расслабляющее спокойствие. Все будет хорошо, все должно быть хорошо, ведь она теперь не одна, ведь теперь рядом с ней мужчина, о котором она всегда мечтала – любящий, нежный, заботливый, понимающий.
- Да. – она кивнула, не открывая глаз. – Просто думаю.
- Боишься? – тихо спросил Мэт.
Джоанна открыла глаза и посмотрела на сидящего рядом с ней мужчину. Что было в нем не любить? Он был красив настоящей мужской красотой, у него были потрясающие глаза – невероятно глубокого голубого цвета, мягкий, почти бархатный голос, он был трепетно-нежным, понимающим и внимательным, но главное – главное он любил ее… С ним ей было хорошо, тепло и уверенно, с ним она могла себе позволить быть глупой, смешной, слабой, при нем она могла плакать, уткнувшись ему в плечо, и обсуждать с Элен недавно купленный комплект «невероятно сексуального» белья…. И все же ей чего-то не хватало в этих отношениях, что-то удерживало ее от того, что бы броситься с головой в омут его глаз, отдаться ему целиком и полностью, без остатка, без памяти. Что-то…
- Немного, - кивнула она. – Ничего, сейчас взлетим, и страх пройдет. Я только взлетать и садиться боюсь.
- Джо. – Мэт укоризненно покачал головой. – Давай договоримся: ты перестанешь пытаться беречь мои чувства, окей? Я большой мальчик, Солнце, я все понимаю. Я знаю, как это трудно – возвращаться туда, где столько воспоминаний. У нас у всех есть история, Джо…
Она кивнула и прислонилась щекой к его плечу. Почувствовала, как он обнял ее, и глаза снова защипало от навернувшихся слез.
Ну вот, опять. Интересно, этот водопровод когда-нибудь перестанет течь?
Правда была в том, что с тех самых пор, как Стив открыл свой большой рот и непонятно зачем рассказал Мэту о ее отношениях с … Парижем, Джоанна чувствовала себя виноватой. Как будто она использовала его… как будто знала, что никогда она не сможет дать ему столько же, сколько он готов был отдать ей, как будто просто позволяла ему любить себя.
Джоанна покосилась на соседний ряд, где Элен что-то тихо, но уверенно выговаривала ее брату. «Надо будет не забыть как следует дать этому идиоту по голове, когда снова начну с ним разговаривать» - поставила она себе ментальную галочку.

***
Вот уже два дня на ранчо МакКормиков царила атмосфера всеобщего уныния. Недосказанность в каждом предложении. Недоспрошенность в каждом вопросе. Недопонимание в каждом взгляде.
Джоанна вздохнула, плеснула себе в чашку холодный кофе и вышла на веранду. Элен уже сидела в кресле, уставившись куда-то вдаль и механически пережевывая бутерброд.
- Тоже не спится? – Джо сделала глоток, поморщилась, поставила чашку на стол и села рядом с Элен на подлокотник.
- Неа.- Элен мотнула головой и протянула подруге надкушенный кусок хлеба с сыром. – На, поешь.
Джоанна бездумно откусила кусок и попыталась найти вдали то, на что с таким упорством смотрела Элен.
- О, Боже, ну и видок у вас! Как у не доенных коров! – Стив вышел на веранду, пытаясь руками разлепить глаза. – Чего вы поднялись в такую рань? Всю ночь же бродили по дому, как чумные…
Элен перевела взгляд на Стива и покачала головой. Джоанна закатила глаза и скорчила презрительную гримасу.
- Джо, - Стив подошел к сестре и положил ей руки на плечи. – Хватит дуться, сестренка. Я знаю, ты все равно не можешь долго на меня сердиться.
Она не ответила. Молча взяла со стола чашку с кофе и аккуратно вылила на брата. Так же молча развернулась и скрылась в темном проеме.
Элен хихикнула:
- Поливание провинившихся всевозможными напитками – это ее конек!
- Ты действительно находишь это смешным? – Стив взял со стола несколько салфеток и вытер лицо, потом стянул с себя мокрую футболку и в сердцах швырнул ее в дальний конец веранды.
- Сам виноват. – пожала плечами Элен и снова принялась мучить свой бутерброд.
- Ты не понимаешь, да, Элен? Да мне плевать, пусть дуется на меня, сколько влезет. Пусть выливает на меня кофе, злится, орет… И хотя я, если честно, не совсем понимаю, чего она на меня взъелась – я потерплю. Только не это дурацкое молчание, только не этот взгляд в никуда, не бессонные ночи, не слезы…. Понимаешь? Это как будто мы вернулись назад… - Стив бессильно опустился на пол и обхватил голову руками. – Как же я его ненавижу…
Элен тихо села рядом и взяла его под руку.
- Я понимаю, Стив. И я… мне так жаль… Но ты не сможешь защищать ее от этого вечно. Тем более сейчас, когда мы собираемся в Париж.
- Черта с два, не смогу. Я неплохо справлялся все это время. А что касается Парижа – так вот именно поэтому я и еду с вами!
Элен вздохнула. По части ослиного упрямства эти двое били все мыслимые рекорды.
- И что? Как ты себе, интересно, представляешь эту картину? Запретишь ей встречаться со старыми друзьями? Гулять по знакомым улицам? Сидеть на знакомых лавочках??? Это Париж, Стив, это город, где мы были молоды и счастливы. Он весь пропитан воспоминаниями. И если она решила туда вернуться, значит она готова… - голос Элен дрогнул.
Стив хмыкнул и отрицательно покачал головой:
- Это вот это ты называешь «готова»???
- Ну…может, не совсем готова… Но когда-то ей все равно придется вылезти из своей раковины. Когда-то ей придется с ним встретиться…
- Ты сейчас о Джоанне говоришь или о себе?
Элен сглотнула образовавшийся в горле комок:
- О нас обеих.

***
Элен отвернулась к иллюминатору и снова – не первый раз за последние пару часов – сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться. Все-таки Джоанна права – ее брат – невыносимый кретин! Упрямый осел, упертый баран, толстокожий …неважно кто……. винторогий козел, в конце-концов!!! Элен хмыкнула, представив себе Стива в образе винторогого козла. Нет, серьезно – даже ее, Элен, хваленого терпения не хватало, когда речь заходила о Джо, Париже или Кристиане, и Стив превращался из добродушного парня в того самого козла….
- Если ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО желаешь ей счастья, - Элен решила использовать последний свой козырь, - то ты дашь ей самой в этом всем разобраться. Быть любящим братом – не значит беречь ее от всего мира, Стив. Она достаточно долго пряталась…. Мы обе долго прятались. И я знаю,что Джо никогда не будет по-настоящему счастливой, пока не отпустит его.
- Кого? Этого….
- Да, Кристиана. И тебе – Элен повернулась к Стиву и прищурилась – придется с этим смириться. Им нужно увидеться, Стив. Им обоим. И всем нам.
- Всем вам!? – Стив повысил голос, но осекся и снова перешел на яростный шепот, - В этом все дело, не так ли? «Всех вас» не было с ней рядом, когда вы были ей нужны! Вы в это время спасали своего любимого Кристиана!!
- Неправда. – Элен снова отвернулась к иллюминатору, - Никто его не спасал…. А Джо… мы думали, ей нужно время… она сама просила нас не звонить, не писать… Я думала, так лучше для нее… В конце-концов, Стив, прошло уже столько лет, почему ты заставляешь меня оправдываться?
- Прости. Я… я не хотел обидеть тебя или…
- Я знаю, - она кивнула головой и успокаивающе погладила его по руке. – Знаешь, я тоже боюсь. Но Джо…она, кажется, уверена в своем решении…
Стив оглянулся на соседний ряд. Джоанна, прижавшись к обнимавшему ее Мэту, выводила пальцем замысловатые узоры на его пуловере, а он что-то тихонько шептал ей на ухо. Он пересекся взглядом с Мэтом и тот отрицательно покачал головой. Стив кивнул. Джоанна может говорить все, что угодно, но он знал лучше. Они не встретятся… никогда больше…

***
- Джо, - Элен приоткрыла дверь в комнату подруги и аккуратно протиснулась в темноту комнаты. – Ты спишь?
- Нет. Никак не могу заснуть. – Джоанна села и освободила место для подруги. Элен скинула тапочки и влезла с ногами на кровать.Какое-то время она еще поелозила, устраиваясь удобнее, потом, наконец, расположившись, посмотрела на Джоанну. Та улыбалась.
- Ты чего?
- Мы как в общаге сейчас. Помнишь? Лали дрыхла, как сурок, а мы с тобой трепались на моей кровати…
Элен рассмеялась:
- И ели печеньки. А ты потом с утра обвиняла Лали, что она опять ела на твоей кровати, поэтому ты всю ночь не спала из-за крошек.
- И пропускала первую пару!
- А бедная Лали никак понять не могла – при чем тут она и куда делось все печенье?
- И рассказывала Себу, что она лунатик, потому что есть во сне и не помнит об этом!
Обе девушки хохотали в голос.
- Точно! мне потом Николя от этом рассказал…
- Да… а мне -Кристиан…
Веселье мгновенно смолкло, Джоанна поправила растрепавшиеся волосы и принялась изучать собственное одеяло, Элен уставилась в окно.
- Ты в порядке? – Элен перевела взгляд на Джоанну.
- Честно? Не очень.- она откинула одеяло, выбралась из кровати и села на подоконник.
- Джо…
- Я хочу с ним встретиться, Элен. Я ДОЛЖНА с ним встретиться.
- Ты ему ничего не должна.Мы все – возможно, но не ты.
- Я должна это себе, Элен. Я не могу больше носить его в сердце, вздрагивать каждый раз, когда вижу его фотографию или слышу его имя. Я должна сказать ему, что я давно простила его. Что я любила его больше жизни, но это в прошлом. Я должна отпустить его, ради себя и ради него.
- Ты уверена?
- Нет. Ни в чем.

***
- Уважаемые пассажиры, в связи с погодными условиями мы вынуждены совершить посадку в аэропорту Филадельфии. По предварительным данным ураган продлится сутки. Мэрия Филадельфии выделила номера в отеле Холидей Инн для всех ожидающих своих рейсов пассажиров. За информацией, пожалуйста, обратитесь к сотрудникам аэропорта в красных жилетах. А сейчас мы просим Вас застегнуть ремни безопасности, убрать раскладные столики и привести спинки кресел в горизонтальное положение. Мы так же просим убрать из карманов острые предметы, а женщин снять обувь на высоких каблуках. Спасибо.
Стюардесса быстро и уверенно, несмотря на жуткую тряску, все с той же приклеенной дежурной улыбкой проследовала на свое место.
Заметно побледневший Стив нервно затягивал ремень безопасности.
- Так и знал, что ни к чему хорошему эта поездка не приведет!
- Я тоже это знала, с тех самых пор, как с нами собрался ехать ты! – между сиденьями возникла голова Джоанны. – Элен, ты как?
- Я в порядке, - Элен кивнула в сторону Стива, - а вот твой братец, кажется, нет.
- Ничего, ему полезно. Может, от этой тряски мозги на место встанут.
- Джо… - Стив хотел было что-то сказать, но тут самолет очередной раз тряхнуло, и он побледнел еще больше.
- Я все еще ужасно зла на тебя, Стив, но, так уж быть, давай подержу тебя за руку.
- Милая, - сзади послышался голос Мэта, - ты бы сама пристегнулась, что ли…
- Джоанна! – на этот раз Элен и Стив сработали в унисон.
- Что? – Джо невинно захлопала глазами, - уже пора?
Стив еле слышно зарычал, Элен закатила глаза, Мэт, улыбнувшись, аккуратно притянул девушку к себе и поцеловал в макушку.
- Можешь не пристегиваться. Мы уже сели.

***
- Джоанна, - Мэт взял ее за руку,- ты уверена? Я могу поехать пока один. А ты прилетишь, как будешь готова.
Девушка вздохнула. Стив определенно добился того, чего хотел – заставил Мэта сомневаться в правильности ее решения.
- Я уверена, Мэт. Прошло много времени, и я… кроме того, я не хочу разочаровать Синди. И со Стивом под одной крышей тоже не могу оставаться – потому что я боюсь его убить.
- Джо, он просто заботиться о тебе.
- Да знаю я! Но от такой заботы застрелиться хочется! И вообще – хватит носиться со мной, как с писанной торбой! Я что – больная? Или единственная, кого бросали в юности? 10 лет прошло! Да, он пишет песни. Классные песни. Рвущие душу песни. Но кто вообще сказал, что это обо мне? Элен? Лали? Они просто все еще верят в сказки!
- А ты?
- Я - нет! – Джоанна осеклась. В глазах Мэта мелькнули разочарование и обида.- Мэт…прости…
- Ничего страшного. – Мэт притянул ее к себе и обнял. – Ты права. Ты справишься, потому что я буду рядом.
- Спасибо. – Джоанна нежно коснулась губами губ Мэта. – Я знала, ты поймешь.
- Кстати, - Мэт нехотя прервал поцелуй, - убить Стива ты сможешь и в Париже. Он, по-видимому, еще не сказал тебе, что едет с нами?
- Боже! – Джоанна бессильно рухнула на кровать, - За что мне достался в братья этот кретин??!! Просто невероятно – сколько мож…
Горячие губы Мэта заставили ее мгновенно забыть обо всем: Стив, Париж, Элен, Николя, Кристиан… все, что пугало и тревожило - все растворилось в его поцелуе….


***
- Джо, пожааалуйстаааа…. – Элен, окончательно запыхавшись, неслась вслед за Джоанной по аэропорту Филадельфии. – Притормози, пжааааалуйстаааа!
- Элен! Ты хочешь на улице ночевать? Или, может быть, в аэропорту? Говорят, у них тут весьма удобные банкетки. – Джоанна, ни на минуту не сбавляя темпа, прокладывала им путь через толпу людей к заветной стойке распределения гостиничных мест.
- Но зачем так бежать-то? Они все равно должны всех расселить.
- Ага. Держи карман шире. Тут тебе Америка, дорогая. Тут, знаешь, хватай и беги – первое правило.
- Интересно, чего мы тогда несемся сломя голову, если мы еще ничего не схватили, - пробурчала Элен себе под нос и тут же врезалась в резко остановившуюся подругу. – Эй! Предупреждать надо! Устала, что ли?
- Да нет, мы дошли просто. Тут очередь.
- Дошла она. Ты, может, и шла, а я бег на скорость сдавала!
- Элен, - Джоанна рассмеялась, - когда ты успела превратиться в такую ворчунью?
- Это ваше безумная семейка меня довела. – Элен показала подруге язык и, насупившись, продолжила, - В следующий раз я, чур, с Мэтом сижу. Буду с ним обниматься и чертить на нем фигню всякую. А ты со своим братом сама разбирайся. Вот.
Джоанна звонко расхохоталась – так громко, что вся очередь повернулась в их сторону. Девушка смущенно кашлянула и, опустив глаза, прошептала подруге:
-Мне кажется, или на нас все пялятся???
- Ничего удивительного, вы всегда производили такой эффект. - раздался сзади мужской голос. – Особенно на мужчин.

Этот голос. Его голос.

Девушки обернулись одновременно.

- Привет, Элен. - произнес он, снимая черные очки.Так, как будто последний раз они виделись только вчера. – Ты прекрасно выглядишь… . Джоанна.

- Кристиан…

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Чт 10 Янв 2013, 15:17

Приветствую тебя, мой терпеливый Читатель))) И приношу тебе свои глубочайшие извинения за то, что опять так долго тянула с продолжением...
Вот, выношу на товарищеский суд очередную главу... Ну что сказать... они-таки встретились))) Скажу честно, далась мне их встреча тяжело - потому как я ее себе представляю оооочень эмоциональной (то, что было в Каникулах считаю полным недоразумением!). А писать об эмоциях чертовски сложно. Вот. Эта глава написана с точки зрения Джо, следующую постараюсь от лица Кри написать.
В общем, жду отзывов и предложений, друзья мои. И спасибо вам )))


Чистилище (Джоанна)

Дождь. Потоки воды косыми линиями рассекали воздух, тяжелыми каплями падая на землю, разбиваясь вдребезги, разлетаясь водяной пылью. Свинцовые облака накрыли город серым одеялом, придавили деревья, скрыли крыши домов. Летняя зелень, краски города – все поблекло, погрузилось в апатию. Случайные прохожие, застигнутые врасплох, тщетно пытаются укрыться от дождя, но ветер выворачивает зонты, заливает воду за воротники, окатывает бедолаг столпами холодной воды. По тротуарам и по мостовым стремительно несутся потоки воды, закручиваясь в воронки, бурля и пенясь. Никому не нравится этот дождь.
Никому, кроме, пожалуй, двух сумасшедших влюбленных. Он и она – и кроме них в этом мире никого больше не существует. Дождь сделал это для них. Дождь разогнал суетливых и озабоченных людей по домам, заставил любопытных закрыть окна и двери; дождь смыл грязь с улиц, позволив этим двоим шлепать по лужам босиком; дождь заставил ее прильнуть к нему, а его крепко прижать ее к себе и… И никого не было вокруг, только дождь, безмолвный свидетель их любви, их покровитель, их волшебник…

Джоанна прижалась любом к холодному оконному стеклу, стараясь получше рассмотреть эту чудную парочку. Она жадно вглядывалась в их лица, ловя их взгляды и жесты. Как он смотрит на нее – не отрываясь, впитывая каждую ее черточку. Как она обняла его, как ее пальцы нежно перебирают его волосы. Как он аккуратно отвел мокрую прядь волос с ее лица, как дрогнули ее ресницы. Как он замер, загипнотизированный ее губами, а потом, будто очнувшись, притянул ее к себе и впился в эти губы поцелуем…

Джоанна задумчиво провела пальцем по мокрой дорожке, оставленной на окне медленно сползавшей дождевой каплей. Ей казалось, что в ее жизни таких вот моментов больше уже не будет. Что она разучилась чувствовать, что Кристиан уничтожил ее способность бросаться в чувства с головой. Что ее аккуратно-осторожные отношения с Мэтом – это правильно. Она повзрослела, она стала умнее. Она больше не будет вынимать свое сердце и отдавать его на растерзание. Она выстроит свою жизнь так, как ей того хочется, и Мэт будет рядом с ней – надежный и уверенный - любить ее, защищать ее. Ей казалось, что она снова счастлива и готова забыть прошлое.

Ей казалось.

Чертов Кристиан!

В ту самую минуту, как она услышала его голос, еще даже не видя его, она уже знала – никуда он не делся из ее сердца. По тому, как зачастил пульс и задрожали руки. По тому, как по телу разлилась сладкая истома от звука его голоса, а внизу живота предательски запорхали бабочки. По тому, как захотелось броситься ему на шею и целовать, целовать, целовать…как когда-то – в бесшабашной и беспечной молодости. Как будто не было этих горьких лет, полных обид, безнадежности и одиночества…
Сколько раз, сколько раз, бесконечными бессонными ночами она представляла себе эту встречу, Господи, да она даже репетировала перед зеркалом – как будет смотреть на него, как разговаривать, как держать голову, как руки… Дура… Должна ли она была догадываться, могла ли она знать, что встретив его, наконец, после всех этих лет, она будет бессильно хватать ртом воздух и прятать глаза, что бы он не увидел, не прочитал, не понял…

***
…Элен дала ей время прийти в себя, пока висела на Кристиане, щебеча слова радости и бесконечно целуя его то в одну, то в другую щеку. Несколько минут, что бы перевести дыхание, собраться с мыслями, заставить глупое сердце замолчать. Она не смотрела на него, но чувствовала на себе его взгляд. Все это время, отвечая Элен на бесконечные вопросы, он не сводил с нее глаз.
- Джоанна. – Его голос, такой ровный, такой уверенный. Почему же она находится на грани нервного обморока? – Ты так и будешь изучать свою сумку или, все-таки, поздороваешься со мной?
Интонации. Его интонации. Насмешливые, немного презрительные. Такие родные.
- Привет, Кристиан. Давно не виделись.
Элен безошибочно угадала нотки паники в голосе подруги. Понимая, что Джоанну надо спасать, она не придумала ничего лучше, как с новым энтузиазмом повиснуть на Кристиане, стараясь отвлечь его внимание от Джо и отводя в сторону.
- Ну, успеете еще наговориться, - Элен игриво подхватила Кристиана под локоть и повернула к себе. – Расскажи лучше, как ты тут оказался? Какими судьбами?
- Ураган. – Кристиан аккуратно освободился из объятий Элен. – Вынужденная посадка.
Он посмотрел на часы и добавил:
- Теоретически я сейчас должен был приземлиться в Хьюстоне.
Элен уставилась на него немигающим взглядом.
- В Хьюстоне… - тихо повторила она. – Боже мой, Кристиан, неужели… ты…наконец…
- Да. Я, наконец… Долго собирался, да?
- Подзадержался…
Кристиан нервно выдохнул, и только сейчас Элен поняла, с каким трудом ему давалось его мнимое спокойствие. Он поднял на нее глаза:
- Я просто хочу с ней поговорить, Элен. Просто поговорить…
То, что Элен успела заметить в его взгляде, ошеломило и удивило ее. Только что равнодушные и пустые глаза Кристиана были наполнены болью, надеждой, любовью и обидой. Эти эмоции промелькнули одна за другой, быстро сменяя друг друга и на долю секунды задержались, смешавшись в эмоциональном всплеске. Но уже через мгновение перед Элен стоял прежний Кристиан – спокойный и уверенный, прекрасно владеющий собой, привыкший к вниманию известный певец.
- Конечно, Кристиан. – Элен приобняла его – как когда-то, в молодости, и тихо прошептала, - Удачи, Кри-Кри…

Джоанна уже минут пять искала в сумке ручку, но та находиться не желала. Возможно, потому, что большую часть времени девушка посвятила не поискам затерявшейся в недрах сумки ручки, а тайному наблюдению за Кристианом. Она не слышала, о чем они с Элен говорили, поэтому пыталась читать язык их тел и жестов. Джоанна уже почти пришла в себя и сумела взять под контроль разбушевавшиеся эмоции. И теперь, бездумно шаря в сумке и аккуратно наблюдая за беседующей в сторонке парой, она пыталась проанализировать сложившуюся ситуацию и продумать тактику своего поведения, раз уж годами отрепетированный план дал такую осечку.
Он изменился. Черты лица заострились, плечи чуть раздались, хотя, на ее, Джоанны, взгляд он был уж слишком худым. Когда-то пухлые чувственные губы сжаты в жесткую линию. Он вообще весь стал как-то жестче. Точные уверенные жесты. Минимум эмоций на лице. Жесткий взгляд. Короткие и холодные ответы…
Джоанна вздохнула. Что ее, дурочку, повергло в такую панику? Это уже был не ее Кри-Кри, не тот мальчишка, которого она знала и любила. Это был Кристиан Рокье – успешный музыкант, имеющий армию поклонниц, завсегдатай светских тусовок, избалованный женским вниманием, привыкший жить под прицелом фотоаппаратов и видеокамер. У них больше не было ничего общего, ничего, кроме древних, покрытых толстым слоем пыли воспоминаний… «Да?» - не унималось глупое сердце, - «А песни? Его песни – ты думаешь, он их кому пишет, для кого? Ты же знаешь, что тебе…ты же поняла это сразу…». Джоанна раздраженно хмыкнула и с двойным энтузиазмом принялась рыться в сумке.
- Отлично! – пробубнила она, - Просто супер! Я уже сама с собой разговариваю… Не хватало еще свихнуться из-за него…
Она спиной ощутила его присутствие рядом. Совсем рядом. Замерла на секунду и резко повернулась, не желая впускать его в свою интимную зону. И уперлась прямо в его взгляд – внимательный, чуточку насмешливый. Он стоял на расстоянии вытянутой руки, протягивая ей ручку:
- У себя ты ее все равно не найдешь. Ты все время их теряешь.
- Спасибо. – Джоанна взяла ручку и натянуто улыбнулась. – Underwood, вау… - она повертела ручку в руках – Ты всем предлагаешь воспользоваться ручкой за тыщу баксов или это только я удостоилась такой чести?
Кристиан пожал плечами:
- Я понятия не имею, сколько она стоит. Это подарок.
- А, ну да, конечно. – Джоанна достала бланки регистрации и начала заполнять первый, стараясь игнорировать стоявшего рядом с ней Кристиана.
- Джоанна.
- Кристиан, не отвлекай меня, пожалуйста. Мне нужно заполнить эти бланки, иначе нас не заселят в отель. Тебе, кстати, тоже неплохо было бы это сделать. Хотя, у тебя, наверное, уже где-нибудь какой-нибудь люкс, забронированный одной из твоих многочисленных ассистенток.
- У меня нет многочисленных ассистенток. У меня их вообще нет.
- Да? Странно… А забронированный люкс – есть?
- И люкса нет. – Кристиан хмыкнул, - Ты думаешь я кто – гребаный Рокфеллер?
- Я ничего не думаю. Я вообще не думаю. В смысле – о тебе. В смысле – я о тебе вообще не думаю! -
Джоанна раздраженно перешла на другую сторону стойки, увеличив расстояние между ними.- Иди заполняй свой бланк, Кристиан, раз у тебя нет забронированного люкса.
- Я не могу. У тебя моя ручка.
Кристиан говорил серьезно, но Джоанна чувствовала, что он сдерживает улыбку. Возможно, будь ситуация иной, она и сама посмеялась бы над своей реакцией, но сейчас ей было не до смеха. И как он смел наслаждаться собой и быть спокойным, как удав, в то время как ее разрывало от противоречивых эмоций?
- Отлично. – Она швырнула ручку в его сторону, - Можешь забрать ее обратно. Я обойдусь.
- Джоанна.
- У Элен наверняка есть ручка. У Элен всегда все есть. Элен! – Джоанна замахала рукой, пытаясь привлечь внимание подруги, но та задумчиво изучала стенд с информацией для пассажиров и на призывы не реагировала.
- Джоанна. – Кристиан снова сократил расстояние между ними, подойдя к ней почти вплотную. – Посмотри на меня.
Она мотнула головой и снова нашла глазами Элен, мысленно посылая ей сигнал SOS.Однако чертов информационный стенд волновал Элен, очевидно, гораздо больше.
- Черт… - Джоанна попыталась сделать шаг назад, но уперлась спиной в стену. – Черт!
- Джоанна… Просто… поговори со мной. – его голос стал низким и глубоким, дыхание частым и тяжелым. Он был так близко, что она чувствовала тепло его тела, его дыхание, видела, как пульсирует артерия на его шее, слышала его запах. На секунду поддавшись инстинкту, Джоанна подняла глаза и тут же потерялась в темной бездонности его взгляда. У нее перехватило дыхание - это был ее Кристиан. Тот самый Кри-Кри, что стоял перед ней на коленях в их комнате в общаге, прося о прощении. Тот, что тихо и застенчиво объяснялся ей в любви в их музыкальном гараже и просил ее больше никогда не уезжать, не оставлять его. Тот, что на пустынном пляже надел на ее палец кольцо и счастливо кружил ее по белому теплому песку после тихого «Да»… Тот Кристиан, которого знала только она, которого читала легко и безошибочно, понимала с полуслова, с полужеста… Родной, близкий, любимый…
Джоанна зажмурилась и упрямо тряхнула головой. Нет. Он предал ее. Бросил. Ее, Линду, ребенка. Исчез без объяснений, не заботясь о ее чувствах. Оставил ее раздавленной, жалкой, потерянной. Он почти сломал ее. Почти.
И она не позволит ему сделать это с собой еще раз.
- Не надо, Кристиан. – Она расправила плечи и гордо вскинула голову. – Нам не о чем с тобой говорить.
Кристиан опустил глаза и нервно запустил руки в волосы.
- Возможно… - тихо произнес он, - возможно, НАМ не о чем больше говорить. Возможно, ТЕБЕ нечего сказать, но МНЕ - есть.
Джоанна почувствовала, как кто-то холодной рукой сжал ее сердце и запретил ему биться – столько боли и разочарования было в его голосе.
- Слушай, - ее взгляд потеплел, а голос стал чуть мягче, - Что было – то было, ок? У тебя все хорошо, и я за тебя рада. Правда. У меня тоже все хорошо. Я счастлива и я не хочу ворошить прошлое. Давай просто сделаем вид, что этой встречи никогда не было, и будем продолжать жить каждый своей жизнью.
- Нет. Я не могу… не хочу больше такой жизни. Послушай, я, наверное, многого прошу, но мне нужно, что бы ты меня выслушала. Мне это жизненно необходимо, Джо.
Джоанна вздрогнула от того, как он произнес ее имя. Не то, что бы ее больше никто, кроме него, так не называл, нет. Но он был первым, кто сократил ее респектабельное и благородное имя до звонкого, бесшабашного, мальчишеского Джо. «Посмотри на себя, Техасская дылда – ну какая из тебя Джоанна? – привычно бурчал он себе под нос, доводя ее до коликов, - Ровно то же самое, как если бы меня звали Ромуальдом. Джо – вот это твое…».

Господи, да что же он с ней делает!

- Извини, Кристиан, но я тебе ничего должна, – она скользнула взглядом по его лицу. Снова эта непроницаемая маска. «Не сдаваться! – кричал ее разум, - не сметь идти у него на поводу!» - Тем более слушать твои запоздалые объяснения.
- Джо.
- Не называй меня так! – она почти сорвалась на крик, - Не смей! У тебя было 10 лет, Кристиан, 10 чертовых лет! Куча времени, вагон времени! И все это время тебе не нужно было, что бы я тебя выслушала? Все это время ты как-то справлялся, жил себе припеваючи! Вот и продолжай в том же духе!
Кристиан застыл на месте. Его дыхание замедлилось, желваки заходили, а руки непроизвольно сжались в кулаки. Джоанна знала, что это означает: он пытается взять свои эмоции под контроль. Обычно ему это плохо удавалось, и после такой вот паузы следовал взрыв. Она вжалась в стенку в ожидании ответной истерики.
Но ее не последовало.
- Все это время? – почти прошипел он. – Жил припеваючи??? Мне не нужно было??? Да я вывернулся наизнанку, чтобы извиниться. Чтобы вымолить твое прощение. Ты бы знала об этом, если бы прочитала хотя бы одно мое письмо, хотя бы одно, Джоанна. Но это был твой выбор – вычеркнуть меня из своей жизни. – Голос сорвался, он перевел дыхание и продолжил, - Ты не имеешь никакого права обвинять меня в том, что я не связывался с тобой все эти годы…
Джоанна почувствовала, как земля медленно начала уходить из-под ног. О чем он говорит? Какие письма? Он писал ей? Когда? Или это очередная ложь?
Она пристально вглядывалась в его лицо. Если он врет – она поймет это. Всегда понимала.
Кристиан не отводил взгляда. Напротив, смотрел на нее – прямо, открыто. И в его глазах было не меньше вопросов, чем в ее. И боли - не меньше.
Джоанна устало вздохнула – вся эта эмоциональная чехарда измотала ее:
- Я не знаю, о чем ты говоришь, Кристиан. Я никогда не получала от тебя никаких писем.
- Брось, Джоанна. Ты аккуратно отправляла их обратно, каждый раз. С формулировкой «Адресат отказался принимать почтовое отправление». – Кристиан криво усмехнулся. – Определенно, мои «почтовые отправления» не были тебе интересны…. Ладно, я понял. – Он сделал шаг назад.- Все это время я просто хотел сказать тебе, что ни о чем в своей жизни я так не жалею, как о своем бегстве тогда. О том, что потерял тебя.
Он еще какое-то время смотрел на нее, как будто запоминая. Потом резко развернулся и зашагал прочь.
- Кристиан!
Он остановился, но не повернулся к ней.
- Мне так жаль, Кристиан… Мне так жаль… - прошептала она ему в спину.
Он молча кивнул и через несколько секунд исчез из ее поля зрения.


***
- Я думаю, мне надо побриться на лысо и проколоть нос.
Джоанна отвернулась от окна и удивленно посмотрела на Элен:
- Что?!?
- Ничего, просто болтаю сама с собой. Из тебя все равно никудышный собеседник. – Элен скорчила недовольную мину.
- Ну прости, я просто… я задумалась…
- Да я уж догадалась.
Элен соскочила с кровати, потуже затянула банный халат и прошлепала в ванную. Через минуту послышался звук включенной воды и мурлыканье Элен. Джоанна улыбнулась – некоторые привычки не меняются: ее драгоценная подруга все так же любить петь в душе.
Она решила, что ей тоже неплохо было бы переодеться, да и душ, очевидно, не помешает. Может, удастся расслабиться и подумать о том, что произошло.
После всей этой драмы в аэропорту им с Элен удалось-таки заполучить в отеле два двухместных номера. Мэт и Стив жили этажом ниже, и это было более чем кстати, учитывая сложившуюся ситуацию. Слава Богу, что получение багажа заняло у ребят гораздо больше времени, чем ожидалось, и они не застали Кристиана, а то – кто знает – чем бы эта встреча закончилась. Стив, по крайней мере, точно попытался бы пустить в ход кулаки… Джоанна накинула на плечи халат и постучала в дверь ванной.
- Элен, ты там надолго?
- Неа, почти закончила. – Элен выключила воду. – Зубы только почищу. Ты как там, пришла в себя?
Джоанна прислушалась к своим ощущениям.
- Не знаю, Элен… - она опустилась на пол рядом с дверью в ванную. – Не знаю…
- Джо, что бы ты не решила – я тебя поддержу. Ты только не раскисай, ладно?
- Черт, Элен… Все не складывается… Я имею в виду – он сказал, что писал мне… много раз. И он не врал, я знаю, что не врал… Но я же ничего не получала! - Джоанна раздраженно мотнула головой и тут же ударилась затылком об стену. – Черт!
В ванной на несколько секунд воцарилась тишина, потом дверь открылась и в проеме появилась Элен – в халате, чалме из полотенца и с зубной щеткой во рту.
- Кхо пышал? Крышиан? Шебе??? Когша?
Джоанна расмеялась, но тут же снова вернулась в свое прежнее настроение.
- Не знаю «когша». Давно, наверное. Сказал, что я, якобы, вернула ему все его письма нераспечатанными.- Она опустила лицо в ладони и вздохнула, - Я ничего не понимаю, Элен…
- Пошожи, я щейщас. А то шыпет. – Элен быстро скрылась в ванной и через пару секунд уже сидела напротив подруги. – Так, значит, он писал, да? – она улыбнулась. – Значит, писал…
- Элен, ну хоть ты не сходи с ума! Итак дурдом какой-то вокруг…
- Ты веришь ему?
- Я не знаю, Элен. Не знаю.
- Слушай, ну я отправляла тебе диски, ты же их тоже не получила. Помнишь? Я имею в виду – твое ранчо, конечно, совсем не центр вселенной, но надо признать, что почта в ваших Америках работает отвратительно.
- Джоанна отрицательно покачала головой.
- Нам не доставляют почту на ранчо, Элен. Мы забираем ее сами из центрального офиса. Мы так когда-то давно, еще с папой, решили. Нас тогда часто и подолгу дома не было… А потом – просто привыкли…
- Ох, Джо… А ты сама забирать ездила?
- Нет, это всегда обязанность Стива была, он…
Джоанна замерла на полуслове, глаза Элен расширились от мелькнувшей в глове догадки.
- Стив…- хором выдохнули девушки.




KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Вт 12 Фев 2013, 13:28

И снова здравствуйте)) Продолжаю мучить своих несчастных героев - на этот раз снова досталось Кристиану... Надеюсь, я вас еще не окончательно утомила их страданиями и переживаниями))) Внесу интригу: в следующей главе будут СОВСЕМ другие эмоции! Так что, потерпите еще чуток, не бросайте моих бедолаг)))

Чистилище. Часть 2 (Кристиан)

Кристиан раздраженно швырнул сумку в дальний конец гостиничной комнаты и злым рывком захлопнул за собой дверь. Кретин, какой же он кретин… Сколько раз жизнь учила его, сколько раз преподносила жестокие уроки… Сколько раз он сам себе обещал – больше никаких пустых надежд, никаких призрачных «может быть». Что его дернуло снова? Зачем он вообще сел в этот самолет? На что надеялся? Чего ждал?
Он сел на край кровати и обхватил голову руками, стараясь успокоиться. Взгляд скользнул по бару, и откуда-то из глубин подсознания мгновенно возникло простое и привычное решение – утопить свои проблемы в бутылке. Это было так просто и так действенно – напиться до беспамятства, отключить чувства, забыться. Кристиан прикрыл глаза и глубоко вдохнул. Он должен справиться. Несмотря на то, что тупая боль от ее слов заполнила собой каждую клеточку его тела. Несмотря на то, что сейчас, наконец, ему стало окончательно и бесповоротно ясно: он потерял ее. Совсем. Навсегда.
Он должен справиться. Вопреки.

«У меня все хорошо. Я счастлива и я не хочу ворошить прошлое»…

Она счастлива. Он – прошлое.

Он резко встал, подошел к окну и распахнул створки, впуская в комнату звуки и запахи улицы. Запахло дождем. Кристиан сел на подоконник, прислонился спиной к прохладной стенке и попробовал занять себя разглядыванием редких прохожих на промокших насквозь улицах Филадельфии.
…Потоки воды… бегущие люди… раскаты грома… зонты… ветер…
Он не мог сосредоточиться.
А чего он, собственно, ждал?
Кристиан втянул в легкие большую порцию прохладного влажного воздуха и закрыл глаза.
Чего он ждал? Да черт его знает…
Надеялся, что она встретит его так, как будто ничего не произошло? Или, может быть, на то, что она давно простила его? Или простит сразу, как увидит? - Да нет, не надеялся.
Он хотел поговорить с ней. О чем? Зачем? Объяснить ей? Оправдаться? – Нет, он не собирался оправдываться. Больше не собирался.
Правда была в том, что он ехал к ней за ответами. И он получил их все – на каждый свой вопрос, мучивший его последние десять лет, на каждое сомнение - он получил ответы во время этой короткой, мимолетной, почти случайной встречи, нигде, посередине пустоты…
Он не спросил ее о том, о чем хотел. В этом не было необходимости – он понял все без слов.
Он понял это практически сразу, только увидев ее.

Она о чем-то увлеченно болтала с Элен, широко и открыто улыбаясь – так, как умела только она. Закатывала глаза в ответ на реплики подруги и шутливо отвечала на ее ворчание. В какой-то момент – видимо Элен сказала что-то очень для нее несвойственное – ее брови удивленно взметнулись, невероятные синие глаза стали еще больше, и вот уже она громко и заливисто хохочет, привлекая внимание серой толпы, заставляя уставших, раздраженных людей улыбнуться, женщин – поправить волосы, мужчин – приосаниться и втянуть животы…

Для него ее смех – пытка.

Он так мечтал снова услышать как она смеется.Увидеть, как рождаются искорки смеха в ее глазах. Как она запрокидывает голову и смешно морщит нос… Она всегда так хохотала над его шутками….

Но сейчас она смеялась не для него, не с ним и даже не над ним. У нее была своя, неизвестная ему жизнь, в которой был кто-то другой, заставлявший ее улыбаться. Кто-то другой, делавший ее счастливой. В ее жизни был кто-то. Другой.

Он буквально физически ощутил, как волна ревности и разочарования обожгла его. Она выглядела такой счастливой, такой довольной. Она наслаждалась жизнью, в то время как он сознательно губил свою. Она смеялась, а он почти разучился улыбаться. Она забыла о нем, а он…

Кристиан вздрогнул – то ли от порыва ветра, ворвавшегося в комнату, то ли от собственных мыслей. Хорош гусь, нечего сказать. А сколько слов сказано о бесконечной и чистой любви… сколько лет он убеждал себя, что все, что ему нужно – это ее прощение… что если он будет знать, что у нее все хорошо, то он сможет простить сам себя…. Все – неправда.

«У меня все хорошо. Я счастлива и я не хочу ворошить прошлое»…

Она счастлива. Он – прошлое.

Он снова почувствовал резкую боль в груди, как в первый раз, когда она произнесла эти слова. И снова перед глазами закружили ее образы, те, что он так бережно хранил в памяти все эти годы: Джоанна в огромной соломенной шляпе с букетом цветов; в ярком гоночном комбинезоне, с горящими от восторга и адреналина глазами; Джоанна в красном мини, кокетливо поправляющая поясок; перемазанная машинным маслом, не выспавшаяся и счастливая… Джоанна в легком кремовом платье, любующаяся только что надетым им ей на палец кольцом….
Боль не отпускала.
Почему? Неужели он такое дерьмо, неужели не может просто порадоваться за нее??? Неужели он чувствовал бы себя лучше, если бы нашел ее несчастной и подавленной??? Если бы знал, что эти 10 лет она провела так же, как и он – падая с каждым разом все глубже в черноту и пустоту???
Кристиан поежился. Нет, только не она. Не его солнечная Джо. Он бы не смог жить с мыслью, что она несчастна. Сейчас было плохо и больно, и хотелось выть, но он это переживет. Наверное. Когда-нибудь.

Его взгляд снова остановился на дверце бара. Боже, как бы это сейчас помогло….
Сил сопротивляться не было. Он не думал сейчас ни о данном себе обещании, ни о последствиях. Ему лишь хотелось, что бы это прекратилось – это бесконечное самокопание, это вновь родившееся чувство вины, эта сжимающая холодной рукой сердце пустота. Ему нужно было избавиться от ее образа, заставить замолчать ее голос…. Иначе он сойдет с ума.
В следующую минуту он обнаружил себя открывающим бутылку виски.
Чуть помедлив, плеснул янтарный напиток в стакан. К черту все.

Где-то в дальнем углу комнаты приглушенно зазвонил мобильник. Кристиан вздохнул, поставил виски на стол и пошел искать источник звука. Телефон нашелся в сумке, но он еще какое-то время не отвечал на звонок, пытаясь понять, кто это мог быть. Номер французский, но незнакомый. Значит, не Ани и не Этьен. Жак? Вряд ли, они никогда не общались напрямую, всегда через Ани. Или Полин. Полин? Ее номер был в его записной книжке, но, может быть, она сменила телефон? Ему не хотелось сейчас ни с кем разговаривать и он втайне надеялся, что звонивший – кто бы это не был – поймет это. Но телефон не умолкал и он, все-таки, нажал на кнопку «принять».
- Кто это? – вышло резко и как-то зло.
- Вау, дружище, да ты просто Мистер Приветливость!
- Этьен? – Кристиан облегченно выдохнул. - Что это за номер?
- Это…ммм…номер друга. Я же так и не купил новый телефон. Кристиан, где ты и что происходит?
- Друга? – он не собирался отвечать на вопрос, знал, к чему это приведет. - Или подруги?
- Друга. Так где ты?
- Уехал по делам. Ты мне нянька?
- Я тебе друг. И нянька, если хочешь.
- Не хочу. Слушай, все в порядке, ладно? Я в порядке. В пятницу вернусь, как обещал.
- Ага. Я разговаривал с Натали. Так что можешь снимать свои забрала. Уже видел ее?
- Кого?
- Белоснежку, блин! Кристиан, хорош, а? Я тебя знаю, как облупленного. Что там у тебя на уме? Выкладывай давай.
Кристиан молчал. Этьен был прав – они слишком давно и слишком хорошо знали друг друга. И врать ему было бессмысленно. Но и разговаривать не хотелось.
- Кристиан?
Сквозь помехи где-то на заднем плане у Этьена послышался тревожный шепот. Наверняка Ани. Кристиан горько усмехнулся – опять он заставляет близких людей волноваться. Он покосился на поблескивающий в стакане виски и, вложив в ответ все свои актерские способности, выпалил:
- Все хорошо, Этьен. Правда. Встретились, поговорили, расставили точки. Я в порядке. Приеду, все расскажу в подробностях. Передай Ани, что волноваться причин нет. Ок?
- Ладно. Передам. – Этьен сдался, но Кристиан прекрасно понимал, что его маленькая бодрая речь не произвела на друга никакого впечатления. Скорее напротив.
- Этьен.
- ?
- Спасибо.
- Без глупостей, да?
- Да.

Он еще какое-то время постоял, прижав телефон к уху и слушая короткие гудки. Потом нажал «отбой», сунул телефон в карман. Схватил со стола наполненный стакан и со всей силы грохнул его о стенку.
Нужно убраться отсюда. Куда-нибудь, где люди… иначе он не отвечает за себя, иначе это плохо закончится….

В фойе гостиницы было многолюдно и шумно – гостиница явно была забита до отказа, плюс дождь не оставлял людям выбора – идти куда-то в такую погоду мало кто решался. Большинство постояльцев коротали вечер в ресторанчике, несколько групп оккупировали диваны в вестибюле, стойка бара была облеплена жаждущими провести этот вечер в компании горячительных напитков. То и дело туда-сюда сновали служащие, похожие на пингвинов-альбиносов – в белых пиджаках с черной отделкой и красными галстуками-бабочками. Они пробегали мимо, то с чемоданами, то с подносами, сплошь уставленными заполненными разноцветными напитками бокалами, то просто пробегали мимо – все какие-то похожие, с одинаковыми, приклеенными пластиковыми улыбками на усталых лицах.
Кристиан стоял посередине этого броуновского движения, засунув руки в карманы, размышляя, что делать дальше. Ему не хотелось разговаривать с кем бы то ни было, но и оставаться одному не хотелось. В конце концов, он решил занять место в неожиданно освободившемся кресле и полистать разбросанные тут же на столике журналы. Все, что угодно, лишь бы не думать.

- Иди ты к …. матери, Стив! – Кристиан обернулся, вместе с еще доброй сотней человек, внимание которых привлекла яростная, не вполне цензурная брань, доносившаяся из закрытого еще лифта. Только в отличие от праздных зевак, жаждущих зрелища, Кристиан отлично знал, кому принадлежит этот голос. И он бы сейчас точно не хотел оказаться на месте этого бедного Стива.
Створки лифта открылись и из него вылетела разъяренная Джоанна. Резко развернувшись, она даже не дала следовавшему за ней поникшему парню возможности выйти из лифта, припечатав его жестким «Видеть тебя не могу!», и стрелой вылетела из отеля, хлопнув на прощание дверью так, что стоявший рядом чей-то стакан с водой жалобно звякнул. Парень из лифта – по-видимому, это и был несчастный Стив, сделал было попытку догнать ее, но, зная Джоанну, Кристиан понимал, что эта затея заранее обречена на провал. Прошло еще несколько минут и из второго лифта выскочила расстроенная Элен в сопровождении какого-то мужчины. Она быстро оглядела фойе, видимо, пытаясь найти Джоанну, и, поняв, что ее здесь нет, растерянно посмотрела на своего кавалера. Тот кивнул на входную дверь, в проеме которой только что возник промокший до нитки Стив. Без Джоанны.
Кристиан отложил журнал в сторону.
Элен рванула к вошедшему, остановилась прямо перед ним, уперла руки в бока и начала что-то тихо выговаривать ему. Кристиан улыбнулся. Они совсем не изменились со временем, их девчонки. Вот только ребята с ними теперь другие.
Элен резко развернулась и решительно зашагала в направлении бара. Так же решительно заказала себе текилы и опрокинула стопку. Двое мужчин по разные стороны фойе удивленно переглянулись и поспешили к ней. Кристиан присвистнул – видимо, дела обстояли серьезней, чем казалось. Немного подискутировав с самим собой – стоит ли вмешиваться, ведь ее жизнь его больше не касается, - он, все-таки, решил подойти к Элен, что бы убедиться, все ли в порядке.

- Стив, ты какой-то монстр. – Элен не смотрела на него, рисуя пальцем невидимые узоры на барной стойке. – Просто монстр.
- Элен… - молодой человек, которого Кристиан обозначил для себя, как «ухажер Элен», попытался было что-то сказать, но девушка прервала его.
- Нет, Мэт! Я знаю, что ты нашел в его действиях рациональное зерно, я поняла. Но ты не знаешь Джо! – она подняла на него виноватые глаза. – Прости, Мэт, но это правда. Та Джоанна, которую ты успел узнать – это какая-то половинчатая версия, понимаешь?
Мэт кивнул.
- Интересно, чья это вина… - пробурчал Стив. Перед ним уже неизвестно откуда нарисовался стакан с виски.
- О, ну конечно! – Элен яростно тряхнула головой, - давай, заведи свою любимую пластинку о том, как засранец Кристиан испортил жизнь твоей любимой Джо!
Кристиан вздрогнул. Любимой Джо… Вот откуда этот Стив показался ему знакомым – это с ним тогда, энное количество лет назад, он видел ее на ранчо. Что ж, он всегда знал, что рано или поздно она найдет себе огромного американца….
- Тебя не было рядом с ней, Элен! – прорычал Стив и сделал большой глоток, практически осушив стакан. Жестом велел бармену повторить.
- Боже, Стив! Нам было по двадцать лет! Мы делали ошибки, но мы их сами исправляли. Ты не имел права решать за нее! Ты не имел права лишать ЕГО возможности извиниться, а ЕЕ возможности простить! Ты понимаешь, что ты наделал?!!

Кристиан застыл на месте, почувствовав, как по спине пробежал холод, а на лбу выступил липкий пот. Что это, черт возьми, значит? О чем они говорят?

- Он почти уничтожил ее! – Стив грохнул огромным кулаком по барной стойке. – Я что, должен был стоять и смотреть, как этот говнюк вновь лезет в ее жизнь? Писатель хренов. У него даже не хватило смелости приехать и посмотреть ей в глаза!
- Стив. – Мэт аккуратно забрал стакан из рук Стива. – Успокойся.
- Элен. – Кристиан подошел к ним почти вплотную. Свой собственный голос показался ему каким-то чужим и холодным.
Все трое обернулись одновременно. Элен ойкнула и в ужасе закрыла руками глаза. Стив, ни разу не встречавшийся с ним, но, определенно, узнавший (неужели она рассказывала ему о нем? О них?), сжал кулаки и тяжело задышал. Мэт, единственный, сохранявший спокойствие посреди этого паноптикума, задал вопрос, обращаясь то ли к Элен, то ли к Кристиану:
- Вы знакомы?
Элен кивнула, Кристиан зло усмехнулся:
- Да, я тот самый говнюк, сломавший Джоанне жизнь. Пытаюсь это сделать снова, очевидно.
Стив смерил его презрительным взглядом и медленно начал подниматься со стула, определенно собираясь затеять драку. Кристиану было плевать. Драка так драка. У него, в конце концов, был неплохой опыт выживания в пьяных побоищах…
Элен, маленькая и хрупкая, выросла перед Стивом неожиданно и так же неожиданно жестко произнесла:
- Ты не сделаешь этого, Стив. Только попробуй, и она тебя никогда не простит. Пока у тебя есть хоть какой-то шанс – уходи. Уходи, Стив.
Мэт положил руку на плечо приятеля:
- Она права. Пойдем перекусим чего-нибудь. Пусть поговорят.
Стив, получив еще один уничтожающий взгляд от Элен, согласно кивнул и понуро поплелся за Мэтом в сторону ресторана.
Элен, наконец, перевела взгляд на Кристиана.
- Прости…
- Брось. Он во многом прав.
- Кристиан… Джоанна никогда не получала твоих писем. Это правда. Стив…он…понимаешь, он пытался защитить ее… он….
- Я понял, Элен.
- Прости.
- Перестань извиняться. Я единственный, кто здесь должен просить прощения.
- Кристиан…
Она жалела его, а он ненавидел, когда его жалели. Может быть, потому что считал это чувство унизительным. А может быть, потому, что был уверен – он этого недостоин. В конце-концов, кто, если не он сам загнал себя в этот угол? Кто заставлял его раз за разом принимать неверные решения? Он был сыт этим по горло… Кристиан – вечный источник проблем и неприятностей… вечный повод для волнений….
- Я попробую найти ее. – Он указал жестом на выход. - Там дождь…
Элен молча кивнула.
Он был уже почти у дверей, когда она снова окликнула его. Он обернулся, и она прокричала ему, прорываясь сквозь гул толпы, сквозь стену человеческих голосов, безликих и безразличных , она крикнула ему:
- Не отпускай ее больше!

И он услышал.
[i]

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Пн 25 Авг 2014, 12:24

Приветствую тебя, дорогой Читатель))) Надеюсь, ты у меня еще остался... ну хоть парочка человек... Для начала я должна извиниться за этот доооолгий перерыв - поверьте мне, для меня он был абсолютно мучительным((( И раз уж он был столь долог, то я чувствую необходимость объясниться... Все просто и все сложно))) Я стала мамой замечательных двойняшек)) Так что времени на любимых Джо и Кри у меня попросту не было))) Но сейчас наш быт, наконец, устаканился, и вот оно- долгожданное продолжение. Надеюсь, вы оцените - ну и, постараюсь больше не затягивать))))

Одной ногой в рай

- Секунду! – Николя спешно дописывал удачно сложившееся предложение. Он был раздражен –нужно было подготовить текстовки к предстоящей передаче, а сосредоточиться все никак не получалось. Да и как тут можно сосредоточиться на работе, когда столько всего произошло? Внезапное появление Этьена и все то, что случилось за последние сутки, совершенно выбило его из колеи. И вот теперь, когда он, наконец, выкроил время на работу, кому-то очень приспичило в гости. И, кажется, Николя догадывался – кому. С упорством идиота долбить в дверь способен только один человек.
– Да иду я, иду! И когда же ты научишься терпению, Жозе? - Довольный своей проницательностью, Николя распахнул дверь и тут же застыл на месте в изумлении.
- Упс. Понимаю, нужно было сначала позвонить, но я все еще без телефона.
- Привет, Этьен. – Николя смущенно кашлянул. – Прости, нужно еще привыкнуть видеть тебя так запросто на своем пороге.
- Ты ждешь Жозе?
- Нет, вообще-то. Пытаюсь работать.
- О...
- Неважно, все равно не идет. Заходи.
Этьен еще какое-то время неловко помялся в дверях и, наконец, шагнул внутрь.
Николя закрыл дверь и приглашающим жестом указал Этьену на салон:
- Да проходи, не мнись. Ты же простишь мне легкую неприбранность?
Этьен улыбнулся. Когда-то давно «легкой неприбранностью» Николя называл полный кавардак в их комнате.
Но не на этот раз. В гостиной Николя царил идеальный порядок. Скорее, даже, нежилой какой-то порядок. Идеальная комната, в идеально подобранной серо-голубой цветовой гамме, с идеально подходящей мебелью, ковром, деревянным полом, стеллажом с книгами... Идеально неживая. Этьен удивленно огляделся.
- Я практически не бываю дома, - видя удивление гостя, прокомментировал Николя, - и гости ко мне поэтому тоже редко заходят. В других комнатах лучше... в кабинете, например, или в спальне...
Этьен кивнул. Он был удивлен, да. Ему трудно было представить своего старого друга в этой мертвой комнате. Но, опять же, - старого друга – того Николя, которого он знал больше десяти лет назад...
- У тебя ко мне какое-то дело?- Николя никак не мог отделаться от ощущения неловкости. Это ужасно раздражало его. Когда-то он так хотел встретиться с Этьеном, снова стать частью его жизни, оставив прошлые обиды позади – и вот этот момент настал, а все, что он по этому поводу чувствует – неловкость. Бред какой-то.
Этьен, засунув руки в карманы брюк, задумчиво рассматривал фотографии на старом, инкрустированном перламутром комоде в дальнем углу гостиной. Вот родители Николя – Этьен помнил эту фотографию еще с общаги, только сейчас она обрела дорогую серебряную рамку вместо старой деревянной. Вот маленький Николя, перемазанный мороженым, счастливо хохочущий, держащий за руку улыбающуюся маму. Вот Николя в мантии выпускника, с дипломом и симпатичной девочкой рядом. Именно с таким Николя когда-то давно познакомился Этьен. Вот их банда... Николя, Этьен и Кристиан. Он помнил, как они делали эту фотографию добытым где-то Кристианом фотоаппаратом. Вот их девочки, застигнутые врасплох в дверях гаража. Наконец, они все вместе – судя по всему, смеялись над какой-то шуткой. Еще несколько фотографий с людьми, которых Этьен уже не знал. Фотография Элен, задумчиво смотрящей куда-то вдаль на фоне осеннего парка. Этьен снова вернулся взглядом к их общей фотографии, всматриваясь в лица.
- Мы тогда готовились к вечеру танцев, помнишь? – Николя точно знал, какая фотография привлекла внимание Этьена. Он и сам часто подолгу рассматривал ее, пытаясь найти ответы на вопросы в этих счастливых лицах. – Для Натали. Помнишь? Джоанна решила, что нам непременно нужно сделать постеры, и пригласила знакомого фотографа, который сказал, что Кристиану совершенно не идет барабанная установка. Джо тогда так рассвирепела, что бедный фотограф еле унес ноги, забыв свой фотоаппарат...
- Да... А Кристиан потом еще часа три успокоиться не мог от возмущения и все повторял, что «у этой американской дылды просто талант находить идиотов»...
- Да...
В комнате снова повисла неловкая тишина.
- Так ты что-то хотел, Этьен? – повторил свой вопрос Николя.
- И да, и нет. – Этьен замялся. – У тебя есть виски?
- Виски? Есть, кажется. Почему?
- Я уверен, у тебя много вопросов, я готов на них ответить, но, почему-то, мне кажется, что разговор у нас лучше пойдет под виски.
Николя достал из бара бутылку виски и два стакана.
- Ты прав, вопросов у меня действительно много.

***********************************

Джоанна большими глотками осушила очередной только что приготовленный коктейль и поморщилась.
- Как это называлось?
Бармен на секунду задумался.
- Ну, скажем, «Любовная лихорадка».
- Как??? – Джоанна расхохоталась. – Нееет, это совсем плохо. И коктейль, и название. Извини, приятель.
- Да все в порядке, мисс. Я же только учусь.
- Но вот второй был очень даже. Синенький такой.
- Второй был зелененький. Я записывал.
- Да? Ну надо же, я про зелененький забыла... Не, зелененький был не очень. А вот синенький я бы повторила.
- Вы уверены, мисс? Вас потом кто-нибудь встретит?
- Встретят, встретят. Меня куча народу встречать будет, понимаешь? Поэтому мне надо так напиться, что бы ни с кем не разговаривать.
- Вы боитесь выдать какую-нибудь секретную информацию, мисс? – подмигнул ей молодой бармен.
- Я боюсь убить кого-нибудь. – Джоанна помрачнела. – А сделай-ка мне самый крепкий коктейль, а?
- Самый крепкий был зеленый. Он с абсентом.
- Черт... Ну ладно, придется синенькими добирать...
Бармен хмыкнул и начал готовить очередную порцию коктейля. Джоанна наблюдала за ним, оперевшись на барную стойку. Как же все оказалось вдруг таким запутанным? Как, почему, за что Стив так наказал ее? Пытался ли он действительно «просто защитить» ее, как утверждал, или мстил Кристиану? Мстил? За что? Они же даже не встречались ни разу... За нее? За ее слезы? Может быть. Значит, все равно она виновата? Потому что рассказала ему, пожаловалась. Сломалась, не смогла справиться сама. Она же знала, чем это может кончиться... Знала? Оказывается, нет... Не знала она ни своего брата, ни Кристиана... Получается так... Лелеяла свою обиду, пряталась, обиженная, от всего мира за забором своего ранчо... А чуть выглянула – на, получай реальностью по голове...

Бармен поставил перед ней высокий бокал, наполненный голубой жидкостью, украшенный ломтиком лимона и веточкой мяты.
- Пожалуйста, мисс. Коктейль Атлантик. И давайте я, все же, вызову вам такси?
- Не надо такси.
Джоанна почувствовала, как ее сердце подпрыгнуло и стало с такой скоростью колотиться в грудную клетку, как будто пыталось вырваться. Она неловко повернулась, задев локтем бокал.
- Черт! – от резкого движения голова закружилась и только сейчас она поняла, что уже порядочно набралась.
- Хотелось бы верить, что нет.
- Кристиан...
- Ну вот, уже лучше. – Он улыбнулся.
- Что ты...как...почему ты здесь? – ей, наконец, удалось собраться с мыслями.
- Тебя ищу.
Шаг навстречу.
- Я не терялась, если что. – Она гордо вскинула голову.
Кристиан кивнул.
- Я знаю. Просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
Еще один шаг.
Джоанна нервно заерзала на стуле. Больше всего ей сейчас хотелось рвануть к выходу и оставить Кристиана за спиной, что бы он перестал сверлить ее своим пристальным взглядом и улыбаться этой своей дурацкой полуулыбкой. Она не знала, что сказать ему. Объяснить, что она никогда не получала его писем и извиниться? За Стива, за себя, за сцену в аэропорту? Или оставить все как есть – уже ничего не поправишь, их пути разошлись, и они давно уже чужие люди?
- Со мной все в порядке. – Сердце ныло, а язык отказывался произносить слова. Интересно, это алкоголь так на нее действует или Кристиан?
- Вижу. – Он снова улыбнулся.
Шаг.
- Ну, раз мы прояснили ситуацию, может, ты тогда пойдешь туда, откуда пришел?
- Не могу. Я обещал Элен найти тебя.
Шаг.
- Элен? – Джоанна, наконец, решилась поднять на него глаза.
Ой, зря. Он все так же действовал на нее – парализующе, гипнотически, лишая ее возможности думать, желания двигаться. Она застыла на месте, погружаясь в черную глубину его глаз, чувствуя, как откуда-то из далекого прошлого поднимается давно уже позабытое, теплое чувство счастья. Еще мгновение – и она забудет, что прошло десять лет, что она понятия не имеет, чем он жил все это время, по сути – она понятия не имеет, что за человек перед ней. Еще мгновение – и все это будет неважно, важно будет лишь то, что она снова может прижаться к нему, почувствовать его тепло, его дыхание, его руки, его губы... Еще мгновение...

Кристиан вбирал в себя ее образ, все, до самой последней детали: то, как она чуть закусила нижнюю губу; выбившуюся из подколотых волос прядь; тонкие пальцы рук, бессознательно теребящие пуговицу на блузке; взметнувшиеся вверх стрелки бровей; удивленно раскрытые, невозможно родные глаза. Она была так близко, она смотрела ему в глаза, и Кристиан снова чувствовал свою связь с этой женщиной – необъяснимую, непонятную, мистическую связь. Ему хотелось, что бы это мгновение не кончалось, он почти перестал дышать – лишь бы продлить этот взгляд, не нарушить эту близость.

Волшебство всегда быстротечно.

Молодой бармен, помимо своей воли ставшей свидетелем немой драмы, неловко кашлянул, и замершее на несколько секунд пространство раскололось, как оконное стекло, вновь наполняясь звуками извне.

Кристиан мысленно чертыхнулся.
Джоанна глубоко вдохнула, собираясь с мыслями и освобождаясь от наваждения прошедших секунд. Несколько секунд, всего каких-то несколько секунд – и она уже была готова простить ему все и броситься в его объятья... А мнила себя зрелой и рассудительной...

- Ты можешь со спокойной совестью отчитаться перед Элен. - Она сделала глоток из все еще стоявшего перед ней бокала и поморщилась, - Все в порядке, я гуляю, приду поздно...
- ...и пьяная. – закончил за нее Кристиан.
- Не твое дело.
- ОК, ты права. Если ты хочешь напиться, то кто я такой, что бы тебе мешать?
- Вот именно! Кто ты такой? – Джоанна сделала еще один глоток.
- Никто. – Кристиан быстро преодолел оставшееся расстояние и занял табурет рядом с Джоанной. – Твой случайный сосед по барной стойке. Составлю тебе компанию – напиваться всегда веселее с кем-то, поверь мне, я знаю. Эй, бармен! Двойной виски, без льда, пожалуйста.
- Ну и что ты делаешь?
- Напиваюсь.- Он сделал большой глоток и удовлетворенно причмокнул.
Джоанна хмыкнула и залпом осушила свой бокал с остатками голубой жидкости.
Кристиан, не снимая с лица ироничной полуусмешки, залпом осушил свой.
Какое-то время оба молча пялились друг на друга – как будто, как в детстве, играли в гляделки. Не дай бог отвести взгляд первому, а то проиграешь...

- П...повторить? – бармен явно чувствовал себя не в своей тарелке рядом с этими двумя. Электричество между ними было не каким-то мифически-книжным, а самым что ни на есть реальным. Он бы с радостью переключил свое внимание на какого-нибудь другого посетителя, но – вот беда – кроме этих двоих никого больше в баре сегодня не было.

- Повторяй! – Кристиан отточенным движением толкнул бармену пустой стакан.
- И мне...Тоже самое...в смысле – давай виски!

Молодой бармен незаметно вздохнул и откупорил новую бутылку. Кажется, ночь сегодня предстоит долгая ...

*************************

Николя глотнул обжигающей жидкости, поставил стакан на стол и откинулся на спинку кресла. Впервые за все время их разговора в упор посмотрел на Этьена:
- Черт, Этьен... Это просто роман какой-то... В такие моменты понимаешь, как скучно и неинтересно ты проживаешь свою жизнь...
- Хм... – Этьен слабо усмехнулся, - Поверь мне, Николя, твое «скучно и неинтересно» мне гораздо больше по вкусу.
Николя хмыкнул. Все это трудно было уложить в голове. Еще совсем недавно он ничего не знал ни об Этьене, ни о Кристиане, Джоанна была далеким воспоминанием, про Натали он вообще и думать забыл... Как, почему, по чьему невидимому повелению все они внезапно вновь ворвались в его размеренную, спокойную жизнь – со своими историями, трагедиями и любовями, счастливые и несчастные, успешные и не очень, состоявшиеся и ищущие? И что ему теперь с ними со всеми делать?
Этьен осторожно наблюдал за приятелем. Эмоции Николя всегда были легко читаемы – он был, как говорят, «открытой книгой», в отличие от Кристиана. Он был всегда прямолинеен и искренен, не прятался за масками, ничего не скрывал... И все же Этьен чувствовал невероятную усталость после этого разговора. Нет, он, конечно, предполагал, что это будет далеко не радужная беседа. И дело было не только в том, что ему пришлось рассказывать о перипетиях своей жизни – полбеды... Рассказать о Кристиане, не скатываясь к обвинительной речи – было куда сложнее. Еще сложнее оказалось внятно объяснить Николя причину своего нежданного визита. Этьену всегда было трудно просить, особенно просить о помощи. Но жизнь научила его, что иногда суметь переступить через гордость – это тоже поступок, а интуиция подсказывала, что сейчас именно такой поступок может помочь им всем. Ну как, интуиция... вообще-то, последнее время у интуиции Этьена появилось вполне конкретное имя...
- Хорошо, Этьен, от меня-то ты сейчас чего хочешь?
- Понимаешь, Николя... Мне кажется, он снова на грани. Только в этот раз, если он сорвется – то уже насовсем, понимаешь? Это будет его точкой невозврата.
- Тебе кажется?
- Я знаю его, Николя. Я слышал это в его голосе.
- Видишь ли... в этом все дело, Этьен. Ты знаешь его, а я нет. Больше. Так чем же я могу в этой ситуации помочь???
Этьен кивнул. Пару часов назад он задал точно такой же вопрос Ани...
******************************

-Ани,это совершенно безумная идея! – Этьен метался по комнате, как раненый носорог. Как носорог – потому что за последние несколько минут он умудрился разбить стакан, уронить стопку журналов, перевернуть журнальный столик и удариться головой о книжную полку.
Ани вздохнула и на всякий случай аккуратно подвинула свое кресло подальше от траектории следования Этьена.
-Этьен, пожалуйста, успокойся. Вряд ли кому-нибудь поможет, если ты разнесешь мою несчастную квартиру вдребезги.
Этьен затормозил напротив нее и виновато улыбнулся:
-Ну прости. Я не виноват, что у некоторых такое тесное личное пространство.
-Некоторым этого пространства вполне хватает...- Ани огляделась, - Хватало, пока сюда не наведался взбесившийся великан.
Этьен рассмеялся. «Взбесившийся великан» - эта девчонка за словом в карман не полезет!
-Туше! – он, наконец, успокоился.- Хорошо, давай еще раз. Ты предлагаешь мне пойти к Николя, рассказать ему мелодраматическую историю Кристиана и слезно умолять его помочь нам не дать Кристиану очередной раз просрать свою жизнь?
-Во-первых, не ерничай. Во-вторых- фи, как грубо.В остальном – да, это именно то, что я предлагаю.
- Угу. И чем, интересно, Николя может помочь? Ани, они не общались 10 лет. Если что, то я лично думаю, что именно Николя стал одной из причин, по которой Кристиан скатился в... туда, куда он скатился.
- Я знаю, Этьен. Но из того, что вы мне рассказали, я поняла, что Николя когда-то был важен для Кристиана. А вдруг это все еще так? И потом – твое мнение – это всего лишь твое мнение, может, Кристиан видит эту ситуацию по-другому?
- Может быть. Я не знаю. Мы всегда старались избегать этой темы – не в последнюю очередь еще и потому, что мне она тоже крайне неприятна.
Этьен тяжело вздохнул и сел на диван.
Ани аккуратно пересела к нему. Приобняла за плечи и тихо произнесла:
- Может быть, это поможет вам всем, Этьен. Не только Кристиану. Может быть, ты делаешь это ради себя тоже...

*******************************

-Он все тот же Кристиан, Николя. И ты все тот же Николя. Мы просто научились скрываться за фасадами – кто благополучия, - Этьен еще раз окинул взглядом безжизненную комнату, - кто безразличия. У нас у всех разные истории, но где-то за многочисленными заборами мы все те же. Я верю в это. И прежние мы могут помочь нам сегодняшним. Нам всем. Дело ведь не только в Кристиане, Николя... Правда?

Взглад Николя остановился на фотографии Элен, той, что он сделал когда-то давно, в осеннем парке. Он помнил этот день так отчетливо, как будто это было вчера. До листочка, до слова, до вздоха, до взгляда. Да, да, да. Тысячу раз прав Этьен. Пора возвращаться. К себе. К ней.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор Аленка в Вт 26 Авг 2014, 08:46

Поздравляю с рождением деток! Пусть они растут и радуют маму с папой!
Продолжение супер!!! Бесподобно!

Аленка

Сообщения : 219
Дата регистрации : 2014-05-19

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор Espia в Чт 28 Авг 2014, 14:12

Дети это прекрасно. Но я не представляю как возможно справляться сразу с двумя. Я с одной то вечно в запарке) но за то в декрете нашлось время на ЭиР и тд)))

Espia
Истинный любитель трилогии

Сообщения : 1522
Дата регистрации : 2014-08-28
Возраст : 32
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Чт 28 Авг 2014, 15:36

Espia, тоже молодая мама? *--*
С двумя очень тяжело, если честно... Первый месяц думала вообще повешусь))). Сейчас привыкла уже, да и мама приехала)) Ну и детки у меня, слава Богу, спокойные, дают мамашке передышку периодически.

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор Espia в Чт 28 Авг 2014, 16:51

KatherineRU пишет:Espia, тоже молодая мама? *--*
С двумя очень тяжело, если честно... Первый месяц думала вообще повешусь))). Сейчас привыкла уже, да и мама приехала)) Ну и детки у меня, слава Богу, спокойные, дают мамашке передышку периодически.

Ну молодой меня назвать тяжело. Дочке полтора года. И прекрасно понимаю, что с детьми тяжело писательством заниматься. Но надеюсь продолжение рассказа будет скоро)

Espia
Истинный любитель трилогии

Сообщения : 1522
Дата регистрации : 2014-08-28
Возраст : 32
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор KatherineRU в Ср 10 Дек 2014, 10:31

От Автора: Продолжение)) Знаю, что опять неприлично затянула, но, все же, справилась быстрее, чем в прошлый раз))) Спасибо вам всем за терпение, вы - лучшие и самые терпеливые Читатели!
За сюжет больно не бейте... Получилось в этот раз немного спутано, писалось все потому что сплошными урывками, и иногда я вообще забывала, на чем остановилась в прошлый раз...
Стихотворение в последнем письме Кристиана принадлежит перу замечательной девочки - Ирины Астаховой. Когда-то давно она была моей ученицей.



Одной ногой в рай, ч.2. Возвращение

- Боже, я так напилпсь, что у меня ощущение, будто мы на карусели!- Джоанна обхватила голову руками и со стоном прислонилась к прохладной кирпичной стене какого-то дома.
Кристиан остановился. Снова. Дорога домой явно займет гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Конечно, проще всего было бы взять такси, но Джоанна настояла на том, что ей «обязательно нужно пройтись», поэтому они последние полчаса медленно передвигались от стены к стене в сторону отеля. Дождь прекратился,  воздух пах свежестью и ее духами , под ногами блестели лужи с отражающимися в них звездами. Кристиан зажмурился – еще немного и он поверит, что путешествия во времени не такая уж фантастика...Он поднял глаза к небу и подумал о том, какая странная штука – жизнь. Вот он стоит где-то нигде, рядом – любимая женщина, вокруг – ни души, над ними – потрясающее черно-фиолетовое небо, украшенное россыпью звезд, а все, о чем может думать – это их прошле, и то, как хорошо им было тогда...
- Але, Кристиан, Земля вызывает! – Джоанна несколько раз провела рукой перед его глазами. – Ты заснул, что ли? Она хихикнула и, оторвавшись от стены, попробовала встать перед ним, уперев руки в бока. Но чувство равновесия покинуло ее вместе с последним выпитым виски, и она почти что упала, но Кристиан успел ее подхватить.
- Как видишь, не заснул.
Он крепко обхватил ее за талию и притянул к себе.
Джоанна лишь на мгновение прильнула к нему- и все ее тело мгновенно откликнулось на его близость: руки сами обвились вокруг его шеи, и вся она прижалась к нему так, будто от этого зависела ее жизнь, нет - их жизни, будто бы они находились где-то посреди ледяной пустыни и от того, как крепко они будут держать друг друга в объятиях, зависит то, сколько они проживут. Как-будто – отпусти его, разожми объятья – и тут же окутает тебя с головы до ног ледяной холод, проберется под тонкую кожу, понесется ледяным потоком по венам прямо к самому сердцу...

-Джоанна...- голос сорвался. Кристиан облизал внезапно пересохшие губы.
Она подняла глаза и он почти потерял сознание – так долго он мечтал снова увидеть этот взгляд, так долго убеждал себя, что это невозможно, что уже поверил в это...

Она была так близко... слишком близко, что бы контролировать себя. Кристиан закрыл глаза и аккуратно коснулся губами полоткрытых губ Джоанны. Почувствовал вкус виски на ее губах. Ее дыхание – горячее, частое. Она не отпрянула, не остановила его. Он повторил поцелуй – настойчивей, агрессивней. Она тихонько застонала – и вот уже ее руки привычно перебирают его волосы, его – аккуратно спускаются вниз по ее спине, их губы слиты, дыхание едино, тела неразлучны... и оба они где-то не здесь, в своем измерении, в своем пространстве...

-Джоанна...- его хриплый выдох заставил ее открыть глаза. Что она делает? Будет жалеть об этом завтра. Это все алкоголь, черт бы побрал этот виски. Черт бы побрал этого Кристиана... и его губы...и его руки...и глаза...чертовы эти глаза...
-Кристиан...
Он был так близко...слишком близко, что бы сопротивляться. Джоанна закрыла глаза и позволила его рукам спуститься ниже.

Завтра. Все завтра.

*********************

Жозе откинулся в кресле и закинул ноги на стол.
Николя, не отрываясь от придирчивого изучения каких-то бумажек, привычно пробурчал:
- Жозе, не хами. Ноги со стола убери.
- Ты сам так все время делаешь. А чуть я – так сразу «не хами».
- Да. Разница лишь в том, что это мой стол.
- Да нет, - Жозе убрал ноги со стола, - разница в том, что ты – сноб и педант. А столу все равно, чей он и чьи на нем ноги.
Этьен, все это время молча наблюдавший за друзьями, хмыкнул.
Николя оторвался, наконец, от своих бумажек и посмотрел на улыбающегося Этьена:
- А что я тебе говорил? Некоторые люди вообще не меняются.
Жозе собрался было что-то возразить, но его внимание отвлекла Ани, которая что-то кому-то тихо выговаривала по телефону в дальнем углу кабинета.
- А она хорошенькая! – Жозе кивнул головой в сторону девушки. На губах его заиграла фирменная улыбка, а в глазах вспыхнул хищный огонек.
- Жозе, прекрати. – Этьен почему-то сразу перестал улыбаться. – Она же совсем молоденькая.
- Ничего, я это как-нибудь переживу. – Жозе игриво тряхнул головой и послал Ани серию пламенных взглядов.
- Посмотрим, как ты переживешь сегодняшнюю ночь, после того, как я расскажу об этом Бенедикт. – тихо произнес Николя, продолжая улыбаться во все 32 зуба.
- Ну при чем тут Бене? – Жозе в мгновение ока превратился из брутального мачо в обиженного ребенка. – Что ж мне, уже и пофлиртовать нельзя? Мы, между прочим, не женаты.
- Это ты ей будешь объяснять. – Николя равнодушно вернулся к своим бумагам, в то время как Жозе продолжал возмущенно бубнить себе что-то под нос.
Этьен улыбался, наблюдая за этими двумя. Так, как не улыбался уже очень давно – открыто и искренне, без всякой задней мысли, без тревоги. Он помнил их именно такими и по таким скучал. В памяти одна за другой стали всплывать картинки – их общага, кафе, первое знакомство с девочками, репетиции в гараже, спортзал...
- Погоди...- Этьена вдруг осенило, – Бенедикт – это та самая, что ли???
- Что значит «та самая», гений? - возмутился Жозе. – Единственная.
- Как это ни странно, но именно наш Жозе оказался самым постоянным. Они с Бенедикт несколько раз расходились, но всегда умудрялись как-то найти путь обратно друг к другу.
Николя посмотрел на Этьена, тот кивнул:
- Надеюсь, нам всем это, в итоге, удастся.

В комнате повисла тишина. Каждый думал о своем. Каждому было о чем жалеть, что хотелось исправить, к чему хотелось вернуться. Начать заново или склеить разбитое. Простить и попросить прощения. Попытаться, вопреки всему, еще раз войти в эту реку. Протянуть руку и ухватиться за спасательный круг.
Жозе еще немножко думал о том, какая у Ани классная задница.
*****************

Таксист остановил машину возле отеля Холидей Инн и оглянулся на странную парочку, притихшую на заднем сиденье. Они почти не разговаривали всю дорогу, просто держали друг друга в объятьях, так, словно это была последняя их встреча. Несмотря на ауру безумной сексуальной страсти, явно исходящую от эти двоих – такую сильную, что видавший виды водитель (чего только не насмотришься, работая в такси) некоторое время чувствовал себя неловко лишним в собственной машине – эти двое не переходили границ. Он обнимал ее нежно, как будто боялся сломать, целовал ее волосы, вдыхая ее запах, на губах его застыла полуулыбка. Она положила голову ему на плечо, обвила его руками, с такой же полуулыбкой целовала его в шею.
-Эм... молодые люди, мы, как бы, приехали.
Она встрепенулась, подняла на него глаза:
- Я не хочу туда. Не готова сейчас встречаться с ними.
Ее дыхание пахло виски и взгляд все еще был затуманен. Он кивнул.
- Мы не найдем отдельный номер для тебя, Джо. Отель переполнен.
- Мне не нужен отдельный номер, Кристиан. – Она посмотрела на него в упор.

Водитель заерзал на своем сиденье.

Он снова кивнул. Он был спокоен и, казалось, контролировал ситуацию.

- Надо хотя бы Элен позвонить. Она наверняка волнуется.
- Не надо. Я большая девочка.
- Ты большая девочка, которая сбежала в дождь и надралась вискаря в баре. – Он поцеловал ее в лоб. – Если ты не найдешься сама,  Элен организует спасательную операцию и поднимет на уши весь город.
- Знаю. – Джоанна вздохнула. – Но я не могу с ней разговаривать, когда я такая ...эээм...
- Пьяная?
- Точно, спасибо.
- Да брось, Джо, вы наверняка не раз напивались вместе.
- Конечно. Но тогда мы обе были пьяными. И это не так бросалось в глаза.
Кристиан улыбнулся. Это была его Джо – простая и непосредственная, легкая, светлая Джо.
Джоанна заметила его улыбку и, обиженно поджав губы, шлепнула его по коленке:
-Ты что, смеешься надо мной?
- Нет. Я тебя вспоминаю.
- Ты меня забыл?
Кристиан не ответил. Да и что он мог сказать? Что не переставал думать о ней ни минуты, ни секунды, что сделал все, что бы выкинуть ее из своей жизни, стереть из памяти, но так и не преуспел в этом? Что в самые страшные минуты забвения она была его не проходящей болью и его единственной надеждой? Что он цеплялся за воспоминания о ней из последних сил, боролся ради нее, писал для нее, жил, потому что знал, что где-то есть она? Нет, не существует еще в природе таких слов, которыми можно было бы объяснить последние 10 лет его жизни...
- Я забыл, как БЫТЬ С ТОБОЙ.

Таксист, окончательно потерявший надежду, что эти двое когда-нибудь выйдут из машины, громко вздохнул.
- Слушайте, я могу здесь хоть всю ночь стоять. Только я тогда счетчик обратно включу, ладно? Но учтите – тариф ночной.
- Не надо счетчик. – Джоанна привычно полезла в сумочку за деньгами.
Кристиан остановил ее, укоризненно покачав головой:
- Я заплачу.
Он подался вперед, и водитель смог, наконец, разглядеть его лицо. И тут же присвистнул:
- Слушайте, я, может, ошибаюсь, я, потому что, не большой знаток, но вы, случайно, не певец? А?
Джоанна хихикнула и с любопытством посмотрела на Кристиана, ожидая его ответа.
Кристиан, не ожидавший такого поворота событий, почему-то ужасно покраснел.
Водитель, не дожидаясь ответа, продолжал:
- Нет, ну я, может, ошибаюсь. Но у дочки в комнате плакат висит, ну прям вы – копия. Французский певец какой-то. Ну она прям с ума сходит. Ну подростки, знаете? Всю плешь нам с матерью проела, что хочет к нему на концерт попасть. У него еще концерт должен скоро быть здесь, в Филадельфии. Так это не вы, случаем? А то уж больно похож... И по-французски вон балакаете... А дочка моя даже французский пошла учить...
Кристиан смущенно кашлянул и протянул таксисту деньги.
- Это я.
- Ой, елки! А напишите дочке что-нибудь, а? Она с ума сойдет от счастья!
- Ой, не надо с ума. – Кристиан быстро достал из кармана пиджака ручку и размашисто написал что-то на протянутом водителем листке бумаги. – Как дочку зовут?
Ни тени смущения в голосе. Привычные вопросы, отточенные жесты.
- Трейси.
Кристиан приложил к листочку с автографом визитную карточку.
- Пусть приходит на концерт. И вы с ней приходите. Здесь телефон моего агента, позвоните ей, она пришлет вам билеты.

Пока таксист, не веря своему счастью, рассыпался в благодарностях и отказывался брать деньги, Джоанна наблюдала за новым, неизвестным ей Кристианом. Успешным, известным. Деловым, собранным. Спокойным, уверенным. Чужим.
Кристиан вышел из машины и наклонился, подавая ей руку. Она на мгновение потерялась в его взгляде, ища того мальчишку, каким он был всего пару минут назад. Но перед ней стоял Другой Кристиан. Мужчина. Привыкший к вниманию. Знающий себе цену.

Джоанна вышла из машины и поежилась – то ли от прохладного ночного воздуха, то ли от того, что снова чуть не наступила на любимые грабли.

**********************

- Так, Ани, давай для начала успокойся. Ты же знаешь, что когда ты волнуешься, ты тараторишь так, что ни один нормальный человек тебя понять не в состоянии.
Этьен мягко надавил девушке на плечи, заставляя ее тем самым сесть на стул. Жозе, нацепив одну из своих знаменитых кошачьих улыбок, галантно протянул ей стакан воды. Ани села, сделала глоток, но тут же снова вскочила и принялась наматывать круги по офису.
- Я не могу успокоиться, Этьен! Это же просто ужасно, понимаешь? Все просто ужасно! Это была Полин – с письмами, понимаешь? Это она нашла Натали и передала ей письма! А теперь она знает, что я знаю! Это катастрофа!
Николя, молча наблюдавший за этим театром абсурда, неожиданно треснул кулаком по столу и громко рявкнул:
- Успокоились все! Жозе, сядь на место! Этьен, отойди от нее, она не развалится! Ани, прекрати метаться по комнате, как бешеная курица! У меня уже голова от тебя кружится! Мы пожилые люди, не забывай об этом!
На мгновение в офисе установилась мертвая тишина. Ани удивленно смотрела на Николя, Этьен на Ани, Жозе на Этьена. Николя пытался справиться с мышцами лица и с раздирающим его смехом, поэтому смотрел в окно. Наконец, Жозе не выдержал:
- Ну, блин, Нико, ты даешь! – он откинулся на спинку стула, сотрясаясь всем телом от смеха.
Этьен хохотал, прислонившись к стене, тыкал в Николя пальцем и безуспешно пытался что-то сказать. Ани заливалась звонким смехом, попутно пытаясь найти в сумке салфетки – промокнуть выступившие от смеха слезы.
В порыве всеобщего веселья никто не заметил, как в офис вошла Лали. Она стояла в дверях, уперев руки в бока, выражение полного недоумения на лице.
- Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит??? – хорошо поставленный голос диктора прервал гомерический хохот и вся компания одновременно обернулась на источник звука.
- Черт, Лали. – Жозе не ожидал увидеть ее здесь, и оттого не сдержался.
- Я тоже рада видеть тебя, Жозе. – Лали скорчила презрительную мину. – Николя? Так что здесь происходит?
- Да ничего, просто встретились старые друзья. Вы же, по-моему, не знакомы с Этьеном? – Николя сделал приглашающий жест, предлагая Лали войти. Хотя она, конечно, в этом предложении не нуждалась.
- Этьен? – Лали с любопытством рассматривала незнакомца, отмечая про себя, что он невероятно хорош собой. – Нет, не думаю, что мы знакомы. Я бы его запомнила.
Этьен смутился. Жозе хмыкнул – и куда подевалась вошедшая пять секунд назад в этот офис классная дама? Перед Этьеном стояла тихо мурлыкающая, грациозно потягивающаяся кошка.
- Ну, тогда это – Этьен. Мой старый друг, еще со времен университета. А это Лали.
- Старая подруга, и тоже со времен университета, – перебила его Лали и протянула Этьену руку. – Так ты – тот самый Этьен, который все бросил и уехал за своей любовью в Финляндию? Приятно познакомиться. Я стала для девочек заменой твоей подружке.
Николя вздохнул:
- Не обращай внимания, Этьен. Дипломатизмом наша Лали никогда не отличалась.
- Это правда. – Лали расправила юбку и аккуратно опустилась на стул. – Вот, например, сейчас мне так и неймется спросить, с каких пор Этьен вдруг снизошел до тебя, Николя, и вновь стал твоим «старым другом»? Если мне не изменяет память, он достаточно долго игнорировал твое существование, нет?
- Не сейчас, Лали. Я все объясню тебе позже.
- Да? Ну тогда, может быть, ты хотя бы познакомишь меня с этой милой юной особой, вокруг которой отирается Жозе?
- Не мели чушь, Лали, ничего я не отираюсь!
- Ой, да ладно, Жозе, здесь даже криминалистов приглашать не надо – вон по всей комнате следы твоих слюней.
Николя предусмотрительно встал между Лали и Жозе, давая понять, что бой окончен.
- Это Ани. Она...
- ...моя подруга – закончил Этьен, придя тем самым Николя на помощь.
Ани удивленно подняла брови, но решила благоразумно промолчать.
Лали задумчиво оглядела комнату и, пройдясь по лицам всех присутствующих, задержала взгляд на Николя.
- Я бы хотела знать правду, Нико. И Бенедикт, кстати, тоже... – Лали угрожающе зыркнула на Жозе. – Мы же не идиотки, вы давно уже что-то от нас скрываете.
Николя вздохнул. Он так и знал, что этот снежный ком уже не остановить.
- Хорошо. Жозе, позвони Бене. Давайте встретимся в ресторане «Сад Нотр-Дама», скажем, в семь вечера? Этьен, можешь связаться с Натали? Она часть этой истории, пусть тоже приходит...
******************

- Нам нужно поговорить, Кристиан.
Джоанна ужасно нервничала. И злилась. На себя, на него. На всю эту ситуацию.
Кристиан безошибочно уловил ее настроение. Сразу, интуитивно, в тот самый момент, когда она вышла из такси.
Им удалось незаметно проскользнуть через служебный вход и подняться в комнату Кристиана. Отсюда он позвонил на ресепшн и попросил передать сообщение для мисс Жирар. В сообщении говорилось, что с Джоанной все хорошо, она в порядке, и они увидятся утром.

Джоанна сидела на краешке его кровати, наблюдая за ним. Кристиан сел рядом. Немного замешкался сначала, но все-таки, обнял ее.
- Нет. – Она резко встала и отошла к окну. – Не надо, Кристиан.
Он молчал. Смотрел на нее и ждал.
- Послушай... То, что мы встретились – это случайность. Прошло очень много лет, Кристиан. Мы – другие люди. Чужие, понимаешь? Мне очень жаль, что так вышло... с письмами... Но дело не в этом, не в письмах... Я давно простила тебя, Кристиан. Десять лет назад.
- Тогда в чем дело, Джо?
- Я не могу, Кристан. Не смогу...верить тебе...
- Джоанна. Я знаю, что я сделал. Поверь мне, у меня было много времени подумать об этом. И до тех пор, пока я не встретил тебя, я думал, что все, что мне нужно – это твое прощение.
- Оно у тебя есть.
- Оно мне не нужно. – Кристиан встал и подошел к ней почти вплотную. – Мне нужна ты.
Она сделала шаг назад. По ее щекам текли слезы, руки дрожали, внутри все болело. Все ее тело рвалось к нему, но она знала, что поступает правильно.
- Ничего не получится, Кристиан. Ты чужой мне человек, я не знаю тебя. Совсем. Я поняла это, наблюдая, как ты давал автограф.
- Да, это часть моей жизни, но это не меняет меня. Почему ты вдруг изменила свое мнение, свое отношение ко мне? Двадцать минут назад все было так хорошо...
- Двадцать минут назад я была полной идиоткой! – она сорвалась на крик. – И ты позволил мне это! Я не могу, Кристиан! Изменился ты или нет – это не вжно! Я никогда не смогу верить тебе, потому что в этом ты никогда не изменишься! Я не верю тебе! Не верю ни единому твоему слову!
Ее била крупная дрожь, тело сотрясали рыдания. Она резала по живому, с корнем вырывая только что проклюнувшийся росточек собственного счастья. Она знала, что так надо. Знала, что она права.

Кристиан сделал несколько шагов назад. Бледный, с черными, наполненными безумной болью глазами, он какое-то время смотрел на нее, прощаясь. Медленно развернулся, подхватил так и не разобранную сумку. Взгляд зацепился за стопку писем, выглядывающих из открытого кармана. Тех самых писем.

- Ты права, Джоанна. Ты не должна верить мне. Никогда больше не верь мне.
Он достал письма и аккуратно положил их на кровать рядом с ней.
- Они твои. Пусть это будет моим прощальным подарком.

И через несколько секунд он исчез. Из номера. И, кажется, из ее жизни. Теперь уже насовсем.

**************

                                                                                                28.08.1997


Джоанна

Ты не отвечаешь мне – и правильно делаешь, наверное. Но я не перестану писать тебе, не перестану говорить тебе, как мне жаль... и как мне тебя не хватает...
Мне нужно только знать, что ты в порядке и все в твоей жизни хорошо. Мне нужно только знать. Я не расчитываю ни на что, но сама мысль о том, что я мог обидеть тебя, не дает мне дышать. Пожалуйста, дай мне знать, что у тебя все хорошо. Как-нибудь – дай знать. Пришли пустой лист бумаги. Позвони и брось трубку. Как-нибудь – дай знать...

Кристиан.

***
                                                                                               14.03.1994


Джо... Джоанна...Любимая...

Этот дьявол внутри меня снова нашептывает мне какой-то бред. Я не знаю людей, которые меня окружают, не узнаю их лица... У меня ничего не осталось, ни-че-го. У меня не осталось даже меня.

Но есть ты. Ты где-то есть, ты где-то смеешься. Громко. Запрокидывая назад голову. Твои глаза светятся, а волосы треплет ветер...
Я вижу тебя каждую ночь.
Пожалуйста, смейся. Пожалуйста.

Я не умею, не могу без тебя...

Я, наверное, никогда тебя не увижу. Но я помню тебя смеющейся.

Кристиан.

***

                                                                                                         20.07.2000


Я бы  тебя укрывал шерстянным одеялом,
Если бы руки твои целовала сухая зима.
Если ты спишь, я бы рядом с тобой молчал бы,
Если же нет — я бы рядом сходила с ума.

Я бы мешал тебе рисовать(ты бы злилась, конечно)
Я бы любил гулять с тобой после дождей.
Длились бы ночи так сладко, легко, безмятежно..
Я бы боялся потери таких ночей.

Я бы шептал на ухо тебе секреты,
Ты бы смеялась над тем, как я важно смотрю кино,
Ты бы ломала и прятала сигареты -
Я бы сердился и молча смотрел в окно.

Ты бы носила по дому красивые платья,
Ты бы учила меня по другому читать.
Всех языков на планете теперь не хватит,
Чтобы сумели друг другу мы все рассказать...

P.S. С Днем Рождения, Любимая.

Кристиан

KatherineRU

Сообщения : 129
Дата регистрации : 2012-01-12
Возраст : 36
Откуда : Москва

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор MarinaLind в Ср 28 Янв 2015, 14:16

Супер! А продолжение будет?

MarinaLind

Сообщения : 7
Дата регистрации : 2015-01-24
Возраст : 42
Откуда : Швеция

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Фанфики KatherineRU

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 2 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения